Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Крэйг Ларсен - «Мания»

Часть 1
Глава 1

Убийство, казалось, не шло в ногу со временем.
Было уже заполночь, воздух был холодным и свежим. Ноябрь поддавался напору декабря, на Сиэтл надвигался шторм. В небе собирались дождевые тучи, весь день висевшие низко над городом. Над водой тяжелым одеялом лежал туман, медленно пробиравшийся в город вместе с коварным соленым ветром. Ночь выдалась безлунной и очень темной.
Ник шел за старшим братом, пытаясь не отставать. Он был обеспокоен. В прокуренном, шумном баре он чувствовал себя нехорошо и, когда они с Сэмом решили уйти оттуда, пулей выскочил на свежий воздух. Они прошли уже несколько домов, но лицо Ника по-прежнему покрывал пот. Он раскраснелся и никак не мог отдышаться. В ушах гремела музыка джаз-клуба. Словно не замечая состояния брата, Сэм молча шел к машине. Его шаги эхом отдавались в тишине.
Тени сгустились настолько, что они едва могли разглядеть край пустой парковки, где несколько часов назад оставили новенький БМВ Сэма. У Ника возникло смутное ощущение, что за ними следят, но он и не подозревал, что в тридцати футах от них за заржавевшим мусорным контейнером прятался нищий в лохмотьях и наблюдал за ними. Ждал, зачарованный эхом их шагов. За спинами братьев слабо мерцали огни пристани. Сэм и Ник пересекли Аласкан-вэй. Впереди, за пустой парковкой, к общественному рынку Пайк Плэйс Маркет вела широкая лестница, скрытая темнотой, плотной, как стена. Рядом находилось несколько клубов, и тишину ночи нарушали далекие крики. Через две улицы в машину усаживались пьяные студенты, громко обсуждая, возвращаться ли в кампус или отправиться на поиски ночных развлечений. Визгливый смех девушки разорвал тишину ночи, обрушившись на братьев, словно вой сирены. Послышался металлический хлопок двери.
Ник с трудом различал все эти звуки.
Он нащупал в кармане куртки пачку банкнот и взвесил ее на ладони. На ощупь деньги показались ему грязными. Зябко поеживаясь, Ник посмотрел на своего более успешного брата, понимая, что тот, должно быть, сунул их ему в карман за ужином. Сэм уже не в первый раз приходил ему на помощь, без него Ник вообще оказался бы на улице. Около десяти лет назад, после смерти родителей, Ник пережил нервный срыв. Сэм тогда поддержал его и помог с обучением в колледже. Нику хотелось бы испытывать к нему благодарность, ему нужны были эти деньги, ведь средств на его счету едва хватало на то, чтобы оплатить аренду. Тем не менее сейчас в его душе кипела ярость и Ник едва сдерживался, чтобы не швырнуть пачку купюр брату в затылок. Словно камень. Острый такой, тяжелый камень.
Ник стиснул зубы. Сэм спокойно шел впереди, как будто водка на него не подействовала. Он держался очень прямо. До этого момента Ник никогда не думал об этом, но слова сами собой сложились в его голове: Сэм сильнее его. Брат вырос, в то время как Ник почему-то по-прежнему чувствовал себя ребенком. Он напрягся и, пытаясь отдышаться, изо всех сил отгонял от себя наваждение: ему казалось, будто Сэм схватил его за шею и давит большими пальцами на горло. Асфальт под ногами Ника закачался, и он не обратил внимания на какое-то движение в нескольких шагах впереди. Темнота всего лишь изменила форму, вот и все. Сэм ничего не заметил. Пытаясь собраться с мыслями, Ник огляделся. На краю темной пустой парковки горел фонарь, и его тусклое свечение терялось в клубах тумана.
Когда тень снова шевельнулась, Ник резко остановился и положил руку брату на плечо. У него упало сердце.
Там, в двадцати футах впереди, кто-то был!
С бухты Эллиотт дул ветер и, забираясь под легкую куртку Ника, теребил полы его рубашки, словно парус.
Сэм открыл рот, собираясь спросить Ника, почему тот остановился, но успел только повернуться к нему, как из темноты выскочила огромная тень и набросилась на братьев с яростью настолько ошеломительной, что они не смогли сдвинуться с места. Все произошло очень быстро. Только когда нападавший оказался рядом с ними, Ник увидел, что это высокий взъерошенный человек в лохмотьях.
