Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Кэтрин Каски - «Тяжкий грех»

Глава первая

…Из семи смертных грехов лишь зависть заслуживает безусловного порицания.
Джозеф Эпштейн
Август 1816 годаЗала для собраний «Олмакс» 1Лондон

Рукой в перчатке она нервно стиснула резную рукоятку слоновой кости своего веера, прищуренными глазами рас

сматривая ирландскую красотку, только что вошедшую в залу для приемов, к которой немедленно устремился целый рой воздыхателей мужского пола. Тех же самых, кстати, которые всего неделю назад пылко приветствовали ее саму.
«Проклятье! Она не должна была появиться здесь. Только не сегодня вечером! Она запросто может все испортить».
Айви метнула капризный и сердитый взор на группу мужчин, плотным кольцом обступивших черноволосую мисс, после чего медленно оглядела комнату. Ей ни в коем случае нельзя рисковать. Она должна отыскать его до того, как он заметит мисс Фини.
«Господи, да куда же он подевался?»
И тут она заметила его в толпе у столика с прохладительными напитками. Тревога, охватившая девушку, несколько улеглась. Вот он, виконт Тинсдейл… никуда он не пропал, он направляется прямо к ней.

Айви вполне отдавала себе отчет в том, что на этой неделе она уже не является первой красавицей благородного собрания, но вкусы высшего света столь же переменчивы и непостоянны, как и у молоденькой девушки, впервые вышедшей в свет.

Лондонский высший свет неизбежно вернет свою благосклонность именно ей, Айви. В конце концов, кто, как не она, всегда остроумна, весела и достаточно красива для того, чтобы привлекать к себе мужские взоры, — при этом не вызывая в дамском обществе ни капельки ревности?
Внезапная перемена в направлении движения Тинсдейла заставила Айви позабыть обо всем. Однако! Скорее всего, он потерял ее из виду. Так что беспокоиться решительно не о чем. Очевидно, после того как лимонад попал ему в глаза, он не очень хорошо видит.


Старый герцог Синклер позаботился и о том, чтобы Айви поняла: ее судьба предопределена. В самом деле, чего еще желать? Если она выйдет замуж за виконта Тинсдейла, то отец наверняка поймет, какой ответственной и респектабельной особой она наконец стала, и непременно простит ее. Он с распростертыми объятиями примет ее назад в лоно семейства Синклеров, как поступил всего пару месяцев назад с ее братом Стерлингом.
Так что появление объявления о ее помолвке в «Морнинг пост» — это всего лишь вопрос времени, не более того.
Вот только времени-то у нее и не было. Так что сие долгожданное событие должно состояться как можно скорее. Она не может и дальше влачить нищенское существование, с трудом сводя концы с концами и делая вид, что она — законная и состоятельная наследница Синклеров. Ни у Айви, ни у ее братьев и сестер, ставших изгоями при живом отце, уже недоставало сил бесконечно притворяться. Время как песок утекало между пальцев.
Впрочем, все это пустяки. Айви была уверена в том, что ее недвусмысленные намеки — на то, что она согласна принять предложение Тинсдейла, буде он сделает таковое, — наконец-то упали на благодатную почву и были услышаны. Нынче вечером она перестала разыгрывать из себя застенчивую скромницу и ясно дала понять виконту, что хочет выйти за него замуж. При этом девушка ни на мгновение не усомнилась в том, что он понял ее правильно, поскольку, когда она закончила свою мысль, глаза у него превратились в два огромных чайных блюдца. От восторга, решила она.

