Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Александра Хоукинз - «Жар ночи»

Глава 1
Лондон, 27 мая 1820 г.

Леди Джулиана Айверс вовсе не думала никого соблазнять в тот вечер, чего нельзя было сказать о ее спутнике — мистере Энгелхарте. Стоило ей согласиться выйти с ним на верхнюю садовую террасу, как обходительный джентльмен, сопровождавший ее на престижном званом ужине у лорда и леди Леттлкотт, вмиг превратился в звероподобного негодяя и распутника.
В конечном итоге Джулиана очутилась на ореховом дереве Леттлкоттов.
Ища утешения, она прижалась губами к стволу и спешно прошептала молитву, в которой благодарила дерево, обрубленное в расцвете сил, за его красоту. Теперь его ствол имел четыре ответвления под разными углами: в тридцать, пятьдесят и семьдесят градусов. Путаясь в складках вечернего платья, Джулиана все же исхитрилась, став на нижний сук, взобраться достаточно высоко, чтобы густая листва скрыла ее силуэт.
Прелестное платье было безнадежно загублено.
Изысканное убранство из белого атласа, расшитое жемчугом и агатом на коротких рукавах, покрылось пятнами грязи и лишайника с древесной коры. Агатовые камушки и тесьма на подоле платья и в зачесанных наверх волосах цеплялись за кривые ветви и разлапистые листья. Дерево не пощадило и ее сандалий, и белых лайковых перчаток.
Маман ужасно огорчит эта утрата. За те нелегкие пять лет, что миновали после скоропостижной кончины мужа и отца, семья очутилась на грани финансового краха. Маман старалась изо всех сил, чтобы снабжать их самым необходимым и вывести в высший свет Джулиану и старших сестер, Корделию и Лусиллу. Вызвав в их скромное норфолкское обиталище модистку из Лондона, вдовствующая маркиза Данкомбская поклялась выдать своих дочерей замуж и обеспечить им достойное будущее.
И она, безусловно, была бы потрясена до глубины души, если бы увидела, как Джулиана прячется на дереве от потенциального ухажера.

Свет, заливавший ее путь к спасению, лишь подогрел в мистере Энгелхарте желание во что бы то ни стало поймать ускользающую добычу. С усыпанной гравием дорожки она нырнула в густые заросли. Настало время для решительных мер.
И вот она оказалась на ореховом дереве.

Джулиана робко шевельнулась, словно птица, пробующая спорхнуть с насиженной жердочки, и чуть слышно вскрикнула: острый конец надломленной ветки порвал чулок и оцарапал ей левую икру. Листья предупредительно зашелестели, скрадывая произведенный ею шум. Силясь высвободиться, она лишь усугубляла свое незавидное положение: юбка зацепилась за ветку, и чем яростней девушка дергалась, тем выше задирался подол. Несносное дерево держало Джулиану в плену! Тут ее слуха достиг женский смех, нежный, словно подхваченная весенним бризом цветочная пыльца. За ним последовал какой-то гортанный звук, вынудивший Джулиану замереть на месте.
— Поймай, если осмелишься! — крикнула кому-то (вероятно, своему любовнику) незнакомка, приближаясь к дереву, которое Джулиана уже считала своей собственностью.
Шорох мелких шажков по гравийной дорожке сменился возней короткой шутливой драки, а та, в свою очередь, — взрывом пронзительного хохота. Судя по всему, преследователь таки настиг свою добычу.
Однако настоящая паника охватила леди Джулиану, когда незнакомая ей брюнетка в черном бомбазиновом платье, без особых затруднений продравшись сквозь заросли, подбежала к скамейке у орехового дерева. Усевшись, она протянула руку в перчатке мужчине, который, ни о чем не подозревая, появился в поле зрения Джулианы. Сердце ее учащенно забилось.
Это был не мистер Энгелхарт. У этого джентльмена была упругая походка и грация холеного хищника, который давно избавился от юношеской неуклюжести, но еще не замечал никаких предвестий старости.