Сэм был в полушаге перед Ником, как раз на пути нападавшего. Брат не двигался. Ветер развевал его волосы, а он застыл, словно статуя. У Ника не было времени на то, чтобы предупредить его: незнакомец уже напал. Одной рукой он схватил Сэма за плечо, а другую занес над его головой. Сверкнул нож. Ник не раздумывая прыгнул вперед, пытаясь поймать нападавшего за запястье, и успел еще подумать, что тот сейчас свалит его с ног.
Он почувствовал, насколько грязным был рукав нападавшего. Одежда его тошнотворно пахла, а небритый подбородок уперся Нику в щеку. Он попытался схватить неизвестного за вторую руку и остановить, но пальцы нападавшего впились в его ребра, словно гвозди. Почему же Сэм ему не помогает? Бродяга тяжело дышал, пытаясь удержаться на ногах и высвободиться. Выхода не было. Он убьет их!
Ник не отпускал его руку.
— Сэм, помоги! — Он слышал себя словно со стороны. — Сэм, пожалуйста! — И громче: — Сэм!
Ник проигрывал. Нападавший был выше, руки его были длиннее, а запястья казались каменными. Устояв на ногах, незнакомец отбросил Ника в сторону, и тот рухнул лицом в асфальт, словно его швырнул циклон.
Ник почти не воспринимал того, что происходило дальше. Нож блеснул в тумане, и он услышал звук, с которым лезвие вошло в плоть. Наступила тишина. Сэм задрожал и беззвучно осел на землю. Ник не мог дышать, а голос в его голове кричал: «Почему, Сэм, почему? Почему ты не защищался?»
Наконец Нику удалось взять себя в руки. Его трясло. Может, он тоже ранен? Нет, крови не было. Он ударился лбом о землю, ребра пронзала боль, но в остальном все было в порядке. Похоже, подошла его очередь. Нападавший уже разобрался с Сэмом и теперь повернулся к нему.
Прикрываясь руками, Ник полз назад, на мостовую, а незнакомец, занеся нож, приближался к нему.
— Мы с тобой братья.
От безумных слов незнакомца у Ника кровь застыла в жилах. Ему хотелось спросить, что тот имеет в виду. «Почему мы с тобой братья? Сэм мой брат».
Или это ему только послышалось?
Он заметил какое-то движение в темноте за спиной незнакомца. У него сжалось сердце, когда он понял, что Сэм поднимается с земли, собираясь сбить сумасшедшего с ног.
Последним, что увидел Ник, было лицо нападавшего: жирная, изъеденная оспой кожа, нависающий над верхней губой длинный нос, черные поры и синие вены. Глаза на падавшего были водянисто-голубыми, с залитыми кровью белками. И они были распахнуты слишком широко.
А потом все исчезло…
Ник открыл глаза и не понял, почему находится в полной темноте. Ноги у него замерзли, во рту чувствовался теплый солоноватый привкус крови. На мгновение он решил, что лежит в снегу. И откуда взялся гудок корабля в тумане, почему гравий колет ему щеку? Ник прищурился, ожидая, что сейчас в глаза ему ударит яркий дневной свет.
Постепенно воспоминания начали возвращаться. Он был в Сиэтле и пару часов просидел в джаз-клубе, пока уши не заболели от музыки. Она звучала слишком громко, так что им с Сэмом приходилось кричать, чтобы хоть что-то расслышать.
Сэм…
Упершись руками в землю, Ник приподнялся. Он лежал лицом вниз, прижавшись щекой к чему-то острому. Ноги его были раскинуты, как будто он пытался поудобнее устроиться во сне.
Где он?
Ник перевалился на бок. Он должен быть на парковке. Но почему не слышно голосов и смеха пьяных студентов?
— Сэм?
Было душно и влажно. Ник слышал плеск воды о пирс и крик чайки. Все его тело болело. Острая боль пронзала ребра всякий раз, когда он пытался пошевельнуться, щека подергивалась. Он поднес руку к лицу, понимая, что сильно порезался. Над левым глазом уже набухла большая шишка.
— Сэм? — снова позвал он.
Гигантская туманная тень неподалеку приобрела очертания корабля, застывшего на черной воде у пирса в пятидесяти ярдах отсюда.
...
Ник полз по мостовой, когда незнакомец приблизился к нему. Шероховатый асфальт царапал пальцы. Увидев за спиной нападавшего брата, Ник обрадовался. Сэм не позволит этому случиться! Он схватит психопата и выбьет нож у него из рук! Но Сэм сделал шаг вперед и едва не упал. Он был ранен.
