Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Максвелл Кеті - Скандальный брак

Глава 1

Друзья Девона от души посмеялись, узнав, что он пригласил на танец девушку, не ведая того, что она сестра Карлтона. Они уверяли Девона в том, что он был единственным человеком на
всем белом свете, который не слышал сплетен, распространившихся по всему Лондону после первого появления этой девицы в высшем обществе. Высший свет с невероятным презрением относился к семейству Карлтонов. А они, невзирая на всеобщее пренебрежение, имели наглость представить свою дочь ко двору и даже надеялись подыскать для нее выгодную партию. Да, эта девушка действительно была необыкновенно красива, но всему же есть предел! Многие хозяйки светских балов поклялись, что поставят эту выскочку на место. После этого небольшого происшествия в танцевальном зале снова заговорили о гибели родителей Девона (эта трагедия
произошла более двадцати лет назад), и по иронии судьбы мисс Карлтон стала сенсацией этого вечера, а вместе с ней прославилась и леди Траджилл, которая была хозяйкой бала.
Ни с того ни с сего мисс Карлтон и Девона стали приглашать на все великосветские балы. Амбициозные хозяйки почувствовали запах скандала. Они понимали: одного упоминания о том,
что эта парочка может снова встретиться, было вполне достаточно для того, чтобы их мероприятие имело успех и на следующий день о нем писали все газеты города. Конечно же, Девон не поехал больше ни на один бал. Ему было совершенно безразлично, последовала ли мисс Карлтон его примеру или нет, однако он постарался сделать так, чтобы их пути больше никогда не пересекались. Его друзья и приятели — все эти шалопаи, повесы и отъявленные проказники — в один голос пели хвалу прекрасной юной даме, которая, едва появившись, произвела настоящий
фурор, став предметом для сплетен и пересудов во всем Лондоне. Они безжалостно подшучивали над Девоном, сравнивая его семью и семейство Карлтонов со знаменитыми Монтекки
и Капулетти. Девон делал вид, что его это ничуть не задевает. Однако это было далеко не так. Вся эта суета крайне раздражала его.

Масла в огонь подлила еще и коротенькая записка, которую он получил от своего деда.
Брустер рассказал мне о том, что на балу у леди Траджилл ты стал всеобщим посмешищем из-за этой девчонки Карлтон. Меня это совершенно не удивило, хотя и рассердило не на шутку. Мужчины из рода Маршаллов никогда не подавали и не должны подавать поводов для сплетен и пересудов. Керкби

Последнее письмо он получил от деда два месяца тому назад. И вот появился еще один повод вызвать его гнев. Девон скомкал записку и бросил ее в корзину для мусора. К несчастью, ровно через неделю в клубе «Парсонс Нот», известном тем, что там во время карточных игр делались самые высокие ставки, Девон неожиданно столкнулся с Джулианом Карлтоном. Он сделал вид, что не замечает Джулиана. Ему удавалось сохранять спокойствие до тех пор, пока он случайно
не услышал, как над Карлтоном начали так же жестоко подсмеиваться, как и над ним самим. Карлтон к этому времени был уже изрядно пьян, однако это не помешало ему произнести
пламенную речь и осыпать проклятиями все семейство Маршалов и «особенно этого ублюдка Хаксхолда». Это привело Девона в бешенство. Его и раньше часто оскорбляли. Однако на этот раз его оскорбил сын Ричарда Карлтона. И терпение Девона лопнуло. Его родители сейчас были бы живы, если бы Ричард Карлтон не опустился до подлого мошенничества во время той гонки.
Некоторые говорили, что колесо отлетело совершенно случайно и никто в этом не виноват. Ричард всегда защищал себя, утверждая, что невиновен, однако дед Девона ему не верил.
Он говорил, что его сын всегда тщательно готовил свой экипаж к гонкам. Кто-то намеренно вынул чеку из ступицы колеса. Его дед был уверен в том, что единственным человеком,
которому очень хотелось выиграть гонку, был именно Ричард.

