Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Софі Джордан — «Одна ночь с тобой»

Одна ночь с тобой
С. Джордан

Одна ночь с тобой

Код товару: 4092741
Мова: російська
Обкладинка: палітурка
Сторінок: 320
Формат: 135х205 мм
Видавництво: «Книжковий Клуб «Клуб Сімейного Дозвілля»
Рік видання: 2015
ISBN: 978-966-14-9832-6
Вага: 298 гр.
70line
55грн

Глава 1

Леди Гутри стояла у окна своей спальни, глядя на одинокий экипаж, с грохотом катившийся по темной пустынной улице. Словно огромное неуклюжее животное, он упрямо полз сквозь ночной туман неизвестно куда, но ей все равно отчаянно хотелось оказаться в его спасительной глубине, отгородившись от мира.

Ночной ветер прощальным жестом взмахнул занавесками на окне кареты. Джейн прижала ладонь к холодному стеклу, провожая взглядом экипаж, который свернул за угол и скрылся из виду. Глухой стук копыт растаял вдали, и у нее защемило сердце.

Она надавила сильнее, словно надеясь разбить стекло, вырваться наружу и убежать куда глаза глядят — лишь бы подальше от Десмонда, Хлорис и трех своих капризных племянниц, получавших нескрываемое удовольствие оттого, что они могли безнаказанно третировать ее. С губ Джейн сорвался робкий смех, разорвавший тишину. Безрассудные, несбыточные мечты. После года траура она  оставалась на прежнем месте — бесправная служанка благородного происхождения в доме, где некогда чувствовала себя полноправной хозяйкой.

У нее за спиной с негромким скрипом отворилась дверь. Джейн отпрянула от окна и резко обернулась, боясь, что накликала беду, заставив материализоваться своих мучителей, которые явились, чтобы разрушить ее планы на сегодняшнюю ночь и вновь вернуть ее туда, где ей самое место — в клетку. У нее на горле бешено пульсировала жилка, и рука Джейн непроизвольно взлетела к шее, словно стремясь сдержать предательское биение.

Но вместо ненавистных родственников в комнату вошла Анна. Ничем не примечательное лицо женщины средних лет расплылось в широкой улыбке. Джейн уронила руку и глубоко вздохнула, слушая, как стихает шум в ушах.

— Мистер Биллингз уехал в клуб, а миссис Биллингз удалилась в свои покои на ночь. — Анна помолчала, ее большая грудь бурно вздымалась от возбуждения. — Значит, можете идти и вы.

Джейн кивнула. Теперь, после ухода Десмонда, они более не находились под одной крышей, и от осознания этого сердце в груди у Джейн умеряло свой бешеный бег. Это означало, что она не столкнется с деверем в коридоре, не ощутит на себе его похотливый, вызывающий взгляд и угрозу, исходившую от него, стоило ему оказаться поблизости.

Более ничто ее не задерживало. Ничто не мешало Джейн провести вечер вне стен опостылевшего дома и полной грудью вдохнуть воздух свободы. Сегодняшняя ночь принадлежала ей, и только ей. В отличие от оставшейся жизни. У Джейн закололо под ложечкой, и она прижала руку к животу.

— Святые угодники! — выдохнула она. — Можно подумать, что я никогда не бывала на балах.

— Конечно бывали. Просто это было давно, — заметила Анна, и уголки ее губ уныло опустились.

Джейн повернулась к большому зеркалу в подвижной раме, чтобы в последний раз взглянуть на свое отражение. Бледно-голубое платье обычно покоилось в глубине ее шифоньера, надежно скрытое траурными нарядами.

Джейн уже давно перестала носить что-либо еще, кроме постылого черного крепа или параматты.

— Как приятно снова видеть вас нарядной! — Анна задумчиво потерла подбородок. — Но чего-то явно недостает.

В ответ Джейн вопросительно выгнула бровь. Анна откинула крышку небольшой лакированной шкатулки, стоявшей на туалетном столике. Там лежало всего несколько безделушек. Супруг Джейн никогда не был щедр на подарки. По крайней мере, для нее.

