Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Елизавета Дворецкая — «Битва колдуньи. Сага о мечах»

Глава 1

— Чего тебе здесь надо? — крикнула девушка. — Что это такому знатному господину понадобилось на нашем бедном берегу?

Хродмар смерил ее пренебрежительным взглядом. Если она не ведьма, то рабыня или служанка. Он вообще не стал бы ей отвечать, но ее дерзость показалась ему даже забавной.

— Я сам знаю, что мне надо! — заносчиво ответил Хродмар. — И я не буду у всякой ведьмы спрашивать позволения!

— Ай, какие мы гордые! — восхитилась девушка. — Видно, род свой считаем по головам от самого Хеймдалля! Смотри, кто очень высоко задирает нос, тот часто падает в лужи! — с мнимой заботливостью предупредила она и усмехнулась.

Усмешка у нее была странная: правый уголок рта и правая бровь дернулись вверх, а левая половина лица осталась почти неподвижной. Казалось, девушка хотела удержать усмешку, но она все-таки частично прорвалась наружу.

— Как бы тебе не упасть самой! Слишком высоко ты забралась! — крикнул Хродмар.

Чтобы видеть ее, ему приходилось задирать голову, и это было досадно: Хродмар сын Кари не привык смотреть на кого-то снизу вверх. Тем более на таких замарашек!

Хёрдис видела, что сумела раздразнить его, и гневный блеск этих голубых глаз, сердито сдвинутые брови услаждали ее душу. С высоты крутого склона фигура фьялля выглядела маленькой, и Хёрдис сама себе казалась великаншей, которой ничего не стоит растоптать этот корабль, как яичную скорлупку, раздавить этого заносчивого красавца, как червяка. Ах, почему же она не дракон!

— Да уж конечно, тебе сюда не добраться! — издевательски крикнула Хёрдис. — Смотри, знатный ярл, не порви свою цветную рубаху о здешние камни! Недолго тебе в ней красоваться! Я даже не думаю, что ты успеешь сносить ее до конца! Мимо Тюленьего камня никто не проплывает просто так! Здесь положено приносить жертвы Большому Тюленю, а иначе он потопит ваш корабль!

— Наш корабль сам зовется «Тюленем»! — со смехом крикнул Моди и указал на штевень. — Не захочет же он погубить своего родича!

— Жертвуйте сами своим камням! — смеясь, выкрикивали фьялли на корабле.

— А мы можем пожертвовать парочку старых башмаков!

— Уж не ты ли служишь этому грозному духу?

— Да уж он будет погрознее вашего беззубого тюленя! — отвечала Хёрдис.

Хродмару быстро надоела эта перебранка, но и прыгать на песок на виду у растрепанной ведьмы не хотелось. Похоже, у нее дурной глаз, и лучше бы им здесь не подходить к берегу. Но позорно бежать от наглой твари он не мог себе позволить. Кто-нибудь из дружины дома проболтается об этом случае, и его засмеют!

— Уходи отсюда, дочь троллей! — крикнул он. — Или я тебя саму брошу в воду у вашего Тюленьего камня! Посмотрим, откажется ли он от такой завидной жертвы!

— Смотри, как бы тебе самому не искупаться! — быстро ответила Хёрдис.

Будто наяву она представила, как светловолосый красавец срывается с борта, кувырком летит в пляшущие волны, скрывается под ними, и только бочонок скачет на воде там, где только что была его голова… Со всей страстью своей жадной и беспутной души Хёрдис хотела этого, даже сжала кулаки от жгучего желания… Ее воображение было живее самой жизни, и дикий порыв души подхватил видение таким мощным потоком силы, что…

Крики изумления и тревоги взмыли над кораблем, заглушив даже шум прибоя. Хродмар встал из воды, мокрый с головы до ног, нарядная рубаха прилипла к телу, вода лила с него ручьями обратно в море. А Хёрдис восторженно взвизгнула, подпрыгнула на месте, захлопала в ладоши, переполненная восхищением и счастьем сбывшейся мечты. Единственное, что она умела лучше всех, — это хотеть, страстно желать чего-то и отдавать этому желанию все силы души. Может быть, потому ей и удавалось даже то, что удаваться не должно.