«Нет. О боже, нет! Только не это. Он не может предпочесть ее общество моему. Нет. Пожалуйста, нет! Ведь мы же собирались пожениться!»
Айви опустила голову, чувствуя комок в горле.
Она не только лишилась титула первой красавицы в глазах всех этих благородных джентльменов высшего света, что само по себе было унизительно, но теперь еще и жених, виконт Тинсдейл, бросил ее, дабы осыпáть знаками внимания мисс Фини. Боже, он намерен угостить В это мгновение к ней подошла старшая сестра со страдальческим и совершенно несчастным выражением на красивом личике.
— Я хочу уйти отсюда. Как ты смотришь на то, чтобы отыскать Гранта и удалиться? Боюсь, что Лаклан намерен задержаться еще немного. Впрочем, ничего удивительного, учитывая, что влюбленные девицы буквально не дают ему проходу.
Айви, стиснув зубы, испустила тихий стон.
— Господи, я не могу больше этого выносить, Сьюзен. Просто не могу!
Кончиками пальцев она смахнула слезы с глаз и высоко подняла голову, пытаясь справиться с отчаянием.
— Я тоже. Эта духота сведет меня с ума.
И Сьюзен принялась демонстративно обмахиваться изящным веером с ручкой слоновой кости с прорезной вышивкой и узором, разгоняя тяжелый влажный воздух.
Айви судорожно вздохнула и метнула гневный взгляд в сторону мисс Фини. Слова сестры она пропустила мимо ушей — сейчас ей было не до этого. Положение, в которое она попала, представлялось ей намного хуже того, на что жеманно жаловалась Сьюзен.
— Что, по-твоему, скажут патронессы, Сьюзен, если я отведу мисс Фини в дамскую комнату и придушу? — И она кивком указала на ирландскую красавицу, призывая сестру отвлечься от тягостных стенаний, реальных и мнимых, и взглянуть в сторону дверей. — На мой взгляд, причина у меня самая что ни на есть уважительная — кража.
— Что? О боже, ты имеешь в виду ее! — И Сьюзен многозначительно закатила глаза. — Айви, если ты серьезно нацелилась принять предложение своего виконта — при условии, что сумеешь убедить его сделать таковое, — то, ради всего святого, не стой столбом и делай что-нибудь, иначе эта цыпочка уведет его у тебя из-под самого носа. Откровенно говоря, у тебя осталось не так уж много времени.
— И что, по-твоему, я должна сделать?
Айви развернулась к Сьюзен, продолжая смотреть в сторону дверей, ведущих на лестницу. Она не намеревалась ни выпускать из виду мисс Фини и Тинсдейла, ни позволить им улизнуть от нее.
— Не имею ни малейшего понятия. И вообще, разве в такой духоте можно думать о чем-то серьезном? — На лбу у Сьюзен выступили крупные капли пота, и она сделала глубокий вдох, стараясь набрать как можно больше воздуха. — Клянусь богом, платье буквально прилипает у меня к спине! — Схватив сестру за руку и наконец-то завладев ее вниманием, она потянула Айви за собой. — Давай выйдем и подумаем об этом на свежем воздухе. Быть может, там нам придет в голову какая-нибудь здравая мысль.
Айви отвернулась и посмотрела в противоположный конец комнаты, на стол с прохладительными напитками, где сразу же заметила своего брата Гранта, который на целую голову возвышался над другими мужчинами. Словно почувствовав ее взгляд, он обернулся, и глаза их встретились.
Она многозначительно дернула подбородком, подзывая его, после чего перевела взгляд на Сьюзен.
— Иди одна. Сейчас здесь будет Грант. Я уверена, он с радостью согласится проводить тебя домой. А я останусь с Лакланом. Я просто не могу уйти сейчас. Мне нужно знать, могу я рассчитывать покорить сердце лорда Тинсдейла или нет.
Тем временем Грант пробрался к сестрам и сказал:
— Вы не представляете, как я счастлив, что вы наконец решили уйти. Провести в такой духоте целый час! Я буквально плавлюсь в этом сюртуке. У меня все тело чешется. Ну что, пойдем?