Дед Девона очень тяжело переживал гибель своего единственного сына. Его страдания были просто безмерными. Дед даже обратился к властям, потребовав наказать виновного, однако у него не было никаких доказательств, и с Карлтона сняли все обвинения. Карлтон отказался забрать выигрыш, который по праву предназначался ему как победителю гонки,
но для лорда Керкби это было слабым утешением. И вот теперь его сын осмелился назвать Девона ублюдком. Это не на шутку разозлило Девона. Особенно его оскорбило
то, что Джулиан громко, перекрикивая даже стук игральных костей, заявил, что его сестра «скорее переспит с собакой, чем будет танцевать с Маршаллом». Это слышали все, кто в этот момент находился в комнате. Мак-Дермотт, Лейчестер и Раскин молча подошли к Девону,
ожидая, что он призовет своего врага к ответу. Девон сохранял молчание. Он не любил действовать сгоряча и никогда не придавал особого значения жалобным воплям Джулиана. Вот и на этот раз он тоже решил не отступать от своих правил. Он, конечно, мог бы вызвать Джулиана на дуэль и всадить ему пулю в лоб, избавив таким образом мир от его непомерного
хвастовства. Всем было хорошо известно, что Девон — искусный стрелок и прекрасный фехтовальщик. В основном за эти его качества дед и любил Девона. Однако наибольшее удовольствие деду доставит сознание того, что справедливость в конце концов восторжествовала.
Вместо того чтобы сделать то, что полагается делать в таких случаях, то, чего ждали от него друзья, Девон отнесся к словам Джулиана как к вызову и принял его. Значит, он уверен в том, что его сестра скорее переспит с собакой, чем будет танцевать с Маршаллом? Девон прекрасно
понимал, что это не так. Ли Карлтон проявила к нему определенный интерес. Он сразу же почувствовал, что понравился ей.

Девон всем докажет это, соблазнив Ли. Он уехал из клуба, радуясь, что придумал такой прекрасный план. Пусть Карлтон остается в неведении, думая, что одержал над Девоном небольшую победу. На самом же деле игра только начинается…
И лишь намного позже Девон смог признаться себе в том, что придумал этот хитроумный план не из мести, а потому что, вопреки сложившимся обстоятельствам, вопреки своим чувствам
и, наконец, здравому смыслу, он втайне надеялся снова встретиться с ней. Несмотря на мнение света, Девон никогда не считал себя повесой и распутником. Такие мужчины, как правило, подлые и развратные. Они закоренелые грешники, лишенные каких бы то ни было моральных принципов. Девон был совершенно другим человеком. По крайней мере,
так ему казалось. Он считал, что его единственным грехом было то, что он обожал женщин. Но ведь это не такой уж и страшный грех,  не так ли? Ему нравились абсолютно все женщины — старые, молодые, средних лет, пухленькие и румяные, стройные и грациозные, беспечно-веселые хохотушки и обладающие спокойным, уравновешенным характером. Его друзья всегда обращали внимание только на лицо женщины, на ее грудь и… на то, что находится у нее между ног. Для Девона все это, конечно, тоже имело немаловажное значение, но его привлекал еще и тонкий
ум женщины, ее нежная, отзывчивая душа и особенное женское чувство юмора.

Он обожал всю эту таинственность, окружающую женский пол: их невероятную природную интуицию, их мягкую и податливую силу, их капризы, причуды, ясный ум. И конечно же, присущее им великодушие. Их тела и умы — вот тот алтарь, перед которым он всегда преклонял колени.

