Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Крістоф Хардебуш - «Ритуал тьмы»

Предисловие

Казалось бы, о созданиях Тьмы сказано уже все. После «Дракулы» Брема Стокера, «Интервью с вампиром» Энн Райс и «Сумерек» Стефани Майер читатель знает все тайны этих вымышленных существ. Но хороший автор умеет взглянуть на популярную тему под другим углом, обогатить всем известную легенду своим видением.
Именно к таким авторам и относится Кристоф Хардебуш.
Отечественные читатели уже знакомы с его творчеством — трилогия о приключениях троллей пришлась по вкусу поклонникам фэнтези. В этой книге Кристоф Хардебуш обращается не к традициям Толкиена, а к наследию Брема Стокера.
В итоге на страницах романа вас ждет жгучая смесь приключений, фантастики и любви. «Ритуал тьмы» очень напоминает качественную приключенческую литературу ХIХ века. Это сходство проявляется не только в обилии неожиданных событий и битв, выпавших на долю героев, но и прежде всего в их характерах. Юный аристократ Никколо Вивиани — главный герой книги — благороден и отважен, понятия чести и долга у него в крови. Впрочем, с кровью предков ему передались не только темные волосы и светло-серые глаза, но и родовая тайна. О ней Никколо узнaет в тот миг, когда жизнь его будет висеть на волоске…
Но не только вымышленные герои описаны в этой книге. Автор смело вводит в действие самого… лорда Байрона, утверждая, что известный поэт был оборотнем! Рискованно? Да! И при этом вполне реально в рамках художественного шедевра Кристофа Хардебуша. Фантазия дает автору право на многие вольности, главное, что они выглядят логичными и естественными, органичными. Устоять перед обаянием еще одного персонажа, Людовико, графа Карнштайна, совершенно невозможно. И не только потому, что он — вампир. Кроме немыслимой физической мощи создания Тьмы он наделен сердцем, которое умеет любить. Ну и, разумеется, там, где есть силы Тьмы, должны появиться и защитники Света. Сводя на страницах книги столь разных героев, Кристоф Хардебуш не спешит развешивать на них ярлыки «положительных» и «отрицательных». Каждый читатель вправе сам решить, каким силам служат герои. Ведь порой во имя добра творятся кровавые преступления, а те, кто несет в себе Тьму, совершают подвиги.
И наконец, какой же роман без очаровательной героини?!
Валентина — девушка, достойная того, чтобы лучшие мужчины добивались ее благосклонности. Ее красота и внутренний свет притягивают и Людовико, и Никколо. Но только она сама ведает, кому отдать свое сердце.
Кажется, что от своих героев Кристоф Хардебуш научился магии. Ведь как иначе объяснить то, что в его книгу так легко вживаешься, так сопереживаешь ее героям? Персонажи книги не шаблонные, они меняются от страницы к странице, от поступка к поступку. И это подкупает.
Итак, вы готовы попасть под магическое очарование вампира? Не боитесь услышать вой оборотня лунной ночью? Сможете заглянуть в глаза безумного охотника за созданиями Тьмы? Если ваш ответ «да», значит, путешествие в мир «Ритуала тьмы» будет захватывающим и незабываемым!

