Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Шахразада - «Страсть принцессы Будур»

Страсть принцессы  Будур

И Маймуна потянулась к своему возлюбленному. Ее нежные ладони легли на плечи Дахнаша, скользнули вниз, к талии. Он встал на ноги, поднял любимую и с наслаждением принял желанную ласку, что уже давно будила волшебный огонь в его жадных чреслах.

Ушло время разговора. Пришло время безмолвной, но всеобъемлющей страсти. Ифрит застонал и медленно склонился к ней. Маймуна ждала поцелуя. Ее веки опустились, чтобы ничто не нарушило полноты ощущений.
— Не говори ничего, — шепнула она. В ее голосе жил огонь желания. — Эта ночь создана для страсти.
Маймуна всегда хотела его поцелуев, его ласк. Она мечтала, что придет время, и ее любимый останется с ней навсегда и захочет назвать ее не только возлюбленной, но и спутницей на трудном и таком долгом жизненном пути.
Его губы терзали ее уста, а руки безумствовали в длинных, черных как вороново крыло волосах. Эта ласка сводила ее с ума, и она желала, чтобы она все длилась и длилась. Маймуна любила Дахнаша давно, но каждое его прикосновение было словно первое, а каждая ночь с ним —  единственной. Сначала поцелуй был грубым и властным, а потом становился все нежнее и ласковее, и Маймуна невольно застонала от удовольствия. Дахнаш раздвинул языком ее разгоряченные губы, давая понять, что он хозяин положения и не намерен от этого отказываться. Но в тот миг, когда она уже хотела сдаться на милость победителя, вдруг все изменилось.
Дахнаш почти остановился, лишь продолжал легонько прикасаться к ее устам. Маймуна не могла насытиться его вкусом, она желала бы продлить эти сладостные ощущения бесконечно. Он обнимал ее одной рукой, сначала лаская плечи, а потом опустил другую и нежно провел ею вдоль спины. Джинния выгнулась навстречу любимому. Теперь ее перси были рядом с его жаждущими губами, и он не замедлил этим воспользоваться. Дахнаш прильнул к груди своей любимой… Она почувствовала, что ее качает на волнах наслаждения…  Как только у нее переставала кружиться голова от поцелуев, его руки сразу напоминали, что сладость ночи еще впереди.
Обжигающе горячая ладонь скользнул ниже, к талии, и возбуждение Маймуны разгорелось с новой силой. Подушечкой большого пальца он коснулся ее возбужденной груди, и джинния вскрикнула сквозь поцелуй. Потом ее тело будто обмякло, и первая жаркая волна ураганом пронеслась по низу живота.
От внимания Дахнаша это не ускользнуло, он чуть повернулся и раздвинул бедром ее подкашивающиеся ноги. Поддерживая ее рукой снизу, он чуть сильнее прижал ее к себе − так, чтобы ее жаждущий наслаждения бутон страсти прижался к его ноге — еще одна обжигающая волна наслаждения сотрясла ее тело.
Он по-прежнему не отрывался от ее губ, с удовольствием ощущая, как по телу возлюбленной прокатываются одна за другой волны страсти. И тогда Дахнаш нежно сжал пальцами ее сосок. Маймуна, не в силах сдержаться, вскрикнула и прильнула к нему всем телом. Его жаждущее естество показалось ей необычайно огромным и пылающе-горячим.
Объятия любимого не размыкались. Она ощутила, как ее лоно горячей волной наполнил животворный сок. Сколько еще одна сможет терпеть эту сладостную муку?
Словно чувствуя, как нарастает возбуждение любимой, Дахнаш опрокинул ее на меха, что покрывали ложе. Самыми кончиками пальцев он провел от подбородка вниз, по шее и груди. Новая волна нежности и сладкой истомы заставила джиннию негромко застонать.
— Я знаю, прекраснейшая… Но потерпи, сегодня я буду ласкать тебя бесконечно…
И путь, который нашли пальцы ифрита, теперь продолжили его жаркие губы.
«Какое счастье, что мы в страсти так подобны людям! — подумала вдруг Маймуна. — Мы сгораем в огне любви и ласкаем тела любимых точно так же, как это делают дети рода человеческого!»