И женщины, в свою очередь, платили ему тем же. Они обожали его. Его постель никогда не пустовала. И все же у него было одно правило — не заводить несколько любовниц одновременно.
Делал он это для того, чтобы упорядочить свою половую жизнь и предохранить себя от болезней. Впрочем, существовала еще одна причина. Девон был уверен в том, что мужчина не может полностью отдаваться нескольким женщинам одновременно. Каждый раз, когда Девон был с любовницей, все его внимание было обращено только на нее и все его помыслы
были заняты только ею. Женщины высоко ценили Девона за это качество. Все бывшие
любовницы становились его подругами. Самыми близкими и надежными подругами.
За всю свою жизнь он ни разу никого не полюбил. Он просто не знал, что это такое. Любовь — чувство, которое воспевают поэты и мечтатели. Девон же был реалистом до мозга костей.
С некоторыми из любовниц у него была не только физическая, но еще и интеллектуальная близость. Некоторые из них согрели его сердце, став его преданными друзьями. Но ни одна из
них не затронула его душу. К своему огромному удивлению, он вдруг понял, что ни
одну из них он не соблазнял и не очаровывал. Женщины сами приходили к нему. По своей доброй воле. Он и не подозревал, что существует нечто, чего не знает и не умеет такой всесторонне образованный человек, как он. не знал, пока не задумался над тем, что ожидает Ли Карлтон. Как можно соблазнить дебютантку? Такую чистую и непорочную… Сокровище, находящееся под надежной охраной.


У Девона имелся обширный круг знакомств среди всякого сброда вроде мелких жуликов, матросов и прочих уголовных элементов. Такие люди, наверное, имеют опыт в подобных
делах. Однако он не решился расспрашивать их об этом. Девон не хотел, чтобы кто-нибудь догадался о его намерениях или начал допытываться, зачем ему это нужно. Он и сам толком
не понимал, чего ради он решился на такое дело. Ему, конечно же, нужно быть очень осторожным. Он не может встречаться с ней на балах и светских раутах, которые она
регулярно посещает. Он ведь, в конце концов, джентльмен. Если в обществе заметят, что он пытается соблазнить ее, то ему, как честному человеку, придется жениться на ней. Однако
мужчина из семейства Маршаллов никогда не женится на женщине из рода Карлтонов. Это просто невозможно.

Эта проблема решилась сама собой, когда однажды утром, приблизительно в половине одиннадцатого, он возвращался домой. Всю ночь он играл в карты, и ему чертовски везло. Он выиграл солидную сумму денег. Стоял прохладный и солнечный мартовский день — один из редких дней, являющихся предвестниками наступающей весны. Перед тем как завалиться спать, Девон решил пройтись пешком, чтобы выветрились пары бренди. Было воскресенье, день отдыха. Улицы города, такие многолюдные и шумные в обычные дни недели, тоже отдыхали от
будничной суеты. Повернув за угол, Девон чуть не столкнулся с Ли Карлтон. Ее сопровождала горничная ростом не меньше шести футов. Он едва успел отступить назад, подумав, что силой своего воображения заставил мисс Карлтон материализоваться из воздуха. Она была вся в желтом, начиная с изящной соломенной шляпки и заканчивая платьем. Девушка напоминала цветок нарцисса. Однако еще ни один весенний цветок не производил на него такого сильного впечатления. Девон просто онемел от восторга. Мисс Карлтон, в отличие от него, оставалась спокойной и невозмутимой. Выпрямив спину, она презрительно сморщила свой прелестный носик.

— Пойдем, Меи, — сказала она горничной и обошла Девона, подобрав свои юбки. Она боялась, что они заденут его ногу.

— Благородной леди просто невозможно пройти по улице. Все время ей на пути попадаются эти молодые щеголи, — проворчала Меи. — Они такие важные и надменные! Никогда не уступят дорогу. Всегда нам приходится их обходить!

