Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Лиля Подгайская — «Сказки для взрослых девочек»

Золушка двадцать первого века

1

Леопольд Валерьянович был погружен в глубокую задумчивость. Жизнь преподнесла ему неожиданный и весьма коварный сюрприз. И как выйти из этого крайне затруднительного положения, он пока что даже не мог себе представить. Несмотря на недюжинный интеллект и потрясающие аналитические способности (которые окружающие отмечали еще со времен его ранней молодости), он не нашел решения этой сложной задачи. Это было неожиданно, чрезвычайно неприятно и усугубляло ситуацию, и без того малопривлекательную для него.

Леопольд Валерьянович (или просто Лео, как называли его в детстве, а теперь это могли себе позволить только матушка и тетушка Евпраксия) вырос в состоятельной, благополучной семье. Отец его был профессором, человеком исключительно умным и талантливым. Дома его видели не очень часто. А если он и оказывался в пределах своей огромной профессорской квартиры, то предпочитал, перекинувшись несколькими словами с домочадцами, уединиться в большом, снизу доверху набитом книгами кабинете, куда время от времени по его звонку домработница Нюша приносила чай с лимоном. По-видимому, крепкий чай помогал профессору в его многотрудных делах. Впрочем, домашние хорошо знали, что в изящном шкафчике рядом с огромным, как аэродром, письменным столом всегда стояли наготове несколько бутылок отличного коньяка. Но это был напиток вечерний, не дневной. Когда профессора одолевала усталость от напряженного умственного труда, он вставал из-за письменного стола, садился в большое удобное кресло у окна и, задумчиво глядя перед собой, с удовольствием потягивал ароматный напиток. После этого Валерьян Леопольдович обычно просил постелить ему на большом и тоже очень удобном диване, и Марианна Семеновна оставалась на супружеском ложе одна. Страдала ли она из-за этого? Надо думать, нет, поскольку от профессора толку в спальне было мало, и к тому же его храп мешал ей спать. Иногда, в те редкие минуты, когда Марианна Семеновна давала себе труд задуматься над своими супружескими отношениями, она искренне удивлялась, как это муж умудрился сделать ей ребенка.

К большому несчастью для всех, ребенок, появившийся на свет в профессорской семье, оказался мальчиком. Безусловно, с девочкой было бы куда проще. И, согласитесь, чрезмерно заботливые бабушка, мать и тетушка — это чересчур для одного мальчугана. Ему не давали ступить и шагу без опеки и помощи, исполняли все его капризы раньше, чем он высказывал их вслух, — научились угадывать по выражению лица. И мальчик рос, заключенный в кокон всепоглощающей любви.

Уже к пяти годам стало ясно, что ребенок унаследовал глубокий ум отца. Лео блестяще, причем без особых усилий окончил школу, престижный вуз и получил прекрасную работу. Карьеру делал легко, «одной левой», как с завистью говорили многие его знакомые. Друзей у молодого Лео не было. На них нужно было тратить время и душевные силы. Зачем? Ему было уютно в собственном мире, и он мог делать все, что только пожелает.

По молодости лет Лео позволил себе испытать некоторые острые ощущения. Особого впечатления это на него не произвело, и повторять эксперименты желания не возникло. Его не особенно тянуло к девушкам, хотя, конечно, время от времени он встречался в интимной обстановке с очередной красоткой. Но даже мысли не допускал о продолжительных отношениях.