У Джейн имелась одна-единственная достойная упоминания драгоценность. И сейчас именно ее Анна извлекла из черного бархатного мешочка, и камни засверкали, словно подсвеченные изнутри.

— Вот, возьмите.

Джейн бережно провела кончиками пальцев по колье, улыбаясь при воспоминании о бабушке, от которой оно ей досталось, и лаская блестящие алмазы. Странно, но ей показалось, что они светятся гораздо ярче, чем сохранила ее память. Ярко-желтые бриллианты были теплыми на ощупь и действовали удивительно возбуждающе. Не подвластные времени грани соблазнительно посверкивали лучиками у нее на ладони, а золотая цепочка подмигивала на свету. В детстве Джейн верила, что любая женщина, надевшая бриллианты, превращается в красавицу.

— Очень хорошо. — Повернувшись кругом, она приподняла волосы, гладкие и шелковистые после того, как их вымыла и расчесала Анна.

Служанка уложила тяжелую копну так, чтобы она водопадом ниспадала на спину, и зафиксировала двумя агатовыми заколками. Обычно жесткие, как лошадиная грива, и стянутые в тугой узел на затылке, сейчас собственные волосы казались Джейн чужими.

— Ну вот, готово. — Анна отступила, чтобы полюбоваться на дело рук своих. — Теперь вы больше не похожи на огородное пугало.

Джейн рассматривала свое отражение в зеркале, поглаживая тяжелые бриллианты, облегающие шею. Вот кончики ее пальцев скользнули с колье к голубому рукаву платья, и она бережно пощупала атлас.

— По крайней мере на одну ночь.

— Вы снова будете одеваться в нарядные платья, — уверенно заявила Анна, и ее глаза гневно сверкнули из-под густых седых бровей.

Джейн заставила себя кивнуть. Но тут перед ее внутренним взором промелькнуло зловеще ухмыляющееся лицо Десмонда, и у нее душа ушла в пятки. Если ее деверю удастся добиться своего, она больше никогда не будет наряжаться, никогда не вернется в высшее общество.

Тяжкий вздох вырвался из ее груди. После смерти Маркуса прошел уже год четыре месяца и десять дней, но Десмонд все с тем же упорством ограждал Джейн от высшего света, заставляя ходить на цыпочках вокруг его капризных, избалованных дочерей и обжигая ее тем, что она привыкла называть взглядом.

Этот взгляд напоминал Джейн о горилле, которую она однажды видела в зверинце. Огромная тварь раскачивалась за решеткой клетки, в ее глазах были голод и непредсказуемость. Ей явно хотелось вырваться на волю и разорвать Джейн на куски.

В мрачные воспоминания ворвался голос Анны.

— Идемте. Ваши подруги уже заждались, а впереди у вас — целая ночь отдыха и танцев.

Танцы. Джейн спросила себя, не разучилась ли она танцевать. При жизни Маркуса она редко доставляла себе такое удовольствие, проводя бóльшую часть времени у стены бального зала в обществе овдовевших старух, вынужденных довольствоваться обществом друг друга, и матрон, предпочитавших компанию себе подобных мужьям, присутствие которых им приходилось терпеть дома.

Отогнав безрадостное напоминание о том, что вдовий статус не слишком изменил ее положение в обществе, Джейн направилась к двери, намереваясь, пусть даже таким пустяком, нарушить планы своих невыносимых родственников. И доказать, хотя бы самой себе, что она не пленница чьей-то злой воли и имеет право распоряжаться собственной жизнью.

— Постарайтесь хорошенько отдохнуть и повеселиться. Забудьте об этих маленьких чудовищах, обитающих в соседних комнатах. — Анна поправила накидку Джейн и ласково обняла хозяйку за плечи. — Вы заслужили капельку счастья.