— О да, они такие, — согласилась с ней мисс Карлтон. — И совершенно непонятно, почему они такого высокого мнения о себе, — добавила она и, презрительно фыркнув, посмотрела
на Девона. Его усталость как рукой сняло. Он только что подвергся насмешкам со стороны члена семейства Карлтонов. Ему открыто бросили вызов. Что же, он его примет. В нем проснулся инстинкт охотника, и он пошел за этими женщинами.
Они свернули за угол. Девон не спеша дошел до поворота и остановился, поняв наконец, куда они направляются. Мисс Карлтон и ее горничная шли в церковь, намереваясь присоединиться к благородным дамам и джентльменам в воскресных костюмах и платьях и поздороваться со священником, стоявшим возле входа в церковь. Увидев мисс Карлтон, молодой розовощекий священник радостно поприветствовал ее, так, словно они были старыми друзьями. Она протянула этому парню руку, и он, как показалось Девону, держал ее в своих руках несколько дольше, чем
того требует обычная вежливость. После этого обе женщины зашли в церковь. Девон стоял в нерешительности. Несколько прихожан прошли мимо него, кивнув в знак приветствия. Он улыбнулся, притворяясь, что посещение воскресной службы является для него делом обычным. Последний раз он был в церкви еще тогда, когда учился в школе, поскольку всех учеников заставляли посещать службу. Церковные стены, наверное, рухнут, если он сейчас войдет внутрь.

У него просто нет другого выхода, ведь только здесь он сможет встречаться с мисс Карлтон. Внимательно осмотрев всех, кто входил в церковь, Девон не нашел среди них никого из
своих знакомых. Он поднялся по лестнице. Священник посмотрел на Девона, а потом поприветствовал его, назвав по имени. Девон был удивлен до глубины души.
— Кого я вижу! Хаксхолд! Вот это сюрприз! — воскликнул священник. Девон недоуменно посмотрел на этого долговязого парня в очках.
— Оставьте меня в покое, сэр, — неуверенно произнес он.
— Мы вместе учились в школе, — сказал священник, радостно улыбнувшись. — Я — Джефф Родфорт. В школе меня называли Родди. Ты, наверное, не помнишь меня. Мы с тобой были в разных компаниях. Боже милосердный! Я и представить себе не мог, что Хаксхолд придет ко мне в церковь.

Девон так и не смог вспомнить Родди. Он даже не смог вспомнить, в какой именно школе они с ним учились. Дело в том, что его часто исключали, и за свою бурную юность ему пришлось сменить довольно много школ. Некоторые прихожане, услышав радостные восклицания Родди,
начали перешептываться между собой, повторяя имя Девона. Вскоре он почувствовал на себе их пристальные взгляды. Девон понимал, что теперь он не сможет просто повернуться и уйти. Путь к отступлению уже отрезан.

— Рад, что нам снова довелось с тобой встретиться, Родди. Я с удовольствием послушаю твою проповедь. Когда Девон вошел в прохладный полумрак церкви, Родди окликнул его.
— О-о, нет. Службу буду отправлять не я, а его преподобие Хайгейт.

Кивнув ему в ответ, Девон начал высматривать свою жертву. Пройдя по каменному полу через галерею, он вошел в святилище. Здесь пахло ладаном и свечным воском. На скамьях с белыми спинками и перилами из орехового дерева сидели прихожане. Однако сегодня в церкви было довольно мало народу.

Пробежавшись взглядом по головам, точнее, по затылкам прихожан, он вдруг осознал, что сзади все шляпки выглядят абсолютно одинаково. И тут он увидел ее. Точнее, это она его
увидела. Бросив беглый взгляд через плечо, она застыла от изумления, не поверив своим глазам.
Девон улыбнулся ей, наслаждаясь ее замешательством. Ее удивление сменилось самым настоящим гневом, и она нарочито медленно повернулась к нему спиной.

«Интересно, что же будет дальше?» — думал Девон, идя по проходу между рядами к скамье, находившейся прямо за той скамьей, на которой сидела она. Он не знал, почувствовала она
его присутствие или нет. Она ничем себя не выдала… И все-таки он был уверен, что она ощущает каждое его движение. Просто кожей чувствует. Особенно сейчас, когда, оттеснив назад какого-
то толстяка, стоявшего в проходе, он сел прямо за ней. Ему даже показалось, что у нее на затылке зашевелились завитки волос, выбившиеся из-под шляпы.