Девушка почувствовала, как он обхватил ее руками за талию, но… отталкивать не спешил.
Вместо этого его губы ожили, подчиняя ее своей воле. Они оказались теплыми и сладкими на вкус, и от него исходил слабый запах бренди. А потом его губы умело раздвинулись, и она потеряла голову.
В ушах у Айви зашумела кровь, она задохнулась от неожиданности, и посторонние звуки — грохот колес экипажей, проезжавших по мостовой, ржание лошадей и возгласы театралов, подзывавших к себе своих кучеров, — отодвинулись куда-то далеко-далеко.
Его язык медленно скользнул по верхней губе Айви, отчего внизу живота у нее вдруг возникли самые невероятные ощущения. Потом он легонько укусил ее за полную нижнюю губу, отчего она ахнула, а он, воспользовавшись этим, принялся бережно исследовать ее влажный рот языком.
Айви неуверенно потянулась к нему, и, когда их языки соприкоснулись, он негромко застонал, а по ее телу прокатилась волна искрящегося возбуждения.
И еще она ощутила непреодолимое желание сдаться. Полностью и без остатка подчиниться страсти, которую он пробудил в ней.
Он как будто почувствовал, о чем она думает и какие чувства испытывает, и внезапно отстранился от нее.
Айви томно взглянула на него сквозь ресницы.
— Боюсь, миледи, вы принимаете меня за кого-то другого! — заявил мужчина.

— Нет, — ответила Айви, — никакой ошибки быть не может. — Она пошевелилась и села. — Вы именно тот, кто мне нужен.
— Прошу прощения, но мы незнакомы. Я совершенно уверен, что запомнил бы встречу с вами на всю жизнь.
Айви улыбнулась. Нет, определенно перед ней сидел идеальный мужчина. Тот, кого она искала и надеялась встретить. — Меня зовут леди Айви Синклер.
Он невозмутимо смотрел на нее, словно ожидая продолжения.
Очень любопытно. Он никак не отреагировал на имя «Синклер». Значит ли это, что он и не подозревает о том, что она — одна из скандальных Семи Смертных Грехов?
— А я… — начал он, но Айви властным жестом остановила его.
Он вопросительно приподнял бровь. Она выпрямилась и заглянула ему в глаза.
— Вы — маркиз Каунтертон, точнее, станете им, если примете мое предложение.
Глава вторая
…Тот, кто не верит в себя, обычно завидует другим.
Уильям Хэзлитт
Резиденция мистера Феликса ДюпреНомер 23, Дэвис-стритОчень поздно тем же вечером


А вот поцелуй… От прикосновения губ незнакомой девушки душа у него запела, а голова пошла кругом, чего с ним не случалось еще никогда. Словом, поцелуй был дьявольски хорош. Быть может, еще и оттого, что стал для него полной неожиданностью. Или потому что впервые в жизни инициативу проявила женщина и соблазнила его, а не наоборот.
Но чем бы ни была вызвана его бурная реакция на прикосновение ее губ, даже слабой надежды на повторение оказалось достаточно, чтобы молодой человек согласился встретиться с красавицей шотландкой вновь, дабы обсудить ее поистине невероятное и столь же противозаконное деловое предложение. Его кузен, мистер Феликс Дюпре, стоявший снаружи привалившись к двери и, очевидно, целившийся ключом в замочную скважину, упал ему в объятия.
— А-а, это ты, Никки… — заплетающимся языком пробормотал Феликс. От кузена страшно разило виски, и этот дивный аромат моментально заполнил собой всю прихожую. — Какая жалость, что тебя не было на праздничном вечере. Ты пропустил чертовски славную вечеринку! А я еще хотел познакомить тебя со всеми. Видишь ли, мои друзья здорово удивились бы, узнай они, что мы с тобой приходимся друг другу… — Феликс хлопнул себя рукой по лбу. — Кем, кстати, мы приходимся друг другу?
— Наши матери были сестрами.