— Я целый вечер ждала этого момента, — промурлыкала брюнетка.
Джулиана нахмурилась, тщась узнать этот смутно знакомый голос.
— Погоня — это уже половина удовольствия, — отвечал ей мужчина, и его низкий, бархатистый голос словно бы погладил Джулиану по спине невидимыми, но такими нежными пальцами. Он охватил запястье спутницы ладонями, а потом привлек ее к себе и крепко прижал к груди. — К тому же сомневаюсь, что ты отдалась бы мне прилюдно.
У Джулианы сперло дыхание. Она как зачарованная наблюдала за этим испорченным молодым человеком.
Чуть наклонив голову, он завладел губами женщины. Еще несколько минут единственными звуками, доносившимися со скамейки, были тихие вздохи и влажное причмокивание, сопровождающее страстные поцелуи.
— А может, и стала бы… — Мужчина хихикнул.
В его роскошном баритоне Джулиана различила едва ли не восторг. Он стянул рукав платья своей спутницы, обна жая левое плечо, но та лишь крепче вцепилась в него и застонала, когда его губы коснулись ее беззащитной плоти.
Женщина исторгла невнятный, алчущий звук, и Джулиана нерешительно взглянула на парочку. Руки женщины уже успели проникнуть под смокинг кавалера и распластаться на его жилете. В таком положении стала видна ее брошь — бриллиант размером с птичье яйцо, — приколотая к платью на груди. Джулиана насмешливо скривила губы. Она ошиблась с цветом: платье было не черное, а темно-синее. Безвкусное украшение подмигивало ей. Внизу в объятиях распутника томилась не кто иная, как хозяйка бала, леди Леттлкотт. Та самая гнусная особа, что в начале вечера с радостью сосватала Джулиану похотливому мистеру Энгелхарту. Мужчину она не узнала, но могла с уверенностью сказать, что это был не лорд Леттлкотт.

— Ты действительно хочешь сопротивляться, Эбби? — Син разомкнул руки графини и легонько куснул ее ладонь.
Для телесного наказания укус был слишком осторожным и, как ни странно, эротичным. В животе у Джулианы будто бы захлопала крыльями стайка бабочек.
Леди Леттлкотт, вероятно, отреагировала схожим образом: прекратив напрасную суматоху, она со стоном пала противнику на грудь, тем самым признавая свою безоговорочную капитуляцию.
— Ты настоящий мерзавец, Син. Если б я была поумней, то ушла бы сейчас, а ты бы остался мучиться в компании своего ненаглядного члена.
Син отпустил ее и сделал шаг назад.
— Так уходи же, — ответил он со скукой в голосе: угроза явно звучала не впервые. Он с безучастным видом сел на скамейку, вытянув руку вдоль спинки. — Здесь никого нет, а моя рука всегда при мне — этого должно хватить, чтобы утолить мои интимные печали. Вытаращившись в изумлении, Джулиана в который раз попыталась рассмотреть мужчину, ради которого леди Леттлкотт рисковала навлечь на себя мужний гнев. Лица мужчины из такого положения она не видела вовсе, но, судя по его самоуверенному тону, это был, безусловно, очень красивый человек. Графа Леттлкоттского она увидела, как только прибыла на бал, и сомневалась, что его жена решится на измену с кем-либо менее достойным.
— Ты когда-то уверял меня, что мои руки тебе нравятся больше, — сказала графиня, придвигаясь ближе и задевая юбкой вожделенное колено.