Ее горничная, усердно бормотавшая молитвы, не обратила на него никакого внимания. Вскоре эта женщина закрыла свой молитвенник и стала ждать начала службы. Как это ни странно,
но мисс Карлтон ничего ей не сказала. Буквально через минуту его преподобие Хайгейт начал свою проповедь. Однако мысли Девона были заняты совершенно другим, поэтому он не расслышал ни единого слова. Ли. Девон мысленно повторял ее имя, наблюдая за тем, как она склоняет голову, произнося молитвы. Он, как зачарованный, смотрел на изящный изгиб ее спины и грациозную головку. Ему хотелось прижаться губами к ее шее в том месте, где пульсирует
тонкая жилка, чтобы почувствовать биение ее сердца. Хотелось провести языком по ее коже, чтобы ощутить ее вкус.

Она выпрямила спину и слегка повернула голову. Он увидел, что ее щеки заливает яркий румянец. Возможно, она понимает, о чем он сейчас думает. Он пристально посмотрел на нее. Девон по опыту знал, что когда он так смотрит на женщин, то у них начинают дрожать
колени. «Я хочу тебя», — говорил этот его взгляд. В ответ на его мысленный призыв она зашевелилась, беспокойно передернув плечами. Потом Ли опустилась на колени, встав на специальную подушечку, лежавшую у ее ног. Склонив голову, она начала молиться, и он понял, что таким способом она отгородилась от него. Так прошел час. Потом еще один. Даже если бы прошла целая вечность, Девон бы этого все равно не заметил. Находясь рядом с ней, он забыл о времени.

Девон чувствовал ее душой и телом. Он слушал ее нежный голос, смотрел на завитки волос, любовался нежной кожей. От нее пахло розовой водой (как обычно пахнут все дебютантки)
и пудрой. Еще от нее исходил какой-то невероятно свежий, присущий только ей одной аромат.
Он бы и не заметил, что служба уже закончилась, если бы прихожане не начали суетиться, покидая свои места. Мисс Карлтон грациозно встала со скамьи и направилась к выходу.
Ее горничная бежала за ней, стараясь не отставать. Девон быстро поднялся и последовал за ней. И пусть она бросала на него гневные взгляды, ему хотелось еще раз поговорить с ней. К несчастью, путь ему преградил тучный сосед, который решил поговорить с другим джентльменом, стоявшим в проходе между скамьями. Извинившись, Девон начал протискиваться
между ними. Когда ему наконец удалось выбраться, мисс Карлтон уже бесследно исчезла.
Черт побери, он потерял ее! От досады он готов был локти себе кусать. И тут, к его несказанному удивлению, она снова вошла в церковь, одна, без своей горничной. Остановившись, она посмотрела туда, где во время службы сидел Девон. Однако его там уже не было. Осмотревшись по сторонам, она заметила его и направилась прямо к нему. Девон стоял как вкопанный, ожидая, что же будет дальше. Подойдя к нему почти вплотную, она остановилась. Ее черные глаза горели праведным гневом.

— Я знаю, что вам нужно, лорд Хаксхолд. Я знаю, что вы намеренно преследуете меня. Уверяю вас, вам не на что надеяться. Ничего, кроме презрения, вы от меня не получите, —
сказала она. Повернувшись к нему спиной, она направилась к выходу. Девон смотрел ей вслед, восхищаясь ее смелостью и еще тем, как грациозно покачиваются при ходьбе ее бедра. Засунув руки в карманы брюк, он улыбнулся. Глупенькая девочка. Она не понимает, что ее сопротивление только подливает масла в огонь, делая охоту еще более увлекательной. И легкой походкой он покинул храм Божий. Ли понимала, что лорд Хаксхолд смотрел ей вслед, когда она выходила из церкви, наблюдая за тем, как при ходьбе колышутся ее юбки. Она просто чувствовала на себе его взгляд. Во время службы он тоже все время смотрел на нее. Сначала Ли решила, что нужно рассказать родственникам о его дерзком поведении. Джулиан вызовет на дуэль и проучит
этого нахала.
Однако по дороге домой она передумала. Ли рассудила, что не стоит волновать вспыльчивого и несдержанного брата. Она вспомнила, что мать советовала ей не говорить ничего лишнего
в присутствии Джулиана и отца. Итак, Ли сохранит этот неприятный эпизод в тайне. У ее
родителей и так хватает причин для беспокойства. Ее горничная была вполне надежным человеком. Она будет молчать как рыба. Меи появилась в их семье после рождения Ли, то есть
вскоре после того «несчастного случая», который принес столько горя семье Карлтонов.
Кроме того, Ли знала, что она запросто может поставить на место любого шалопая и повесу, подобного Хаксхолду. Ли уже предвкушала, как при следующей встрече даст достойный отпор
этому наглецу. Она ни секунды не сомневалась в том, что вскоре снова встретится с ним еще раз.

