Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Елизавета Дворецкая — «Лесная невеста»

Глава 1

… Ножницы щелкали, три вещие вилы склонились над работой, сшивая рубаху. И, наблюдая за этим, Зимобор наконец осознал, что с отцом у него нет отныне ничего общего. Отец теперь во власти вил, и к потомкам он сойдет разве что частым дождичком, как пели старухи. А все, что привязывало его к земной жизни, окончено и отрезано безвозвратно.

Вот Старуха сгорбленной тенью скользнула к окну, ступила на белое полотенце и шагнула прямо туда, в свет своего созвездия. За нею последовала Мать, и луч начал меркнуть. Неслышная песнь затухала, сам воздух делался теплее и плотнее, действительность постепенно обретала привычные очертания. Звездный мир отступал, как вода, оставляя живого человека на берегу обыденности…

Легкая стройная тень Девы проплыла к окну, но задержалась и вдруг обернулась к Зимобору. По его лицу скользнул невидимый, но ощутимый взгляд, повеяло ландышем — запах был свежий, сладкий, прохладный, тревожащий и манящий.
— О чем грустишь, ясный сокол? — шепнул прямо в уши нежный голос, и мягкое дуновение, как бесплотная, но теплая рука, ласково коснулось щеки. — Отец твой хорошо свой век прожил, рубаха его души вышла белая и гладкая, и в Ирии не придется ему стыдиться узлов и пятен. И не чужие его там ждут, а предки и родичи, деды и бабки, пир ему приготовили, да не простой, а свадебный. Невеста его — лебедь белая, краса ненаглядная. Нет там болезни и старости, нет тоски и печали, только юность цветущая и радость несказанная до конца времен. О чем грустишь?
— О себе, — честно ответил Зимобор.
Он не знал, произнес эти слова вслух или скорее подумал, но та сущность, что говорила с ним, смотрела прямо в душу. Это была сама судьба, общая для всего людского рода, но своя для каждого.
— Отец умер, своего наследника не назвал. Я — мужчина, а сестра старше и родом знатнее, ее мать — верховная жрица, а я же на святилище дружину не поведу, и жены у меня нет, чтобы дать смолянам другую княгиню и жрицу ей на смену. Не хочу над отцовской могилой с единокровными сестрой и братом воевать, а добром они не уступят.
— Хочешь, я тебя сделаю смолянским князем, — легко пообещала темнота, и парящие звездные искры задорно мигнули. Кроме этого звездного блеска, Зимобор не видел ничего, но голос был так звонок и нежен, навевал образ такой красоты и прелести, что захватывало дух и все тяжелые мысли исчезали.
— Раздора в роду не хочу и своей кровной родне вреда не пожелаю, — тихо ответил он.
Когда тебя спрашивает такой собеседник, надо очень и очень хорошо подумать, прежде чем отвечать.
— Как скажешь, так и будет, — невидимо улыбнулась звездная бездна. — С древних веков обычай ведется: о чем спор зайдет, то поединком решают. Зови на поле того, кто не хочет признать тебя. Если вызовется быть тебе соперником младший брат, выходи на бой без тревоги — победа будет твоя. А сестра от поединка откажется — значит, опять твоя победа.
— Нет, она упряма. — Зимобор покачал головой. — Так просто не отступит. Она потребует «сиротского права» и выставит против меня своего человека, варяга. А это боец крепкий!
— «Сиротское право»? — Вила усмехнулась. — А ты на это ответишь перед всем народом: «Смоляне, если за вас выйдет сражаться варяг, кто же будет вами править?»
— А если она потребует, чтобы меня закопали по пояс в землю, и выйдет сражаться сама? Она это может!
— Тогда ты скажешь: «Смоляне, у вас много врагов, но ни один из них не позволит закопать себя в землю еще до битвы». Что она ответит на это? И что скажет народ?
Зимобор улыбнулся: Дева Судьбы давала очень умные советы.
— Пока я с тобой, ничего не бойся, — шепнула звездная тьма. — По нраву ты мне пришелся — я все для тебя сделаю, весь белый свет к твоим ногам положу. Полюбишь меня?...