— Неужели? — От его высокомерного тона Джулиана едва не взвыла.
Вольготно раскинувшись на скамейке, Син вытянул свои длинные ноги, но леди Леттлкотт, похоже, не сводила глаз с того, что таилось между ними. Джулиана с неохотой признала, что ей тоже было интересно, какое же чудо стесняли эти брюки. Воспитанная в заточении, она обладала прискорбно малыми познаниями в мужской анатомии. Чем же этот Син смог вскружить голову леди Леттлкотт?
Однако тот факт, что графиня изучала его тело со столь откровенным любопытством, Сина, видимо, нисколько не смущал. Джулиане даже показалось, что ему приятна бесцеремонность партнерши. Она бесшумно привстала на толстой ветке и немного сдвинулась влево, чтобы, наплевав на режущую боль в глазах, впериться в загадочную тень над мускулистыми бедрами мужчины.
Леди Леттлкотт не спеша переместилась в V-образный клин, образованный вытянутыми ногами любовника. Не произнося ни слова, она опустилась на колени — и лицо ее оказалось в считанных дюймах от пуговиц на его брюках.
— Пожалуй, мне стоит перейти от слов к делу, повелитель. — Пальцы ее ласково пробежали по темному контуру того, что пряталось под брючной тканью.
«Прямо здесь?! Нет! Она не посмеет!.. Или посмеет?..»
Не веря своим глазам, Джулиана прикрыла рот ладонью, чтобы ненароком не вскрикнуть. Господь Всемогущий, этого не может быть! Но шелест материи и восхищенный вздох графини удостоверили Джулиану в том, что она сейчас станет невольной свидетельницей любовного соития. Ей понадобились колоссальные усилия, чтобы не дать панике овладеть собою.
— О Син, любовь моя, я погибну, если ты не позволишь мне вкусить твоего плода!
Джулиана брезгливо поморщилась, представив, какую именно часть тела графиня окрестила «твой плод».


Син глухо захрипел, как бы поощряя начинание леди Леттлкотт. По телу Джулианы пробежала мелкая дрожь, такая несдержанность была в этом звуке — настоящий вой разнузданного самца. Она потерла внезапно разболевшуюся грудь: ее несчастная плоть изнывала в корсете, придавленная к тому же к жесткой древесной коре. Все ее мечты были о том моменте, когда служанка скинет с нее одежды и избавит наконец от напряжения, сковавшего ее до самого живота. Син, между тем, расставил ноги шире, открывая коленопреклоненной женщине неограниченный доступ к его мужскому достоинству. Последняя надежда погибла, когда пальцы Сина переместились с плеча любовницы к ее волосам, а именно — к предательскому перышку. Напрягшись, он взял его и задумчиво потер между пальцами, размышляя, откуда оно взялось. А после, не дав Джулиане времени на подготовку, Син запрокинул голову и посмотрел прямо в ее встревоженные глаза.
Алексиус Лотар Брэвертон, маркиз Синклерский, для друзей — просто Син, насладился своими двадцатью пятью годами жизни сполна. Его беззаботное существование было преисполнено всяческими излишествами, вещами запретными и зачастую весьма опасными. Немногое могло его по-настоящему удивить — разве что бледное личико испуганной девушки, сидящей в ветвях орехового дерева прямо у него над головой.
Воздух, собравшийся в легких, в одночасье нашел выход наружу.
Эбби, разумеется, подумала, что за это свидетельство экстаза стоит благодарить ее умелый язычок, ласкавший недюжинное орудие. Алексиус же не собирался вступать с нею в спор. Манипуляции графини приносили ему изрядное удовольствие, но все внимание его переключилось на девушку в ветвях. К тому же если бы он в тот же миг разоблачил незваную гостью, то мог бы никогда не узнать, зачем та нарушила их уединение.
И — да, он был… заинтригован.
В таком ракурсе она показалась ему довольно привлекательной, как на его искушенный вкус. Длинные светлые кудри, завитые спиралями, обрамляли овальное лицо, напоминая золотые сережки, вдруг выросшие на ореховом дереве. Томные миндалевидные глаза в каком-то смысле компенсировали чересчур уж тонкую переносицу, а при виде закругленного подбородка незнакомки ему остро захотелось изучить каждую линию ее тела. Кожа ее мерцала приглушенным светом, точно луна на небе. Чем было это мерцание: даром природы или симптомом страха — оставалось лишь догадываться. Пухлые губы ее разомкнулись, как будто вдох дался ей с трудом.
Кто же она, черт возьми, такая?
Шпионка, нанятая Леттлкоттом? Алексиус тотчас отбросил это предположение. В этот вечер в объятия Эбби его привела скорее скука, чем похоть. Он мог бы овладеть порочной графиней где угодно, решение предаться страсти в саду было спонтанным. К тому же даже самый ревнивый муж не заслал бы шпионку на дерево.
Да еще такую красивую шпионку!
Острые ногти Эбби, впившись в особо чувствительную зону, вернули Сина к делам насущным. Если предоставить этой дамочке абсолютную свободу, она растерзает мужчину одними лишь зубами и ногтями.
— Послушай, дорогая, это, конечно, неземное блаженство, — сказал он, приподнимая ее голову одной рукой, — но надо дать моему дружку передохнуть. — Игнорируя ее немой протест, он спрятал набухший пенис обратно в штаны и застегнул две пуговицы. Сделал он это не только из соображений приличия: едва ли эта девчушка могла рассмотреть что-либо в полумраке. Алексиусу просто хотелось дожить до конца вечера без серповидных отметин от зубов на своем инструменте.