Глава 2


— Девственница! — воскликнула баронесса Шарлотта де Северин-Фортье, весело рассмеявшись. Ее смех напоминал мелодичный перезвон серебристого колокольчика.
— Тише, прошу тебя! — забеспокоился Девон. — Шарлотта, нас могут услышать слуги, — сказал он, нахмурившись. — Кроме того, в этом нет ничего удивительного. Однако по выражению ее лица он понял, что ошибается. Она смотрела на него своими живыми, сверкающими от возбуждения глазами. И хотя ее голову уже давно посеребрила седина,
Шарлотта принадлежала к тому типу женщин, чей возраст определить невозможно. Высокая и эффектная, она была француженкой до мозга костей. Среди ее многочисленных любовников
были европейские монархи, турецкие военачальники, казаки, герцоги и Девон. Его с Шарлоттой связывала не пылкая страсть, а скорее дружеские отношения — приятные и ни к чему
не обязывающие. За многие годы их дружбы они не раз помогали друг другу, поддерживая в трудную минуту. Девон всегда высоко ценил ее мудрые советы, хотя сегодня впервые обсуждал с ней дело, касающееся другой женщины. Дело в том, что Шарлотта была единственным человеком, которому он всецело доверял. Девон знал, что она будет держать язык за зубами.
Она села, откинувшись на шелковые подушки, на которых до того лежала, словно грациозная кошка. Ее шитый золотом восточный халат слегка поблескивал при свете свечей. Она курила кальян. Вынув изо рта мундштук, она посмотрела на Девона.