Сумасшедший обернулся.
— Осторожно, Сэм!
Брат едва держался на ногах, и нападавший не торопился. Он размахивал ножом, сжимая рукоятку грязными пальцами, а потом, согнув колени, рванулся вперед и всадил лезвие Сэму в живот. На лицо Ника брызнула кровь. От удара Сэм покачнулся и согнулся. Его лицо застыло, но не от ужаса, а от изумления. Сэм не боялся. Он только оцепенел, а потом рухнул на землю. Острое стальное лезвие зловеще сверкнуло в темноте ночи.
Ник приподнялся, пытаясь дотянуться до брата…

Глава 2
Месяц назад в начале ноября Ника перед рассветом разбудил звонок мобильного. На улице было холодно, но отопление в помещении барахлило, и поэтому в захламленной квартире было жарко и душно. Проснувшись, он не сразу понял, что происходит, но тут телефон зазвонил снова и тусклый свет экрана залил комнату. Щурясь спросонья, Ник приподнялся на локте и взял трубку, прислушиваясь к ударам ветра в тонкие стекла окон. Узнав номер, он откинулся на кровати и прикрыл глаза. И только потом поднес трубку к уху.
— Полисмен Тайлер?
— Привет, Николас, дружище! — Голос у полицейского был бодрый, он явно дежурил этой ночью. — Прости, что разбудил.
Ник пропустил извинения мимо ушей. Он привык к таким звонкам.
— Я подумал, что тебе полезно будет узнать… Я тут высылаю пару отрядов в Кент. Знаешь мост Пек?
— Да, конечно.
— Там труп. Говорят, вид у него не очень. Тебе стоит на это посмотреть.
Ник спустил ноги с кровати.
— Телевизионщикам уже сообщили?
— Ты же знаешь, я всегда звоню тебе первому, дружище.
— А который час? Диспетчер не ответил. Невесело рассмеявшись, он отключился.
Прошло двадцать пять минут, и небо уже начало светлеть. На окраине Сиэтла неподалеку от моста Пек клубился туман. Старенькая белая «тойота» заскрипела, замедляя ход. Когда Ник нажал на тормоз, мотор отключился. Он не стал заводить машину снова и позволил ей подъехать к краю дороги, а затем нажал на аварийный тормоз.
Снаружи было холодно. Вдоль дороги не было видно ни одного здания, лишь серый бесплодный пустырь. Деревья, обрамлявшие берег реки, уже лишились листвы, и их ветви острыми когтями тянулись к небу. Остаток пути до плоского невзрачного моста Ник прошел пешком. У реки наряд полицейских огораживал место преступления, натягивая желтую полицейскую ленту вокруг штырей, воткнутых во влажную землю. Хотя уже было совсем светло, несколько полицейских до сих пор не выключили фонарики, и их лучи вырезали желтые дыры в тонком тумане. Как раз в этот момент на мосту остановился белый фургончик команды новостей Одиннадцатого канала. Стекло опустилось, и наружу высунулась сильно накрашенная женщина, похоже, тщательно следящая за своей прической.
— Иногда мне кажется, что ты приезжаешь сюда вместе с копами, — сказала она Нику.
Ник оглянулся через плечо. На экране из-за косметики эта женщина казалась старше, но вот так, лицом к лицу, она выглядела как юная девушка, переборщившая с тональным кремом, подумал он. У нее им даже бровь намазана.
— Мне не нужно возить с собой столько оборудования, как тебе, Шейла. — Ник не поздоровался.
— И что там происходит? Представителей СМИ пускают?
Ник заметил недобрый взгляд водителя фургона.
— Я только приехал. Ничего не знаю. — Значит, еще увидимся, Ник.
Стекло поднялось, и фургончик поехал дальше — водитель искал место, чтобы припарковаться. Переходя улицу, Ник чувствовал взгляд Шейлы на своем затылке.
Подойдя к краю моста, он попытался найти тропинку, ведущую к берегу, и в конце концов направился к густым зарослям кустарника. Земля была грязной, и ботинки с каждым шагом увязали в ней все больше. Ник чувствовал, как грязь проникает в обувь и пропитывает носки. Он совсем недавно купил эти кроссовки, оранжево-черные «найки». Придется их стирать.
Работой руководил полицейский, которого Ник раньше не встречал. Все еще ждали детективов из отдела убийств. Они должны были вот-вот прибыть из отделения в центре города.
— Что у вас тут? — поинтересовался Ник.
