Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Филипп Ванденберг - «Свиток фараона»

«В поисках следов»

 ... На этом данная история достигла своей «точки невозвращения». И если раньше у меня были лишь догадки и нелепые фантазии, то теперь предположение переросло в уверенность и я вынужден был признать: за таинственной надписью «УБИЙЦА № 73» скрывается некая тайна.

 Я вернулся в Лондон. На Флит-стрит посетил «Дейли Экспресс», у которой имелся, как я знал, отличный архив.

Развернул подшивку газет за июль 1974 года. Мне казалось, что в статьях об аукционах, которые всегда пользовались в Лондоне большой популярностью, я смогу найти какую-нибудь подсказку. Но я ничего не обнаружил, во всяком случае, какой-то стоящей статьи о событиях 13 июля 1974 года не нашлось. Тогда я отправился в другую лондонскую газету, и там мне на помощь пришел случай. «Зе Сан» много лет назад напечатала большую заметку о моей книге. Я отыскал редакцию и тоже попросил подшивку газет за июль 1974 года. И тут я нашел нечто интересное.

 12 июля 1974 года «Зе Сан» под заголовком «Труп сидел в аукционном зале» сообщала следующее (я позволю себе процитировать сообщение): «На аукционе египетских скульптур в аукционном доме “Кристи” в районе Сент-

Джеймс вчера случилось трагическое происшествие. Коллекционера с аукционным номером 135 во время торгов постигла смерть от сердечного приступа. Инцидент остался незамеченным. В конце аукциона, в 21.00 служащие дома “Кристи” обнаружили в предпоследнем ряду тело мужчины. Они подумали, что он спит, сидя на стуле. Когда их попытки разбудить человека оказались безуспешными, вызвали доктора. Он и констатировал смерть от сердечного приступа. Имя участника аукциона под номером 135 — Омар Мусса, он торговец антиквариатом из Дюссельдорфа».

 Меня в тот момент волновал только один вопрос: умер Мусса естественной смертью или нет. Существовал ведь этот неприметный листок с надписью «убийца». Было ли случайностью, что листок оказался как раз в той статуэтке, что продавалась на аукционе, во время которого умер человек?

 Запрос в институт «Гермес» в Мюнхене, где тем временем проводили анализ листка, дал следующие результаты: бумага была произведена в начале 70-х годов ХХ века, с высокой степенью вероятности, что не в Европе.

 Неужели у убийцы — если такой действительно существовал — был аукционный номер 73? Чтобы найти ответ на этот вопрос, я отправился в аукционный дом «Кристи», где с удивлением узнал, что мисс Клейтон поспешно уволилась с работы, чтобы якобы уладить семейные проблемы. Это меня не остановило, и я разыскал заместителя директора — Кристофера Тимблби.

 Мистер Кристофер Тимблби принял меня в тесном затененном кабинете и, казалось, не очень обрадовался моему предположению, что в его достопочтенном заведении, появившемся еще в 1766 году, произошло убийство. Прежде всего он спросил: какой мотив был у убийцы? Но на это я не мог ничего ответить. Тимблби наотрез отказался называть имя участника аукциона № 73. Собственно, другого я и не ожидал. Однако я заверил его, что это не удержит меня от дальнейших поисков и что он должен считаться с тем, что результаты моего расследования будут преданы огласке, пусть даже вся эта история лопнет подобно мыльному пузырю. Мой собеседник задумался.

 Наконец Тимблби согласился. Принимая во внимание всю необычность ситуации, он обещал помочь в проведении моего расследования. Но он выдвинул одно условие: я должен все время держать его в курсе событий и избегать утечки информации, пока преступление не подтвердится или по меньшей мере не будет считаться более вероятным.

 Я умолчал о моем знакомстве с мисс Клейтон. Когда мы вместе с Тимблби спустились в архив точно так же, как когда я был здесь в первый раз, мне было тяжело, потому что мой спутник то и дело останавливался, брал папки с документами, которые я уже просматривал, и усердно рылся в них. Тимблби извинился, что необходимого сотрудника сейчас нет на месте, и после нервных поисков все-таки пришел к тому месту, где находилась нужная мне

папка. Каково же было мое удивление, когда вместо папки мы обнаружили… пустоту. Я был совершенно обескуражен. Документы, которые я несколько дней назад видел собственными глазами, исчезли...

***

Глава 10

 ...В ту ночь они позабыли о сне. Миллекан и мечтать не мог о том, что его гробница вдруг станет такой важной.

Раньше об этом никто и не думал. Д’Ормессон не спал: завидовал успеху коллеги, но все же хотел, чтобы эти поиски прекратились как можно быстрее. Туссен не сомкнул глаз, потому что все время видел перед собой торчавшую изпод камня руку Курсье.