Макама первая

— Эту девочку я воспитывала с младенчества. Я видела, как она делала свои первые шаги, слышала, как малышка произносила свои первые слова. Алия выросла умной девочкой. Она мудра и спокойна, и к тому же она дочь древнего и уважаемого рода, пусть и не царского. Она станет тебе отличной женой.
— А сколько же лет Алие, которую ты так хвалишь?
— Она моложе тебя, царь, но двадцать первая весна ее уже миновала.
— Но почему же никто не взял ее в жены, если она так хороша?
— О, у нее было множество женихов… Но Алия привыкла поступать по своему разумению, и всегда спрашивала у родителей, почему они прочат ей в мужья того или иного мужчину. И каждый раз оказывалось, что мужчина-то лишен многих добродетелей…
— Ну что ж… Можно долго говорить о ней, но, думаю, лучше будет мне самому придти в дом ее родителей и посвататься к такой умной и своенравной девушке…
— Что ты, царь, что ты! Самому тебе идти вовсе не следует. Я надеюсь, что славная Ай-Гайюра еще одну луну простоит без тебя, и небесный свод над ней все так же будет сиять тысячами звезд. Позволь мне позаботиться о самом любимом из моих воспитанников!
— Благодарю тебя, мудрая Айше! Делай так, как считаешь нужным!
Вот так и появилась у царя Шахрамана жена − красавица Алия.

Макама вторая

Кемаль рос послушным и умным малышом. Когда же он вырос и возмужал, все увидели, что совершеннее этого юноши не было еще в мире человека. Алия сдержала слово, и сын царя Шахрамана был достоин своего отца.
Он был и умен, и красив. Но при этом не кичился красотой, не ухаживал за собой, как изнеженные женщины. Правда, не прочь был весь день провести в банях. Но любил Кемаль и долгие прогулки верхом. Радовали его легкие лодочки, что скользили по водной глади у порта за волнорезом. Радовался юноша и тому, что сам может повести от причала в море и лодчонку, и грузовой корабль, полный товара.
Не было Кемалю и равных в науках — уж такова оказалась его судьба, что учение давалось ему легко. А учителя были людьми достойными: — мудрецы, знаменитые ученые. Юноша старался понять каждого из своих наставников. Но, поняв, мог и поспорить — ведь мать научила его с младенчества уважать и собственное мнение. К чести учителей надо сказать, что и они уважали своего ученика. Мать наблюдала за успехами сына с неослабевающим вниманием.
Так прошли годы. В тот день, когда Кемалю исполнилось семнадцать лет, Алия вошла в покои своего мужа. Настало время, когда уже нельзя было избежать трудного разговора. Царя Шахрамана время щадило — вернее, оно словно текло, не задевая его.
Царь был по-прежнему и красив, и умен. Всего несколько седых ниточек светились в его густой шевелюре, а борода была черна как смоль.
— Да храни тебя Аллах милостивый и милосердный, о сапфир моего сердца! — Алия поклонилась мужу.
Царь поспешно встал, ибо он любил и уважал свою жену так же, как и много лет назад — с того дня, когда шариат позволил ему снять покровы, которые окутывают невесту в день свадьбы.
— Алия, свет очей моих!
— Царь, мне надо поговорить с тобой о нашем сыне.
— Что-то случилось? Мальчику нездоровится?
Алия рассмеялась:
— О Шахраман, да наш мальчик здоровее, чем весь табун царских лошадей! И потом, ему уже исполнилось семнадцать. Он силен, как бык, и умен, как тысяча мудрецов. А ты беспокоишься о его здоровье, как будто ему всего годик…
Временами мать и отец словно менялись местами: у Алии хватало спокойствия и рассудительности видеть вещи такими, какими они были на самом деле, а царь Шахраман относился к своей семье как наседка, что защищает цыплят даже от тучки на небосклоне.
— Но тогда о чем ты хотела со мной говорить, о прекраснейшая?
— Позволь мне еще раз повторить: наш мальчик силен, как бык, и умен, как тысяча мудрецов. Но при этом он сторонится женщин, не пытается познать ни одну из наложниц твоего гарема. Я опасалась что, быть может, ему более по сердцу мужчины. Но нет — даже на самых красивых юношей из мамлюков, охраняющих царские покои, он смотрит равнодушно. И с удовольствием соревнуется с ними в борьбе и в гребле.
— Что же тревожит тебя?
— Меня, о царь, тревожит то, что наш мальчик еще не стал мужчиной. Семнадцать лет — возраст коварный. Вспомни себя...
Царь задумался.
— Ты права, о многомудрая жена моя! В семнадцать я уже не один раз был влюблен. Знал всех наложниц гарема своего отца… И даже был разочарован в радостях телесных.
— А наш сын смотрит на девушек без любопытства. Так, словно ему ведомы все их тайны. Хотя, я знаю это точно, они его возбуждают — ведь Кемаль нормальный, здоровый юноша. Но все мои разговоры об этом он пропускает мимо ушей. Когда же я пытаюсь заговорить о женитьбе, он замыкается и ждет того мига, когда я замолчу.
— Но ему-то всего семнадцать. Быть может, рано говорит с ним о женитьбе?
Алмас и Халима, дочери Рашада, знали и уважали царицу. Алию, говоря по правде, любили все во дворце — ибо царица была доброжелательной и прекрасной, словно солнце. Быть может, встречались женщины красивее, чем она, но ни у кого во всем царстве Ай-Гайюра не было такого совершенного сочетания ума и красоты, доброжелательности и милосердия, нежности и понимания.
Две девичьи фигурки одинаково склонились в поклоне, когда царица ступила в заросли жасмина.
Никто из наблюдавших со стороны не догадался бы, о чем так оживленно шептались между собой три женщины. Лишь изредка доносились обрывки фраз да взрывы смеха.
— И помните, красавицы, никому ни слова! Я жду вас у западных покоев в тот час, когда луна поднимется над минаретом!
— Повинуемся, о царица! — две тоненькие фигурки растаяли в жарком мареве заката.