Ник изумленно выгнул бровь, отказываясь верить собственным ушам. Как всегда, кузен немного переигрывал.
— Что ты имеешь в виду?
— Ч-что я имею в виду? Только то, что она принадлежит к семейству Синклеров и является одним из Семи Смертных Грехов, только и всего.
Ник снова ограничился тем, что изобразил на лице вежливое удивление и покачал головой.
— Господи, Ник, да неужели ты не слыхал о них? Или ты совсем не читаешь газет? В Лондоне только и разговоров что об этом благородном семействе, — и так было с того самого дня, как они появились здесь. Семь братьев и сестер, настолько капризных и своенравных, что их изгнал из Шотландии… собственный отец, герцог, не больше и не меньше, повелев им не показываться ему на глаза, пока они не исправятся.
— Что ты говоришь? — Ник изумленно приподнял бровь в ожидании очередной невероятной истории.
Но тут Феликсу пришла в голову какая-то идея. Он вскочил с кресла и подошел к кипе газет, лежавшей на одной из полок.
— Это должно быть где-то здесь. Они появились в городе в начале весны…
Феликс принялся перебирать газеты, открывая каждую на второй странице и бегло проглядывая, прежде чем перейти к следующей. Спустя несколько минут он помахал в воздухе экземпляром «Беллз уикли мессенджер».

— И леди Айви принадлежит к одному из Семи Смертных Грехов? — Ник обворожительно улыбнулся. — И какой же именно грех ей приписывают? Просвети меня на этот счет. Только не говори, что это вожделение.
Внезапно Феликс, как показалось Нику, даже протрезвел. Во всяком случае, игривость слетела с него в мгновение ока.
— Это не имеет значения. Главное, что леди Айви — одна из них, и этого должно быть для тебя достаточно.
— Ох, пожалуйста, Феликс, не говори ерунды!
Ник не удержался и расхохотался. Феликс вел себя как опасающаяся за свое целомудрие старая дева в присутствии молодого симпатичного мужчины.

Что же она все-таки задумала?
А Феликс выглядел не на шутку встревоженным.
— Выслушай меня хорошенько. Леди Айви ничуть не похожа на женщин, с которыми ты до сих пор имел дело, Ник. Синклеры отличаются тем, что ведут себя совсем не так, как можно ожидать.
— Да, но она очень красива.
И Ник на мгновение зажмурился, вспоминая, каким таинственным огнем сверкали ее глаза, когда она привлекла его к себе и поцеловала. — Да-да, конечно, я уверен, что она очень красива… как, по слухам, и вся семерка, но ты должен держаться от нее подальше. Хотя бы по той простой причине, что ее братья — мускулистые здоровяки огромного роста, а о лорде Киллиане так вообще говорят, что он убил человека только за то, что бедняга неподобающим, на его взгляд, образом посмотрел на его сестер-близняшек.
Ник расхохотался. Он не поверил ни единому слову из этих живописных сплетен, хотя и не сомневался в том, что Феликс уверен в обратном. Его кузен всегда отличался излишней доверчивостью, как и склонностью делиться самыми невероятными сплетнями с любым, кто готов был его слушать.
— Феликс, уверяю тебя, леди Айви совсем не так страшна, как ее малюют. — Ник в отчаянии всплеснул руками. — Тем не менее обещаю, что приму твои слова во внимание… но чуть погодя.
— Ты должен…
Ник нетерпеливо прервал его.
— Завтра вечером у меня с леди Айви назначена встреча, в ходе которой мы обсудим одно очень необычное деловое предложение, которое она намерена мне сделать. Должен признаться, мой дорогой кузен, что ни за что не упущу такую великолепную возможность.
Феликс наморщил нос.
— Деловое предложение? Какого рода?
Ник медленно выдохнул, и это явственно свидетельствовало о его нежелании отвечать на вопрос кузена.
— Значит, леди Айви сделала тебе некое деловое предложение, которое ты намерен обсудить с ней. Оно случайно не предполагает продления сроков твоего пребывания в Лондоне?
Ник понимал, что Феликс лишь забрасывает наживку, надеясь выудить у него побольше сведений. Ничего у него не выйдет.

Книги этого автора
Правила обольщения. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Жених бросил Мередит у алтаря, после такого позора ни один мужчина не возьмет ее в жены. Девушка решает мстить всем ловеласам, соблазняющим невинных красавиц. Но Александр Ламонт очаровывает Мередит   Читать далее »
35 грн
Скоро снова продаже