— Кто эта юная дама, cher? 1 — спросила она с легким французским акцентом. Девон решил, что нет смысла скрывать ее имя. Все равно рано или поздно Шарлотта узнает его.
— Мисс Ли Карлтон.
— Карлтон? — переспросила она. Похоже, эта фамилия была ей незнакома. Шарлотта еще раз повторила ее и наконец догадалась, о ком идет речь. — Это те самые Карлтоны, которые,
как я слышала, являются давними врагами твоей семьи?
— Нет. Точнее, да, те самые, — признался он. Хотя Девон не раз напоминал себе о том, что затеял всю эту авантюру из-за дерзкого хвастовства Джулиана Карлтона, однако он также прекрасно понимал, что ему просто хочется как можно чаще видеть эту девушку. И это его желание никак не связано с ее братом.
— Наши семьи уже целую вечность враждуют. Карлтоны считают, что мы отобрали у них поместье и титул, который они считали своим по праву. Мои же родственники имеют на этот
счет совершенно противоположное мнение. Никто уже не помнит, с чего начался этот спор.
— О да, — согласилась она и задумчиво добавила: — Но ведь была еще та злополучная гонка, во время которой погибли твои родители. Это произошло не так уж и давно. Кажется, в этой гонке Ричард Карлтон был соперником твоего отца? Девон пожал плечами. Ему не стоит притворяться перед Шарлоттой. Она женщина очень умная и проницательная.
— Да, — ответил он.
— Ты хочешь им отомстить, mon ami?
Так ли это? Девон с минуту молчал, обдумывая ответ на ее вопрос.
— Нет, — наконец ответил он.
— В таком случае объяснись, пожалуйста. Девон решил сдаться. У него не было другого выхода.
— Как-то раз я увидел ее на балу и с тех пор все время думаю о ней.
— Ты, cher?
Ее вопрос не на шутку разозлил его.
— Что тебя так удивило? Неужели меня считают столь безнадежно испорченным? Она ободряюще улыбнулась ему.
— Нет. Однако все это очень печально.
— Но почему? Протянув руку, она погладила его по голове, убрав со лба непослушную прядь волос, а потом сказала:
— Потому что такие мужчины, как ты, обычно влюбляются только один раз в жизни. Девон поднялся с подушек. Это неправда. Шарлотта просто сболтнула какую-то чушь.
— Я не влюблен в нее. Это просто невозможно. Она ведь из семейства Карлтонов. С этой девушкой у меня не может быть никаких отношений.
— Она понравилась тебе.
— Я много раз увлекался женщинами.
— Так же сильно, как сейчас? — не унималась она. Нет, раньше все было по-другому. Эти слова едва не сорвались с его губ. Он вовремя спохватился.
— Это совсем не то, что ты думаешь, — ответил он.
— Я в этом не уверена, — серьезно сказала она, однако в ее глазах горели задорные галльские огоньки. Больше она ни о чем не расспрашивала Девона. Поднявшись с подушек, Шарлотта
подошла к столику с винами. Наполнив два бокала, она протянула один Девону. — Плохо то, что ты хочешь приударить за этой девушкой, но не желаешь появляться на балах и прочих светских приемах, где ты будешь находиться в центре всеобщего внимания. Какая же Шарлотта все-таки умная женщина! Она сразу поняла, в каком затруднительном положении он оказался.
— Ее брат уже устроил мне сцену, после которой возникло много всяческих сплетен. Кроме того… — сказал Девон и, не сдержавшись, улыбнулся, — она ненавидит меня. Шарлотта удивленно вскинула брови.
— Она с таким же успехом могла бы помахать красной тряпкой перед быком.
— Должен признать, что это меня заводит еще больше. Как бы там ни было, но я должен сохранить все это в тайне от моих родственников. Моя тетка Венеция не упустит возможности,
чтобы лишний раз очернить меня в глазах деда.
— Она все еще хочет, чтобы тебя лишили наследства? Девон недовольно скривился.
— Она спит и видит, чтобы это случилось как можно скорее. Тогда ее сын Рекс унаследует титул и деньги, но… этого никогда не будет. Дед не лишит наследства законного наследника,
как бы плохо он ко мне ни относился. Шарлотта медленно попивала вино, размышляя над тем, как ему помочь.
— Что нужно этой мисс Карлтон? Может быть, если мы предложим ей то, что она хочет получить, то она сама к нам придет?
— Карлтонов интересуют только деньги. Они по уши в долгах.
— У тебя очень много денег, — ответила Шарлотта. Дело в том, что всего несколько человек (в их число входила и Шарлотта) знали о том, что Девон, — который кое-как завязывал
свой галстук, носил простые и немодные пиджаки и ботинки со стоптанными каблуками, — обладал талантом безошибочно определять, в какие предприятия стоит вкладывать деньги. Его
инвестиции всегда приносили немалую прибыль. Шарлотта как-то раз последовала его совету и заработала приличное состояние. Девон вспомнил, каким праведным гневом горели глаза Ли,
когда она налетела на него в церкви.
— Она никогда не придет ко мне ради денег. Даже если я предложу ей выйти за меня замуж, что само по себе невозможно.
— Значит, твой титул ее тоже не привлекает.
Он усмехнулся.
— Хотя Карлтоны обвиняют мою семью в том, что мы много лет тому назад украли у них этот титул, я уверен, что Ли не станет охотиться за ним. Она слишком горда для этого.
— Тогда ее нужно убедить в том, что ей хочется заполучить именно тебя.
— Это плохо? — спросил он, усмехнувшись.
— Я думаю, что ты у нас очень ценный приз, однако юная и непорочная девушка, к сожалению, еще слишком неопытна для того, чтобы оценить твои самые лучшие качества. Подумай,
cher, чего еще хотят эти люди. Девон улегся на подушки, поставив бокал с вином себе на
ногу, и задумался. Он вспомнил о том, как любит хвастаться Джулиан, и еще о том, как ему нравится находиться в центре всеобщего внимания. Потом он вспомнил Ли. Девон снова
увидел, как она склоняет голову, произнося молитву, как, выпрямив спину, сидит на церковной скамье… и то, как на балу она стоит в стороне от остальных дебютанток.
— Эти люди хотят добиться всеобщего уважения, — медленно произнес он. — Они считают, что достойны вращаться в самых высших кругах общества.
— Они действительно этого достойны? Девон недовольно скривился.
— Нет, конечно. После того несчастного случая во время гонок, несмотря на то что все эти события произошли двадцать лет тому назад, почти никто Карлтонов не принимает. Если бы
дело дошло до суда, то Ричарда Карлтона, скорее всего, оправдалибы за недостатком улик. Однако мой дед уверен в том, что именно Ричард подстроил этот несчастный случай.
— В таком случае, если мисс Карлтон получит приглашение на какое-нибудь весьма престижное суаре, — а пошлет ей это приглашение не кто иной, как наш дорогой друг леди Дорчестер, — то она обязательно примет его.
— Конечно, примет! — радостно воскликнул Девон. — Леди Мэри прекрасная кандидатура, — сказал он, упомянув про звище леди Дорчестер, которое та очень любила. — Она натура романтичная. Я думаю, что она не откажет мне в помощи. Мать Ли обязательно клюнет на такую приманку.
— Приманку? — спросила баронесса, удивленно вскинув брови. — Cher, эта девушка чиста и непорочна. Я не хочу, чтобы она пострадала.
— Я никогда не смогу обидеть женщину, — раздраженно ответил Девон. Как Шарлотта вообще могла подумать, что он способен на подобную низость!
— О-о, любой мужчина может обидеть женщину… Часто у мужчин это получается как-то само собой, помимо их воли, — мягко сказала Шарлотта, и ее черные глаза стали печальными. Она грациозно села рядом с ним на подушки. — Если бы я не была уверена в том, что здесь замешаны дела сердечные, пусть ты и делаешь вид, что это не так, то не стала бы тебе помогать. Разбитое сердце болит сильнее, чем любая рана.