***

На этот раз Никколо кое-что заметил. К берегу мощными рывками двигалось что-то темное. На мгновение юноше вспомнились истории об ужасных созданиях, поднимающихся из морских глубин, полурыбах-полулюдях, заманивающих в такие туманные дни невинных путников в свое мрачное логово, где жертв ожидала верная погибель. Но на самом деле это был пловец, целеустремленно направлявшийся к той части набережной, где стоял Вивиани.
Итальянец удивленно огляделся, но не обнаружил ничего примечательного. Непонятно, почему незнакомец плывет именно сюда, ведь тут не было ни его одежды, ни скамейки с полотенцем. Незнакомца никто не ждал. Никколо замер на месте и начал наблюдать за происходящим. Мужчина совершал широкие равномерные гребки, видимо, он был отличным пловцом. После затяжных дождей вода в озере наверняка была холодной, но мужчину это нисколько не смущало. Добравшись до мелководья, он сделал еще пару гребков и, поднявшись на ноги, побежал к берегу. Капли стекали по его телу — кроме белых штанов, на нем ничего не было. Темные волосы мокрыми прядями ниспадали на высокий лоб. Взгляд его огромных глаз на мгновение остановился на Никколо.
Отжав волосы, незнакомец отбросил их со лба. Он был среднего роста, очень стройный, с прямой осанкой, длинными ногами и красивой шеей.
Пловец вновь оглянулся, словно ожидая, что в любой момент кто-то выйдет из тумана. Но этого не произошло, и он обратился к Никколо.
— Простите, это Коппе? — Он говорил с акцентом.
По-прежнему ошарашенный происходящим, итальянец кивнул и смог лишь слабо выдавить:
— Да.
Незнакомец покачал головой. Его густые волосы уже начали курчавиться, и Никколо заметил залысины на его высоком лбу. Видимо, этот джентльмен был лишь на пару лет старше Вивиани. Он задумчиво приложил два пальца к губам. В этом тумане, наполовину обнаженный и только что покинувший воды озера, он напоминал героя древних преданий.
— Ну где же он? — произнес он на английском, обращаясь скорее к самому себе, чем к Никколо.
Повинуясь порыву, Вивиани снял пальто.
— Может быть, я могу вам помочь? Погода холодная, и вы можете замерзнуть.
Юноша мысленно поблагодарил старого мистера Друри за скучные, но, очевидно, небезуспешные уроки английского.
Хотя Никколо уже два года не практиковался на английском, слова сами собой слетели с его губ.
— Благодарю, — по-английски ответил незнакомец и направился к Вивиани.
При этом Никколо заметил, что он слегка прихрамывал на правую ногу. Вероятно, последствия старого ранения. Кроме того, юноша отметил, что они приблизительно одинакового роста и одинаково сложены.
Перехватив взгляд Никколо, англичанин прищурился, и юноша смущенно отвернулся. Ему не хотелось показаться невежливым.
Улыбнувшись, незнакомец благодарно закутался в пальто.
— Боюсь, в последнее время я приобретаю плохую привычку пользоваться чужой верхней одеждой, — сказал он.
Никколо не понял, что он имеет в виду.
— Вы не предприняли никаких мер для того, чтобы найти свою одежду?
— Я послал своего слугу из Эрманса, чтобы он привез мне вещи, но, видимо, мы с ним разминулись. Да, ему ехать было дальше… Но я дал ему фору.
— Вы что, переплыли озеро? — Никколо опешил.
Лукаво улыбнувшись, незнакомец подмигнул ему. Вблизи было видно, что англичанин все-таки замерз: все его тело покрылось «гусиной кожей», а руки дрожали.
— Да, но это подвигом не назовешь. Несколько лет назад я переплыл Дарданеллы из Сестоса в Абидос. Тогда я чувствовал себя настоящим Леандром в поисках Геро. А сегодня я сам себе кажусь мокрым пуделем… Да еще и замерзшим к тому же!
В глазах незнакомца заплясали веселые искорки, и это было настолько заразительно, что Никколо, несмотря на странную ситуацию, не смог сдержать смеха. Его собеседник был полон очарования. Туман и холодный воздух уже не имели никакого значения, и хотя Никколо мерз без пальто, он думал только о том, что ему кажется, будто он знаком с этим юношей уже давным-давно, и сейчас они просто остановились поболтать во время прогулки у озера.
— А у вас тоже была свеча, которая указывала бы вам путь? — светским тоном осведомился он.
— Как я вижу, мне повстречался весьма умный и образованный человек, — кивнул англичанин. — Восхитительно!
Нет, мне пришлось искать дорогу без подручных средств. Но ведь мы — не чета героям древности, не так ли?
Послышался конский топот, молодые люди обернулись.
В тумане проступили очертания двух лошадей. Всадник на одной из них замахал рукой и воскликнул:
— Милорд!
— Ага, вот и наш героический Флетчер. Пришел вырвать своего господина из лап холода, — подмигнул незнакомец. — Нужно будет увековечить его подвиг в стихах.
Всадник либо не услышал его слов, либо сделал вид, что ничего не заметил. Спешившись, он начал многословно извиняться, подавая хозяину одежду. Тот продолжал шутить, но его насмешки были настолько милы и необидны, что Николо вновь не смог сдержать улыбку. Уже через пару минут англичанин полностью оделся и вскочил на коня. Напоследок он махнул юному итальянцу рукой:
— Спасибо за помощь. При такой чертовой погоде ваш поступок был достоин деяния святого Мартина.
Никколо тоже поднял руку на прощанье и уже хотел было сказать: мол, не стоит преувеличивать его помощь, когда заметил, что его пальто все еще у незнакомца.
— Мое пальто! — пораженно воскликнул Вивиани.
— Вам придется забрать его лично. По-моему, отличная причина наведаться на виллу Диодати и воспользоваться моим гостеприимством. Я хочу отблагодарить вас за великодушие. — С этими словами англичанин пришпорил коня и умчался в туман.
— Но я даже не знаю, как вас зовут! — крикнул вслед Никколо.
— Байрон, мой юный друг, — всадник рассмеялся. — Лорд Байрон. Я ваш должник.
Туман поглотил и его, и слугу, и Никколо остался один.