Шли годы. Когда Лео исполнилось двадцать восемь, мать решила, что мальчику пора обзавестись собственным жильем. Она, разумеется, имела в виду и семью, но этими своими мыслями с сыном не делилась. Очень скоро это решение было реализовано, и Лео переселился в уютную трехкомнатную квартиру, состоящую из просторной, прекрасно обставленной гостиной, небольшой, но очень удобной спальни и, конечно же, кабинета. Эта комната заметно отличалась от той, в которой проходила жизнь его отца, — времена- то меняются, и, разумеется, вместе с ними меняются их атрибуты. Кабинет Лео не был забит книгами, хотя они там, безусловно, присутствовали. Зато был заполнен всевозможными техническими устройствами, самыми современными и дорогими. Был, как и у Валерьяна Леопольдовича, и шкафчик с коньяком. Но туда Лео заглядывал редко. Когда он уставал от работы, предпочитал посмотреть по телевизору что-нибудь интересное или завалиться на диван с книгой в руках. Лео давно уже обнаружил у себя интерес к истории мореплавания и иногда баловал себя, приобретая соответствующую литературу, которая стоила недешево.

Порядок в квартире обеспечивала приходящая домработница Ия Александровна, разумеется, под присмотром и чутким руководством Марианны Семеновны и Евпраксии Леопольдовны. Бабушки давно уже не было в живых, и силы заботы и опеки поредели, но не ослабели. Лео такое положение вещей вполне устраивало. Возвращаясь домой после трудового дня, он всегда находил вещи на своих местах (а он был очень аккуратен, и любой беспорядок раздражал его до крайности), теплый обед на плите, запас любимых продуктов в холодильнике. Чего еще желать человеку, живущему в свое удовольствие?

Учитывая сказанное, неудивительно, что, когда мать все же заговорила с сыном о женитьбе, тот встал на дыбы. В нескольких четко сформулированных фразах он дал матушке понять, что никогда не позволит разрушить свой домашний уют присутствием посторонней женщины. Возражения о том, что жена — это не посторонняя женщина, а мужчине надлежит иметь детей, Лео разбил в пух и прах, аргументировав свою точку зрения примерами из истории. Подавленная многочисленными несчастьями, случившимися по вине не заслуживающих доверия жен и подросших отпрысков, Марианна Семеновна со слезами на глазах привела еще один довод: она, оказывается, ждет не дождется внуков. Супруг ее оказался весьма скуп на ласку, и ее мечты о маленькой девочке, которую можно было бы наряжать и баловать, так и остались мечтами. Но этот довод сын отмел так же спокойно, как и остальные, — оказалось, что желания матери не имели для него особого значения. Он не хотел ни в чем ограничивать свою свободу и нарушать привычный образ жизни. Только теперь в душе у пожилой женщины смутно зашевелились подозрения, что она, может быть, неправильно воспитала Лео. Но размышлять об этом было уже поздно. И тогда Марианна Семеновна пустила в ход последний довод, заявив, что она не вечна и, когда умрет, некому будет позаботиться о его благополучии. На это любящий сын напомнил ей, что рынок труда предлагает достаточно большой выбор домработниц. После этого разговоры о женитьбе не возобновлялись и Лео продолжал жить так, как ему хотелось.

И вот теперь, когда ему уже тридцать пять и он окончательно превратился в убежденного холостяка, на Лео обрушилась беда. Дело в том, что, уверенно поднимаясь по карьерной лестнице, он в конце концов решил создать свой бизнес. Имея хорошие связи в высших кругах, сумел защитить его и обезопасить от жадных лап конкурентов и происков недоброжелателей. А недавно у Лео появилась замечательная возможность расширить поле деятельности своего любимого детища, выпустив его на международную арену. Совершенно отчетливо нарисовалась перспектива создать совместный проект с успешным немецким предпринимателем Вальтером Зонненбергом. Все шло замечательно, и Лео уже ожидал приезда Вальтера, чтобы здесь, на месте, показать ему реальные успехи и перспективы своей фирмы. До решающей встречи оставалось пять дней, когда потенциальный партнер во время телефонного разговора обмолвился, что ожидает встречи и с супругой своего собеседника — он, видите ли, никогда не вступает в деловые отношения, предварительно не удостоверившись в том, что и с семейной жизнью у его будущего партнера все обстоит благополучно. Такой у него принцип, черт бы его побрал. И вот что, что теперь делать, скажите на милость?