— Ну, до этого дело не дойдет, — ответил он и, чтобы развеять все ее сомнения, поднял свой бокал и осушил его до дна. Его голова была уже полна разнообразных планов и идей, поэтому он не обратил внимания на ее предостережения. Кроме того, женщин постоянно что-то беспокоит. — Я думаю, что мы должны устроить маскарад. Это именно то, что нам нужно, — ответил он. — И мы должны пригласить только самых именитых и знатных особ.
— О, Девон! — произнесла Шарлотта, печально вздохнув. — Понимаешь ли ты, что делаешь? Действительно ли ты это понимаешь? Он засмеялся. Шарлотте не стоит так за него волноваться.
Он всего лишь собирается снова встретиться с мисс Карлтон. Леди Мэри с радостью согласилась помочь несчастным влюбленным, страдающим из-за семейной вражды. Воспользовавшись
просьбой Девона, она с жаром принялась за дело. Ей хотелось организовать такой великолепный маскарад, чтобы к ней съехались все самые важные и титулованные особы.

Книжки цього автора
Електронні книги цього автора
Електронна книга Свидание у алтаря. Детальна інформація, ціни, характеристики, опис
Один лишь взгляд прекрасных глаз Сары мог пленить любого мужчину. О ней мечтали, ее страстно желали, перед ней падали на колени. Однажды красота Сары едва не стала причиной трагедии   Читати далі »
75line
60 грн
До кошика