Глава 2

… — А может, мне и правда еще куда-нибудь перейти от вас? Чтобы лишних разговоров не было.
— Вот еще! — Дивина даже возмутилась, а потом усмехнулась: — Или ты воеводу боишься?
— Я не воеводу боюсь, — с мягким намеком ответил Зимобор и придвинулся поближе. Рядом с «лесной девушкой» он чувствовал не робость, а, наоборот, воодушевление. — Но все-таки… Девица в доме, а тут я…
— Ну и что? — Дивина с выразительной небрежностью пожала плечами. — Замуж мне все равно не идти, пусть болтают, если кому делать нечего.
— Почему тебе замуж не идти? — Зимобор удивился. — Такая красавица…
— Лес Праведный большую силу дает и такую мудрость, какой больше нигде научиться нельзя. Но только выйдешь замуж, так все забудешь. Вот и мне замуж никак нельзя, а то все забуду и стану не умнее Нивянки. А я не хочу. Меня Лес Праведный не для того от смерти спас и пять лет учил, чтобы я все забыла, кроме как блины печь. Так что все это не для меня. А воеводского сына ты не слушай. Он бы сам к нам жить попросился, да мы его не примем! Вот ему и завидно, что других принимают. Оставайся. И не думай даже.
Дивина в темноте взяла его за руку. Хорошо зная, что ей можно, а чего нельзя, она думала, что присутствие в доме этого парня ничем ей не грозит, но сейчас вдруг заподозрила, что ошиблась. И что мать предостерегала ее не зря. Чувствуя ее совсем рядом, Зимобор невольно потянулся обнять девушку, но она вцепилась в его запястья, почти коснувшихся ее талии, и, подняв голову, посмотрела прямо ему в глаза. Взгляд у нее был тревожный.
— То-то я… сразу понял… ты какая-то не такая… — прошептал Зимобор.
— Так ведь и ты какой-то не такой! — так же шепотом ответила Дивина. — За тобой стоит кто-то. Не знаю кто, не вижу, не слышу, а чувствую. Ты-то хоть знаешь, кто это?
— Знаю, — едва слышно отозвался Зимобор. — Это опасно…

Глава 3

… — А что бы тебе теперь домой вернуться? Не думал? — спрашивал его иногда Требимер. — Ты ведь, говоришь, сестрич младшей Велеборовой жены…
— Не сестрич, а брат! — поправлял Зимобор, улыбаясь и подавляя досаду: он сам произвел себя в братья собственной матери и теперь был вынужден им оставаться. — Только от разных матерей. Но я ее едва знал! Когда ее в Смолянск увезли, меня еще на свете не было, а потом отец меня прислал к ней отроком, да только она почти сразу и померла.
— Выходит, ты княжичу Зимобору, ее сыну, вуй?
— Выходит, так!
— А ты поискать его не думал? Поможешь родичу, а будет он на княжьем столе, тебя воеводой поставит! Чего теряешься, парень?
— Да что ты к нему пристал, а, отец! — не выдержав, рявкнул Хват. — Отстань от человека! Княжич Зимобор, вон, люди говорят, сам пропал, только кровь на земле осталась! На том свете искать прикажешь? Так Ледич у волхвов не учился в Навь живым ходить! А просто так ему сейчас в Смолянске показаться — голову в волчью пасть сунуть! Как княжича зарезали, так и его зарежут, а потом даже тела не найдут! Не слушай ты его, Ледич, живи с нами. Глядишь, и тут в воеводы выйдешь… опосля.

Зимобор был благодарен Хвату, который так хорошо объяснил себе самому и всем остальным, почему Ледич, будучи ближайшим родственником старшего Велеборова наследника, не едет в Смолянск, чтобы помочь «сестричу» в борьбе за княжий стол. Хват вообще был бы весьма толковым парнем, если бы поменьше говорил о женщинах и получше держал себя в руках. Зимобору он тем больше нравился, что и привычками, и даже лицом напоминал смолянского кметя Жиляту из его бывшей ближней дружины — тот, как говорят, тоже в молодости был буян и гуляка, только на четвертом десятке взялся за ум, хотя бы одной рукой. Где-то он теперь, кому служит?