Первой реакцией Лео была непривычная для него самого ярость. Что происходит? Чем он нехорош сам по себе, почему обязательно должен иметь довесок в виде жены? Он стал стучать кулаком по столу, чертыхаться и выражаться совсем уж неприличными словами, что вообще-то было ему несвойственно. Потом сел за стол и принялся размышлять, но придумать ничего не удавалось. Тогда Лео позвонил своему водителю Леше, велел подогнать машину, и они медленно поехали по городу: почему-то в неторопливо движущемся авто Лео всегда хорошо думалось. Леша без слов понял настроение шефа и стал выбирать самые причудливые маршруты, из-за чего родной город показался его начальнику незнакомым. Это сработало, и в голове у Лео начало проясняться. Теперь он мог рассмотреть несколько вариантов действий, которые следовало предпринять в ответ на коварное требование герра Зонненберга.

Первый вариант — жениться по-настоящему — Лео отмел сразу и бесповоротно. Еще чего не хватало! Впустить женщину в свой отлаженный, уютный мир было бы преступлением против себя любимого. «Женщина на корабле — к несчастью», — вспомнил он безапелляционное утверждение из любимых книг. К тому же не надо забывать о том, что времени в обрез, — заговорила рациональная сторона его натуры. Даже если бы Лео когда-нибудь принял такое роковое для себя решение, то уж подготовку к нему провел бы самую что ни на есть серьезную, а на это потребуется не один день. Поэтому говорить об этом варианте не имело никакого смысла.

Вариант номер два — фиктивный брак со скорым последующим разводом. Лео внимательно рассмотрел эту идею и нашел ее также неприемлемой. Имелось множество юридических лазеек, чтобы хорошенько пощипать его финансово. Он слышал о таком, и не раз. Приличная женщина на его предложение не согласится, разве что какая-нибудь многодетная вдова, изо всех сил старающаяся обеспечить своих отпрысков. Но такую герру Зонненбергу не предъявишь. А многочисленные авантюристки, промышляющие на околобрачном рынке, оттяпают дающую руку по самое плечо. Нет уж, увольте!

Значит, остается только вариант номер три, последний: нанять женщину приличного вида, чуть-чуть ее подшлифовать, произвести благоприятное впечатление на герра Зонненберга и спокойно с ней расстаться. Конечно, заплатить придется не так уж и мало с учетом того, что женщину нужно будет и приодеть в соответствии с его положением, а не забирать же потом эти тряпки, зачем они ему? Но зато после решающего вечера Лео со спокойной душой оплатит ее услуги и забудет о ней навсегда, как забывают неприятный сон. Его уютный мир при этом нисколько не пострадает, а от возможных финансовых покушений Лео будет защищен, ведь договор не будет оформлен документально — он был намерен совершить эту акцию на условиях джентльменского соглашения.

Прекрасно, выход найден! Остается решить, где взять претендентку на роль жены для одного-единственного вечера. Знакомых женщин Лео даже не рассматривал — от них потом сложновато будет отделаться. В бюро по трудоустройству с таким вопросом тоже не обратишься, не в том мире живем. Да и светиться с этой проблемой ему ни в коем случае нельзя. Нет, договор должен быть секретным, без привлечения посторонних лиц. И еще нужно учесть, что женщина должна быть относительно молода и довольно хороша собой. Ну и где такую взять? И уже приободрившийся было Лео снова впал в уныние. Неужели нет выхода?

И тут его взгляд упал на стоящую с краю тротуара женщину, которая явно имела намерение перебежать в недозволенном месте дорогу, запруженную медленно ползущими машинами, и нервно вертела головой, оценивая свои возможности. Лео принял решение мгновенно. Он велел Леше притормозить у бордюра и открыл дверь.

— Здравствуйте, — произнес Лео красивым, бархатным голосом, — не будете ли вы так любезны немного поговорить со мной?

Он сделал приглашающий жест, указывая на сиденье рядом с собой, но женщина взглянула на него довольно холодно:

— Я не имею привычки садиться в машину к незнакомым мужчинам…