14

Сешерон, 1816 год

— Возникли кое-какие сложности.
Жиану это не удивило. Во время операций редко когда все проходило без сучка без задоринки. Не поднимая глаз от письма, которым она сейчас занималась, женщина махнула рукой, приказывая брату Иордану продолжать.
— Мы нашли укрытие чудовища. Пока что оно нас не заметило. Стоит ли говорить, но все соблюдали меры предосторожности, как ты и приказывала, сестра.
Подняв голову, Жиана опустила руку с пером.
— И все же?
— И все же кажется, что мы столкнулись с чем-то бoльшим, чем полагали раньше. Мы видели, как чудовище пришло. Оно сосредоточило свое внимание на одном доме, вернее, на одной вилле в Коппе.
— Коппе?
— Небольшая деревушка в девяти милях к северу отсюда,
в кантоне Ваадт.
До сих пор Жиана не интересовалась здешней географией. Эта часть мира была населена отщепенцами, кальвинистами и даже худшими еретиками, и женщина очень надеялась, что ей не придется задерживаться здесь надолго.
Она была благодарна кардиналу делла Дженга за то, что он разместил их здесь в доме, когда-то принадлежавшем католическому священнику. Этот дом находился под Женевой, а не в самом городе, и потому их пребывание не вызывало лишних вопросов.
Жиана полагала, что вскоре уедет отсюда, но после разговора с братом Иорданом стало понятно, что надеждам не суждено оправдаться.
— Чтобы получить больше информации, мы проверили жильцов дома, и…
— Каким образом?
— Я подкупил пару слуг, чтобы узнать об этой семье побольше. А двое братьев следили за ними.
— Весьма разумно, — похвалила Жиана.
Таких существ нельзя было брать нахрапом, ведь они были настоящими мастерами, когда речь шла о том, чтобы скрыться, исчезнуть, замести следы. Прежде чем нанести удар, церкви нужно было все приготовить, исключив все возможности неблагоприятного исхода операции. Нужно было соблюдать крайнюю осторожность, чтобы никто, кто мог бы помешать их планам, не знал о присутствии ордена.
Поднявшись, Жиана заперла стол. Длинное одеяние сковывало движения. Обычно женщина предпочитала что-то более практичное, но здесь в целях маскировки приходилось ходить в одежде монахини, чтобы жить в этом доме с другими монахами, не привлекая внимания.
Она и так соблюдала Consilia Evangelica1 — безбрачие, бедность и послушание, а потому притворяться обычной монахиней ей было несложно. И все же любой удивился бы, заметив, что братья находятся у нее в подчинении. Как бы то ни было, монахи тщательно следили за тем, чтобы к этому дому не приближались посторонние.
Перехватив свои курчавые волосы, Жиана ловким движением стянула их в узел на затылке. В присутствии других людей она носила платок, как и положено, но в своей комнате не соблюдала это требование.
— И ваше расследование привело к возникновению осложнений?
— Да, сестра. Это чудовище здесь не одно. Есть и другие.
С губ Жианы чуть не сорвалось ругательство, но она вовремя сдержалась. Пытаясь сохранять самообладание, она стала слушать дальше.
— Брат Джузеппе следил за жителями одной виллы с другой стороны озера, в Колони. Он говорит, что видел ночью какието тени и слышал волчий вой.
На этот раз Жиане не удалось совладать с собой.
— Проклятье!
Иордан тактично не обратил внимания на ее поступок, и женщина забормотала покаянную молитву: «Confiteor Deo omnipotenti quia peccavi nimis cogitatione, verbo, opere et omissione».
— Так значит, сомнений нет? — без особой надежды спросила она.
Ей бы не стали ни о чем докладывать, не проверив досконально.
— Брат Джузеппе провел серьезный допрос. При этом возникли проблемы, но он заверил меня, что устранил свидетеля.
Все указывает на то, что здесь присутствует не одно создание Сатаны.
— Это усложняет нашу задачу. Есть какая-то связь между ними?
— Нам об этом пока ничего не известно.
— Не следует упускать из виду то, что эта связь вполне возможна. Насколько я знаю, эти две разновидности демонов не питают особой любви друг к другу, тем не менее, присутствие оборотней может нарушить наши планы, не говоря уже о других проблемах.
Жиана принялась расхаживать по тесной комнате туда-сюда, лихорадочно обдумывая ситуацию.
— Отправь сообщение в Рим Его Высокопреосвященству. Нам нужны будут еще братья, хорошо обученные и твердые в вере, никаких новичков. Пока подкрепление не прибудет, вышли нескольких братьев в эту Коло…
— Колони.
— И собери информацию о новой опасности. Но действуй осторожно, брат. Очень осторожно. Один неверный шаг — и тот, за кем мы охотимся в первую очередь, почувствует наше присутствие и вновь скроется во Тьме.
Иордан кивнул.
— Нам не следует рассматривать эту ситуацию как трудности на нашем пути, брат, — улыбнулась Жиана. — Это указующий перст Божий. Господь дает нам возможность стереть с лица земли двух чудовищ. Это испытание нашей веры и нашей воли. Испытание может быть тяжким, но мы встретим опасность без страха в сердце своем и будем действовать во славу Господа нашего и святой матери-церкви.
Брат вышел из комнаты, а Жиана продолжила беспокойно метаться по комнате. Неудивительно, что отродья Тьмы наслаждаются безнаказанностью, орудуя в этих местах, ведь именно здесь святая церковь ослабела из-за отступников и еретиков. Да, настали трудные времена, ведь люди начали забывать о Слове Божьем и провозвестниках его на земле. Это и вправду было испытание, и Жиана была готова принять его, была готова уничтожить все, что затмевало славу Господню в этом мире.
«Laudate Dominum de caelis, laudate eum in excelsis».