Хват, несмотря на молодость, тоже был отличным бойцом и многому мог бы научить, если бы только давал себе труд это делать; он с удовольствием красовался перед молодыми, с бешеной скоростью действуя сразу двумя руками — в одной держал боевой топор, а в другой булаву, — но объяснять, что и как, ему было скучно. Заполучив какие-то средства, он неделю мог гулять, спуская все, вплоть до колец на пальцах, а потом, снова разжившись, опять заказывал кольца, чтобы было что пропивать. Столпомер не заговаривал с Зимобором о Смолянске и тамошних делах, но несколько раз тот ловил на себе пристальный, внимательный взгляд князя. Купцы с уверенностью говорили об убийстве княжича Зимобора, и здесь все считали его мертвым. Не было оснований бояться, что князь этому не верит. Но он явно не забывал и о том, что в его дружине служит ближайший родственник погибшего смолянского наследника.

— Ну, родич я княжичу, и что? — отвечал Зимобор, если ему намекали на это. — Ведь не по отцу, по матери. А ее и мой отец был простым человеком, пока князь Велебор ее в жены не взял. У него от княгини двое детей, им все и достанется.

— Нет, ты неправильно говоришь! — возражал еще один из Столпомеровых десятников, по прозвищу Судила. Прозвище он получил за то, что хорошо знал законы и еще лучше умел подтягивать их к тому, чего бы ему хотелось. — Вот сам посуди. Первый наследник, когда князь Велебор умер, был его сын Зимобор, так? Так. Значит, он, Зимобор, умер, будучи все равно что смолянским князем. Так? А ему-то кто ближайший родич? Ты! Потому что вуй, куда уж ближе! Значит, наследник всего, что у него в тот день было, — ты! И раз был он все равно что смолянским князем, значит, смолянский князь теперь ты, брат!

Князь ничего не говорил, слушая это, но его молчание казалось Зимобору многозначительным. Леший его знает, этого Судилу, а может, действительно по закону получается так! Зимобор не знал, смеяться надо или плакать: он так удачно «выбрал» себе родство с самим собой, что теперь оказался прямым наследником самого себя! И мог начать все заново.

Но пока не хотел. Ему не давали покоя мысли о Смолянске, о Дивине, которая ждала его в Радогоще, о Младине, которая могла когда угодно погубить все его надежды, и сам не знал, чего же хочет и что делать…

Книги этого автора
Огнедева: Аскольдова невеста. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Древняя Русь, IX век. Рыжеволосой красавице Дивляне, просватанной за киевского князя Аскольда, предстоит долгий путь, полный опасностей и злых чар, и она, невеста, возьмет в руки оружие   Читать далее »
95 грн
Добавить в корзину
Огнедева: Перст судьбы. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Красавица Велемила, младшая дочь ладожского воеводы, обещана в жены молодому удальцу Вольге — да только не по сердцу друг другу жених и невеста   Читать далее »
95 грн
Добавить в корзину
Чары колдуньи. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Древняя Русь. Над прекрасной Огнедевой сгущаются тучи — колдунья Незвана затаила злобу на Дивомилу и задумала погубить красавицу и ее мужа, князя Аскольда. Из-за темной ворожбы Аскольд возненавидел жену   Читать далее »
95 грн
Добавить в корзину
Лесная невеста. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Древняя Русь, начало IX века. Безвестным воином покинул Смолянск Зимобор, старший сын умершего князя Велебора, чтобы в чужой земле искать себе доли. Дева Будущего, младшая из трех богинь судьбы, сделала его непобедимым…   Читать далее »
95 грн
Добавить в корзину
Лесная невеста. Проклятие Дивины. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Недолго Избрана правила смолянским княжеством. Ее брат Зимобор пришел с дружиной под стены города, чтобы отвоевать престол. И теперь путь изгнанницы лежит через дремучие леса, полные опасностей…   Читать далее »
95 грн
Добавить в корзину
Сокровище Харальда. Подробная информация, цены, характеристики, описание.
Замечательный исторический роман о Киевской Руси времен Ярослава Мудрого. Трое достойных мужчин, представителей знатных европейских родов, добиваются руки и сердца старшей дочери великого князя Киевской Руси   Читать далее »
95 грн
Добавить в корзину