Полицейский указал на тело, и Ник почувствовал запах кофе.
— Насколько мы можем судить, ее убили в другом месте. Тело холодное. Похоже, убийца принес труп сюда, чтобы бросить в воду.
— Кем она была?
— Ты из «Телеграф», верно? — смерил его взглядом коп.

Глава 3
В десять утра на улице еще горели фонари. Серое небо нависало над городом, дул сильный ветер, по улице неслись коричневые и желтые листья. Тяжелые капли холодного дождя били в толстые зеркальные окна кафе. В «Старбаксе» было полно студентов из Вашингтонского университета, и очередь к кассе тянулась почти от двери. Нику удалось заполучить место за столиком перед газовым камином. По-прежнему чувствуя себя не в своей тарелке, он смотрел на экран небольшого ноутбука, не обращая внимания на гул голосов вокруг.
От этого занятия Ника отвлекла девушка с зелеными глазами и нордическими светлыми волосами. Незнакомка подошла к его столику и что-то сказала. Эта блондинка наверняка была одной из усталых, невыспавшихся студенток, пытающихся найти свободный столик. Положив узкую бледную руку рядом с лэптопом, девушка наклонилась к Нику.
— Здесь занято? — повторила она.
Ник, очарованный гладкостью ее кожи и длинными тонкими пальцами, присмотрелся к девушке повнимательнее. Первая мысль, пришедшая ему в голову, была о том, что он никогда не видел женщины красивее. Стройная незнакомка улыбнулась, и Ник, пораженный сиянием ее глаз, не сумел сдержать улыбку. — Нет, — покачал он головой.
— Можно? — Девушка опустила ладонь на спинку стула напротив Ника, вежливо дожидаясь его ответа.
Ник пожал плечами.
— Тут хорошее место, — заметила она, усаживаясь. — Прямо рядом с огнем.
Отодвинув лэптоп в сторону, чтобы освободить место на столе, Ник увидел, что кофе у нее не было.
— Я только что зашла, хотела спрятаться от дождя, — объяснила она, заметив его взгляд. — Сегодня утром вышла из дому без плаща. А снаружи так холодно.
— Да, отвратительно.
В волосах девушки крошечными бриллиантами блестели капли воды. На ней была тонкая белая блузка, плечи которой промокли от дождя. Ник не мог отвести взгляда от бретелек ее бюстгальтера, проглядывавших сквозь тонкую ткань.
— Я увидела это место у камина и подумала, что стоит его занять. — Она взглянула в окно, на темную, продуваемую ветром улицу. — Надеюсь, вы не против.
Ник снова покачал головой.
— Придержите для меня это место, ладно?
Повернувшись в кресле, она посмотрела на очередь перед прилавком.
Один из официантов громко крикнул:
— Кейт! Ваш обезжиренный капуччино готов!
— Пожалуй, и я возьму кофе.
Ник проводил ее взглядом. Другие мужчины в кафе тоже повернули головы, когда девушка прошла мимо. Она была невероятно красива. Уверенная в себе, элегантная, безукоризненная. Нику стало интересно, кто она и чем занимается. Ей было по меньшей мере двадцать пять, так что она вряд ли учится в университете. Незнакомка отвлекла его от работы, и Ник следил за ней несколько минут, пока официант за прилавком не крикнул:
— Сара, ваш двойной обезжиренный латте готов!
Девушка улыбалась, направляясь к их столику. Ник покраснел. Он снова отметил, как на нее смотрят окружающие. Ее походка была легкой. Казалось, незнакомка светилась, настолько она была прекрасна в этой белой блузке и узких джинсах.
— Значит, вас зовут Сара, — сказал Ник, когда девушка села напротив него.
— Отличная работа, детектив. Сара Гарланд. — Она поднесла кофе к губам и подула на него. — А вы Ник, я так понимаю.
Он удивленно приподнял брови.
— На чашке написано.
Сара улыбнулась.
Проследив за ее взглядом, Ник увидел, что официант действительно написал на чашке его имя толстым черным маркером.
— Да, Ник Уайлдер.
— Надеюсь, я вас не отвлекаю. По-видимому, вы очень заняты.
Ник взглянул на лэптоп. Экран уже давно потух.
— Нет. Я не против сделать перерыв.
Она внимательно посмотрела на Ника, пытаясь определить его возраст.
— Вы не студент. Может быть, аспирант. Или преподаватель.
— Я репортер, — ответил Ник. — Работаю в «Сиэтл телеграф».
— Замечательная, наверное, работа…