И вот наступил тот час, когда над минаретами показалась луна. До полнолуния оставался только день — и лунный свет широкими потоками лился в высокие окна верхних покоев дворца. Царица и две девушки крались через эти огромные квадраты серебряного света к западным покоям дворца. Алия знала точно, что ее сын уснул. Теперь был самый подходящий час, чтобы попытаться превратить его из юноши в мужчину.
Перед покоями сына царица не увидела стражников, но не удивилась этому — ведь она сама передала им повеление от имени царя.
— Позволь мне сказать, о прекрасная царица!
— Я слушаю тебя, Алмас.
— Я прошу у тебя разрешения одной войти в покои твоего сына. Я давно уже люблю его. Сначала я любила его как брата. Но прекрасней юноши я не знаю и с удовольствием разделю с ним ложе.
— Что ж, пусть будет так. Сделай то, о чем я тебя прошу — и моя награда будет очень щедрой!
— Мне нужна только одна награда, — еле слышно произнесла Алмас, — счастье твоего сына и его нежность.
Алия поцеловала девушку в лоб.
— Достойные слова! Да поможет тебе Аллах всесильный!
За спиной у девушки закрылась дверь.
Легкие шаги по коврам, наверное, услышали бы только призраки — ибо только им под силу скользить по лунному свету так же быстро и неслышно. Алмас приблизилась к ложу Кемаля.
Тот глубоко и спокойно спал. На его лице играла легкая улыбка. И был он в эти мгновения так хорош, что сердце у девушки громко забилось. Так громко, что ей показалось: его стук разбудит не только Кемаля, но и всех глухих старушек на многие фарсахи  вокруг. Но было тихо…
Тогда девушка сбросила с себя лиловый чаршаф, избавилась от шелковых шальвар и легла рядом с юношей лишь в одной тонкой сорочке. Алмас вознесла молитву Аллаху всесильному, чтобы он помог ей, и постаралась не уснуть, чтобы не пропустить тот миг, когда станет она желанна Кемалю.

 

Книги этого автора
Избранница Шахрияра. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Однажды, бороздя просторы океана, наследный принц Шахрияр спас девушку необыкновенной красоты и сделал ее своей возлюбленной. Он и представить себе не мог, чем обернется для него эта встреча... с самим Злом   Читать далее »
20 грн
Скоро снова продаже
Древние чары и Синдбад. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Очаровательная Амаль, юная джинния, ничего не знала о своем волшебном даре и не догадывалась, что любовь к смертному мужчине может стать ее погибелью. Но прекрасный лицом и телом Синдбад покорил   Читать далее »
33 грн
Скоро снова продаже
Грешник Шимас. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Красавица Фатима была готова бежать с ним на край света, как оказалось, от неугодного жениха. Обольстительная Гелаба хотела, чтобы сбежал он, ведь она могла подарить ему лишь одну ночь   Читать далее »
18 грн
Скоро снова продаже