 Вместо сна французы решили сверить все пометки на плане Мариетта с собственными, более современными картами. Эта работа оказалась очень утомительной. Нужно было вспомнить, найден ли объект недавно или о нем слышали уже во времена Мариетта. Когда они провели работу, стало совершенно понятно, что рисунки представляют собой детальный план Саккары.

 В принципе, такой план не предполагал ничего таинственного. По крайней мере, в нем не было ничего, что Курсье пришлось по какой-либо причине скрывать от остальных ученых. После нанесения всех объектов на карту для французов остался загадкой лишь круг с крестом. Место, отмеченное этим знаком, находилось значительно западнее пирамиды Джосера, возле него не было цифры.

 Вероятно, там еще никогда не проводились раскопки. Поэтому Миллекан задался вопросом: мог ли Мариетт напасть на след Имхотепа, но при этом скрыть данный факт. На это Д’Ормессон лишь раскатисто расхохотался. Мариетт небрежно относился к документированию своих исследований и, если уж на то пошло, охотнее использовал бы взрывчатку, чем старые манускрипты, чтобы сделать какое-то открытие. Что касается информации о поисках Имхотепа, то в любом случае он вряд ли стал бы ее утаивать.

 Оба ученых опять чуть не повздорили, но Эмиль Туссен успел прервать их, заметив, что за последние недели у них было очень мало зацепок. Теперь им стоит попытать счастья с таинственной картой Мариетта. В археологических исследованиях нет ничего невозможного. Туссен подчеркнул, что ни в коем случае не хочет становиться на сторону Миллекана, хотя и не считает его идею проверить возраст и подлинность листка в «Deuxieme Bureau» совершенно абсурдной.

 На следующее утро вход в гробницу Нефера временно закрыли решеткой. Это событие не привлекло к себе внимания, потому что и другие гробницы в этой местности закрывали подобным образом. Миллекан отправил консулу Закс-Вилату в Александрию телеграмму следующего содержания: «Фараон + срочно необходимо присутствие + Миллекан».

 Доктор Пауль Закс-Вилат лично прибыл в Саккару на кабриолете «Лорен-Дитрих», но последние два километра предпочел проехать на арендованном осле: с одной стороны, он решил пощадить подвеску автомобиля, с другой — не привлекать всеобщего внимания. Это решение было вполне оправдано, потому что широкие поля вокруг Саккары в те дни напоминали муравейник, кишащий туристами со всего мира. Их сюда привлекали путевые отчеты в журналах и экскурсионные туры.

 Автобусы на высоких колесах, покачиваясь, ездили по пустынным песчаным дорогам. Они останавливались в какой-то сотне метров от пирамиды Джосера, и хорошо подготовленные экскурсоводы на всех языках рассказывали об усыпальнице, построенной мудрым Имхотепом.

 В доме французских археологов состоялось совещание, в ходе которого было принято решение о дальнейших раскопках. Эмиль Туссен тем временем взял себя в руки, вновь став решительным и непреклонным. Он настаивал на том, чтобы оставить труп Курсье на месте и считать его пропавшим без вести. Все остальное, по его мнению, могло привести к нежелательным осложнениям.

 Оба профессора выразили по этому поводу решительный протест, да и консул Закс-Вилат не был в восторге от такого плана: официальное заявление о пропаже переполошило бы чиновников. Разумеется, пресса заинтересуется, при каких обстоятельствах произошел несчастный случай.

 Все это угрожало секретности их задания. Наконец все согласились с предложением консула откопать тело Курсье во время тайной операции, потом перевезти на автомобиле скорой помощи французской миссии в Александрию и там уже сделать официальное заявление о смерти. Ну а потом отправить тело и свидетельство о смерти ближайшим кораблем в Марсель.

 Всю акцию, включая «эксгумацию» тела из склепа и погрузку его на корабль, нужно было детально спланировать и провести в течение восемнадцати часов.

 Туссен взялся за выполнение этого плана. Ближайший корабль под названием «Фратернит» причаливал вечером через два дня, поэтому откопать останки Курсье нужно было следующей ночью...

Книги этого автора
Электронные книги этого автора
Электронная книга Тайна предсказания. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Хранить эту загадку завещал ему отец. Она изменила всю его жизнь. Отец Леберехта умер, когда сыну было всего 14. Дома на скамье мальчик нашел вырезанную надпись «Сыну моему Л. – третий ящик»   Читать далее »
60 грн
Добавить в корзину
Электронная книга Зеркальщик. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Зеркальщик сделал открытие. Принесет ли оно удачу самому мастеру и его дочери? В «награду» за свое великое изобретение он 40 лет томился в глухом подземелье. И только перед смертью обнаружил в стене отверстие, через которое рассказал соседу свою историю...   Читать далее »
60 грн
Добавить в корзину