Стало быть, Эбби таки оставила на нем отметину.
Алексиусу было недосуг оспаривать ее мнение. Все его друзья охотно согласились бы с оценкой леди Леттлкотт. В определенные моменты он проявлял то или иное из названных качеств. Только очень глупые женщины могли подарить ему свое сердце или хотя бы тело. Именно поэтому такие женщины, как Эбби, ему и нравились.
Заводя очередную любовницу, он изучал ее тело до тех пор, пока не убеждался, что знает его досконально, как свое собственное. Он должен был точно знать, с какой силой и в каком месте надавить, чтобы женщина затрепыхалась в его объятиях, точно раненая птица. Какой задать ритм, чтобы она стонала и выкрикивала его имя. Алексиус был далеко не первым любовником Эбби: родив Леттлкотту наследника, та пустилась во все тяжкие. В общем-то, он даже не был ее фаворитом.

Дрожа от возбуждения, залившего все его тело, Алексиус зашагал обратно к ореху.
Господь всемогущий, Син возвращался к ней!

Не зря его все же так прозвали 1. Видя, с какой непринужденностью и ленцой он приближается к дереву, Джулиана сразу поняла, почему леди Леттлкотт шла ради него на огромный риск: она никогда не видела мужчину красивей.

Он был старше ее, лет двадцати пяти — двадцати шести. Резко очерченные скулы, нос и челюсти лишь добавляли лицу неземной красоты; смягчали черты разве что черные, длиною до плеч волосы: шляпы он не носил. Джулиана не сомневалась, что глаза его подчеркнут эту мужественную красоту, но чтобы убедиться в этом, ей придется посмотреть на него с близкого расстояния. Вскоре она смогла разглядеть, какая пухлая у него нижняя губа и какая глумливая насмешка кривит уголки его рта. Эти губы запросто могли склонить невинную деву — но не саму Джулиану, конечно, — к самому безнравственному поведению и даже мольбам о поцелуе. О небо, как же он высок! Крепкие мускулы соблазнительно поигрывали под дорогим смокингом и бежевыми брюками, носить какие мог лишь истинный джентльмен. Мужчина подходил все ближе, и Джулиана залилась густым румянцем. Она не могла забыть, как нежно и страстно он касался леди Леттлкотт. Графиня мяукала, словно кошка, извиваясь в его жарких объятиях, а он все это время знал, что за ними наблюдают!


 
Уловив ее раздражение, Син вздохнул.
— Ну что ж! Придется оставить вас наедине с лунным светом и вашим волшебством… — Стоически снеся отказ, он уже собрался было уйти, когда она остановила его криком:
— Погодите же, ради всего святого! — хотя сама понимала, что обращаться в данном случае уместней к пособникам дьявола. — Я вынуждена просить вас о помощи. Я в ловушке! — И чтобы продемонстрировать, насколько серьезна ее проблема, Джулиана гневно пнула дерево ногой.

И это она показалась ему попросту симпатичной? Да эта белокурая ведьма была писаной красавицей! Все прелести, что восхитили Сина издалека, вблизи сумели даже превзойти его ожидания. Ухватившись за массивную скамейку, он придвинул ее к стволу вплотную и, став на нее, начал взбираться на дерево, опираясь на сучки и ветви. Если бы она так не сердилась из-за его слов и собственного затруднительного положения, он едва ли поборол бы соблазн коснуться ее щеки — проверить, так ли нежна ее подобная цветочному лепестку кожа, как ему показалось.