Счастье. Джейн покатала это слово на языке, словно пробуя его на вкус. Она уже давно перестала надеяться на что-либо столь эфемерное и неуловимое, как счастье. Сегодня вечером она готова была довольствоваться свободой. В доме царила мертвая тишина, когда Джейн вслед за Анной спускалась по лестнице для слуг. Ноги леди Гутри быстро переступали по скрипучим ступенькам.

— Я оставлю дверь незапертой. Вот, не забудьте надеть. — Анна сунула ей в руки черное домино, когда они подошли к задней двери.

Повинуясь внезапному порыву, Джейн обняла свою старую няню.

— Спасибо тебе, — прошептала леди Гутри, спрашивая себя, как бы она выжила в этих стенах, не имея ни одного друга.

Анна не давала ей сойти с ума в те ужасные дни, когда рухнул ее брак. В то время Джейн было всего девятнадцать лет, и лондонский свет, а также роль леди Гутри были для нее в новинку. Она оказалась совершенно не подготовлена к той жизни, с которой познакомил ее муж. Мир великолепного, блистательного лицемерия валил с ног любого, кто не умел или отказывался играть по общим правилам. Маркус стал первым, кто преподал ей этот урок.

Анна ласково потрепала Джейн за подбородок, заставляя отвлечься от тягостных мыслей.

— Не хмурьте брови. Я ожидаю рассказа о том, как вы веселились и танцевали со всеми джентльменами, какие только были в зале.

Прежде чем Джейн успела ответить, что флирт — последнее, о чем она мечтает (особенно если учесть то, что она попросту не знает, как нужно флиртовать), и что сегодня вечером она совершенно свободна, Анна вытолкнула госпожу наружу, в ночную прохладу.

Чувствуя себя птенцом, выпавшим из гнезда, Джейн растерянно заморгала, всматриваясь в густой туман, и неуверенно застыла на заднем крыльце, глядя вниз, на истертые каменные ступеньки, и размышляя, а не вернуться ли ей назад, в безопасность и уют своей спальни.

Где ты и останешься прозябать до конца дней своих.

Но эта горькая мысль промелькнула и исчезла, когда женщина поспешила к расположенному по соседству массивному каменному особняку. Не желая, чтобы ее увидели в столь поздний час, Джейн надвинула капюшон пониже, плотнее закуталась в накидку, пряча лицо от мягкого света уличных газовых фонарей, и взбежала по каменным ступеням дома своей подруги.

Передняя дверь распахнулась едва ли не прежде, чем Джейн подняла руку, чтобы постучать. На пороге стояла герцогиня Шиллингтон, озаряемая светом канделябров, льющимся из огромного фойе.

— Я боялась, что ты передумаешь, — произнесла Люси.

За спиной герцогини переминался с ноги на ногу ее дворецкий, явно раздосадованный и уязвленный тем, что хозяйка узурпировала его прямые обязанности. А еще чуть дальше стояла герцогиня Дерринг, опираясь на мраморную балюстраду и улыбаясь своей загадочной улыбкой.

Расправив плечи, Джейн солгала:

— Я и не думала ни о чем подобном.

Люси кивком пригласила ее войти, на ходу сняв с Джейн накидку. Дворецкий предпочел исчезнуть, вне всякого сомнения, догадавшись, что здесь происходит нечто такое, чему ему вовсе необязательно быть свидетелем.

Прижав палец к нижней губе, хозяйка дома с воинственным видом рассматривала платье Джейн, и в серо-голубых глазах Люси вспыхивали искорки. Обернувшись к герцогине Дерринг, она с тяжеловесным сарказмом поинтересовалась:

— Что скажешь, Астрид?

Астрид в ответ пожала узкими плечиками.

— Она похожа на матрону, которая собирается выйти в свет.

— Ты читаешь мои мысли. — Люси в упор взглянула на Джейн. — Ты не можешь пойти с нами в таком виде.

— Но ты лишь сказала, чтобы я не надевала черное, — раздраженно ответила Джейн.

— Там, куда мы отправимся сегодня, ты должна выглядеть… — Люси наморщила носик, — соответственно.

