Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Кэтрин Скоулс — «Львица»

Глава 2

… — Чем могу помочь? Вы заблудились? — Мужчина свободно говорил по-английски, правда, с легким африканским акцентом.
— Нет, я не заблудилась. Мне нужно поговорить с кем-то, кто отвечает за работу станции.
— Нас тут только двое — я и мой помощник. Я — ветеринар и глава исследовательского проекта. Меня зовут Дэниэл Олдеани. — Он переложил ягненка в левую руку, а правую протянул ладонью вверх для рукопожатия.
Эмма пожала его руку. Возникло чувство некоторой неловкости, как будто каждый из них по-своему интерпретировал этот жест.
— Я — доктор Линдберг. Эмма Линдберг. Я отправила письмо, в котором сообщила, что хочу посетить станцию.
Дэниэл, казалось, был удивлен, услышав это.
— Я ничего не получал. Скорее всего, оно не дошло. Такое случается.

Он окинул взглядом Эмму, как будто ища зацепки, которые могли бы сказать ему, кто она такая. По всей вероятности, он думал о том, что для доктора она
слишком молодо выглядит. Гости, приезжавшие в институт, всегда принимали ее за студентку. Затем мужчина улыбнулся, блеснув белыми зубами, которые выделялись на фоне темной кожи.
— Вы приехали к нам работать? Я тоже отправлял письма — множество писем — с просьбами прислать нам кого-нибудь в помощь.
— К сожалению, нет. — Эмма покачала головой. — Я приехала по личному делу. Здесь, на этой станции, когда-то работала моя мать — еще в начале 80-х. Она занималась полевыми исследованиями от Североамериканского эпидемиологического центра. — Эмма обернулась в сторону комнат, мимо которых она прошла. — Мне просто хотелось посмотреть, где она работала. Дэниэл помолчал несколько секунд, а затем мягко ответил:

— Я сочувствую вашему горю, которое привело вас сюда.
— Вы ее знали? — удивилась Эмма.
— Я тогда был еще совсем ребенком и поэтому ничего не помню. Но люди здесь ее не забыли. Получается, что вы — дочь Сьюзан Линдберг, — сказал Дэниэл и опустил голову. — И вы приехали сюда, чтобы почтить ее память. Добро пожаловать.

От избытка чувств Эмма не могла произнести ни слова. Из всех людей, кому она рассказывала о предстоящем путешествии, Дэниэл Олдеани был первым,
кто сразу понял, зачем она сюда приехала. Для нее эта поездка была не просто попыткой удовлетворить любопытство или предлогом посетить Африку. Для нее это путешествие было прежде всего тем, что называют паломничеством.
— Вы к нам надолго? — спросил Дэниэл. — Здесь нет гостевой комнаты, но мы что-нибудь придумаем.
— Не беспокойтесь, — поторопилась ответить Эмма.
— Я совсем не собиралась здесь оставаться. Я приехала с водителем из компании, которая устраивает сафари. Он должен отвезти меня туда, где начинается экскурсия к кратеру Нгоронгоро. К вечеру я планирую быть уже там.
— Вы, я вижу, очень спешите! — с улыбкой сказал Дэниэл и жестом пригласил ее пройти за ним. — Давайте я вам покажу станцию…

Глава 3

… Сосредоточившись, она начала вспоминать все, что знала о посмертных симптомах. Эмма ощупала шею мертвой женщины. Цвет кожи резко потемнел и сделался темно-фиолетовым, почти черным: классический признак гематомы. Эмма вытащила пару одноразовых перчаток, которые хранились в аптечке в ее зеленой сумке. Она надела перчатки — латекс плотно обхватил ее запястья. Одним пальцем она надавила на потемневший участок кожи и, подержав немного, отпустила его, но цвет кожи остался прежним. Это значит, что кровь под давлением не движется. Тело было холодным, однако никакого запаха не ощущалось.

Взяв голову женщины в ладони, Эмма попыталась пошевелить ею. Голова двигалась свободно, будто женщина просто крепко спала.
— Могу предположить, что смерть наступила дватри дня назад, — сказала Эмма, не глядя на своего спутника.

Дэниэл ничего не ответил. Эмма подняла голову и увидела, что он стоит на четвереньках, внимательно осматривая землю.
— С ней был ребенок.

Его взгляд был полон тревоги. Эмма посмотрела на него, и до нее дошел весь ужас этих слов.

— Взгляните! — Он указал на участок серого песка, на котором отчетливо виднелся отпечаток маленькой ножки. След был настолько четким, что Эмма даже разглядела более глубокий отпечаток на месте подъема стопы, который получился, скорее всего, в тот момент, когда девочка оттолкнулась и пошла вперед.

Дэниэл указал на еще один след неподалеку. Он открыл было рот, чтобы что-то произнести, но так и не решился.

— Что там? Что вы увидели? — настойчиво спросила Эмма.
— Здесь был лев. Теперь понятно, почему верблюды так перепугались.
— Лев!
— Ничего удивительного. Пустыня — это место обитания львов, а не людей.
Эмма пристально посмотрела на Дэниэла и спросила:
— Лев мог бы убить ребенка?
— Такое случается редко. — Он нахмурился. — Но этот лев был ранен, а раненое животное может быть очень опасно.

Дэниэл указал на единственный четкий отпечаток на небольшой полоске песка. Он выглядел как след обычного домашнего кота, с тем единственным отличием, что был размером с ладонь. Вглядевшись внимательнее, Эмма заметила, что форма следа была не совсем правильной.

— Здесь видно, что одна из подушечек повреждена. Для дикого животного это серьезная рана, потому что она долго не заживает. Как и наша верблюдица, этот лев нуждается в помощи. — Он на мгновение задумался, изучая след на земле. — Возможно, здесь были и другие животные, помельче, — но следы слишком нечеткие. Проглотив комок в горле, Эмма спросила:
— И… где же ребенок?

Она окинула взглядом открытые просторы пустыни: повсюду был только песок и мелкая галька с редкими вкраплениями в виде груд камней и грубых валунов. Ей представилось, что где-то посреди этого безжизненного ландшафта лежит забытое всеми тельце маленькой девочки или, быть может, просто лужица крови на земле и клочок одежды. Повернувшись к Дэниэлу, она прочитала на его лице те же самые опасения.
— Что будем делать?
Дэниэл прищурил глаза, пытаясь разглядеть что-то вдалеке. Затем он сложил руки рупором и закричал:
— Э-эй! Здесь есть кто-нибудь?
Его крик эхом разнесся по окрестности. После нескольких мгновений напряженного ожидания стало понятно, что ответа не будет. Повернувшись к Эмме, Дэниэл сказал:
— Вы идите в эту сторону, а я пойду в противоположном направлении. Не уходите далеко от этого места. Будьте осторожны и внимательно смотрите под ноги…