Глава 15
Отодвинув багровый бархатный занавес, он прошел в узкий проем сам и затащил за собою Джулиану. Он вел ее в тот небольшой вестибюль, куда она надеялась сбежать от невыносимого лорда Гомфри. До того, как пожаловал Син со своими друзьями.
— Отпусти меня! — сквозь зубы потребовала она. — Мне нечего тебе сказать!
— Ты лжешь.
Син прижал ее к стене и навалился всем телом, не давая шевельнуться. Если бы она могла хотя бы протянуть руку, то нащупала бы рядом дверную ручку.
— После этого премилого спектакля нам, думаю, есть о чем поговорить.
Джулиана поморщилась от неприятных воспоминаний. Разрываясь между Сином и Гомфри, она оскандалилась на весь театр. Положение ее было не самое выгодное, но она все же стукнула Сина кулаками по плечам.
— Эта ужасная леди Гределл — твоя сестра?!
— Сводная, — кратко ответил он. — Только по отцу. — Он легонько встряхнул Джулиану. — Перестань сопротивляться: тебе будет только больней.
— Думаю, никто не станет спорить, что боль мне причиняешь ты! — прокричала она, возобновляя попытки освободиться.
Не сдвинувшись ни на дюйм, Син держал ее, пока она не выбилась из сил. Черт подери, она даже лицо ему расцарапать не могла! Злосчастные перчатки! Вконец изможденная, она сползла по стене.
— По неясным для меня самой причинам леди Гределл сразу же меня невзлюбила. — Джулиана направила пылающий взгляд в рукав его камзола. Как же больно было смотреть на Сина, понимая, что он ее предал! — Она задалась целью испортить мой лондонский сезон, и ты, оказывается, все это время ассистировал ей!
— Не такой уж хороший из меня получился ассистент! — парировал он. — Белль постоянно обвиняла меня в двурушничестве.
От изумления Джулиана запрокинула голову и невольно ударилась затылком о стену.
— Ты обсуждал все, что мы с тобой делали, с нею?! Нет, это уже чересчур! Как только я увидела тебя в саду Леттлкоттов, то сразу же поняла, что ты мерзавец и не заслуживаешь ни капли доверия!
В карих глазах Сина засверкали опасные огоньки.
— Да ну? Это открытие, видимо, не помешало тебе отдаться мне. Не припоминаю, чтобы ты оказывала сопротивление, когда я…
— Перестань.

Книги этого автора
В объятиях порочного герцога. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Лондон, 1792 год. Закадычные друзья и повесы герцог Блекберн и маркиз Норгрейв заключают пари. Победителем станет тот, кто соблазнит невинную красавицу Имоджен, дочь герцога Треветта   Читать далее »
109 грн
Добавить в корзину
Мой желанный и неприступный маркиз. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Она — юная недотрога леди Темпест. Девушка много раз слышала от отца нелестные отзывы о Фейрлэмах и даже разделяла его мнение. Но случайная встреча с белокурым красавцем на берегу реки изменила все   Читать далее »
109 грн
Добавить в корзину
Твой соблазнительный обман. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Безрассудную и дерзкую Оливию с соседом Гидеоном связывала давняя дружба. Его брат-близнец Джастин граф Кемпторн по прозвищу Торн искренне удивлялся, о чем можно говорить с этой дикой своенравной девицей   Читать далее »
109 грн
Добавить в корзину
Твой соблазнительный обман. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Задумывая розыгрыш, граф и представить не мог, что Оливия такая нежная и чувственная. Как сияют ее глаза! Как соблазнительны губы! Но что будет, когда она узнает об обмане? Как покорить сердце своенравной девушки?   Читать далее »
65 грн
Скоро снова продаже
Электронные книги этого автора
Электронная книга В объятиях порочного герцога. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Лондон, 1792 год. Закадычные друзья и повесы герцог Блекберн и маркиз Норгрейв заключают пари. Победителем станет тот, кто соблазнит невинную красавицу Имоджен, дочь герцога Треветта   Читать далее »
70 грн
Добавить в корзину