Соответственно. У Джейн зародилось подозрение, что ее подруга хотела употребить другое слово. Подхватив юбку своего бледно-голубого платья, она спросила:

— Почему ты считаешь мой наряд неподходящим?

— Он не… — Люси оборвала себя на полуслове, вздохнула и с мольбой посмотрела на Астрид.

Та устремила взгляд темных глаз на Джейн.

— Ты недостаточно risqué.

— И что же, по-вашему, я должна была надеть? — спросила Джейн, тряхнув головой. — Впрочем, это не имеет значения. Я не могу рисковать. Бриони очень чутко спит. Я удивлена, что не разбудила ее, когда проходила мимо ее спальни.

— Сильный удар дубинкой по голове — и со сном не будет никаких проблем, — не моргнув глазом предложила Астрид, лицо которой оставалось столь же невозмутимым, как и прежде.

Люси метнула в нее предостерегающий взгляд и уперла руки в бока. При этом ее накидка, подбитая мехом горностая, распахнулась, и Джейн ахнула при виде ярко-алого декольтированного платья, откровенно облегавшего изгибы и выпуклости фигуры.

Потеряв дар речи, она ткнула пальцем в наряд Люси, после чего взглянула на Астрид. В ответ та, пожав плечами, распахнула собственную накидку, под которой обнаружилось столь же откровенное полупрозрачное платье абрикосового цвета.

— Насколько я понимаю, шеф-повар хозяйки готовит превосходный паштет из лангуста, — вот и все объяснение, до которого снизошла Астрид.

Угощение. Как обычно, Астрид интересовалась исключительно едой.

— Не волнуйся, — сказала Люси, стараясь успокоить Джейн. — У меня есть именно то, что тебе нужно.

Джейн переводила взгляд с одной женщины, облаченной в вызывающий наряд, на другую, чувствуя, как ее охватывают дурные предчувствия.

— Что же это за бал-маскарад, хотела бы я знать?

Люси и Астрид обменялись взглядами, и ее тревога лишь усилилась.

— Кто хозяйка вечера? — Джейн уставилась на подруг, требуя, чтобы кто-нибудь из них ей ответил.

Неудивительно, что первой заговорила Астрид. Она была начисто лишена способности увиливать от ответа или кривить душой.

— Мадам Флер, — сообщила Астрид.

— Мадам Флер? — Это имя было хорошо знакомо Джейн. Вся Британия знала эту куртизанку. — Но почему мы должны идти к ней на бал? Он же непременно будет… — Она умолкла, не в силах подобрать подходящее слово.

Скандальным. Возмутительным. Греховным. Но мысль об этом почему-то подействовала на нее возбуждающе. «Благоразумная Джейн никогда не пошла бы на этот бал», — прошептал в ее голове коварный тоненький голосок.

— Насколько мне известно, другого маскарада сегодня вечером не будет, — пояснила Люси, — только у мадам Флер. Кроме того, меня всегда занимали эти ее легендарные костюмированные балы. Это будет нечто новенькое.

— Да, Бертрам был у нее частым гостем, — добавила Астрид, презрительно скривив губы. — Почему бы не взглянуть, где он проматывал мое приданое?

Джейн не сомневалась, что благоверный ее подруги, так же как и ее собственный муж, был постоянным клиентом мадам Флер. То обстоятельство, что мужья были им неверны — причем оставались отпетыми донжуанами как до, так и после принесения брачных обетов — сблизило женщин.

— А что, если нас узнают? Последнее, что мне нужно, — это еще один скандал, связанный с моим именем.

— Причиной скандала была вовсе не ты, — пробормотала Астрид.

— Но тем не менее позор обрушился именно на мою голову.

Взмахнув домино из алого атласа, Люси заговорила настойчиво и убедительно:

— Нас никто не узнает. Мы будем тремя женщинами в масках среди множества остальных. — Схватив Джейн за руку, она потянула ее вверх по ступенькам, застеленным ковром. — Когда неделю назад мы обсуждали это приключение, ты была готова принять в нем участие...