Но долго радоваться ей не пришлось. Осознав, что произошло, Хродмар одним прыжком оказался на берегу, неуловимо быстрым движением выхватил нож и метнул его в Хёрдис. Стальное лезвие свистнуло мимо ее виска, щеку обдало холодом, а душу — ужасом.

Вскрикнув, Хёрдис отшатнулась, а нож вонзился в ствол ели, пригвоздив прядь ее волос.

Фьялли на корабле кричали. Хродмар кинулся вверх по береговому склону. Башмаки скользили по камням, песок под ногами осыпался, мокрая одежда мешала движениям, но яростный порыв и жажду добраться до ведьмы ничто не могло остановить. Хёрдис рванулась, жмурясь от жгучих слез боли, сжала рукоять ножа и изо всех сил дернула. Нож поддался, Хёрдис вырвала его из ствола, освободила волосы и бросилась бежать. Темный ельник сомкнулся за спиной, колючая стена мелких елок расступалась, пропуская ее, и снова сходилась позади. За ней мчался Серый, иногда оборачиваясь к врагам и с яростным лаем припадая к земле.

Тяжело дыша, Хродмар вскарабкался к тому месту, где стояла ведьма, и в изнеможении уцепился за тот самый ствол. Весь в песке, налипшем на мокрую одежду и волосы, сейчас он сам напоминал скорее тролля, чем одного из первых щеголей и красавцев Аскефьорда, украшение пиров в гриднице Торбранда конунга. В темном чешуйчатом стволе виднелась щель от его ножа, к желтым каплям смолы пристала тонкая отсеченная прядь темно-русых волос. Еловые лапы еще качались, но на плотном зеленом мху и на рыжей хвое не остается следов. Ведьма исчезла, словно дух, растворилась среди елей, как будто ее и не было, ушла под мох и камни, и только ветер носил в отдалении лай ее пса.

— Догони ее, Хродмар! — кричали гребцы с корабля. — Покажи этой троллихе, как приставать к мужчинам!

Но Хродмар плюнул под ноги и стал спускаться к полосе прибоя. Еще чего не хватало — бегать за такой дрянью! Хродмару и без того было нестерпимо стыдно за эту дурацкую перебранку, за свое падение — никогда еще ему не случалось срываться за борт так некстати! — за промах и эту глупую погоню. Узнает Асвальд Сутулый — проходу не даст своими насмешками.

— Ничего, Хродмар! — Добрый Моди дружески потрепал племянника по мокрому плечу. Он знал, что сын его сестры отличается почти болезненным самолюбием. — Говорят же: ничего нет сильнее, чем злые чары! У девчонки глаза ведьмы! Будем надеяться, что этим мы и отделаемся!

И он сотворил знак молота над собой и над раздосадованным Хродмаром. В расселине действительно оказался ручей. Набрав воды, «Тюлень» двинулся дальше. Но едва он отошел от берега, как на каменном выступе снова появилась ненавистная фигурка с серой собакой у ног.

— Недолог будет ваш путь! — кричала ведьма вслед «Тюленю». — Вы не найдете ничего, что ищете, а найдете свою смерть! Скоро, очень скоро из тебя вырастет дерево, о славный метатель ножа!

— Поди назад в подземелья, ведьма! — крикнул Хродмар, не в силах сдержать досаду. — Там тебя заждались все тролли! А мне больше не попадайся! Не уйдешь живой, клянусь!

— Не очень-то я боюсь тебя и твоих беззубых угроз! — ответила Хёрдис, подняв руку с зажатым в ней ножом Хродмара и издевательски помахав им.

Хродмар отвернулся. Мало того, что осрамился на глазах у всей дружины, так еще такой хороший нож пропал! Подарок конунга, между прочим! Из добычи прошлого лета, привезенной с Зеленых островов!

— Здесь, на Квиттинге, все женщины — ведьмы! — крикнул со своего места кормчий Вестмар, желая его несколько утешить. — От них надо держаться подальше.

— Такой нож был! — Хродмар в досаде ударил кулаком по борту. — Что я конунгу скажу, если спросит, куда он делся?

— А ты ему скажешь, что твой зуб кольчуги укусил ведьму, а она была такая костлявая и жесткая, что он застрял в ее костях!

Гребцы на ближних скамьях рассмеялись, Хродмар тоже заставил себя улыбнуться. Но ему было невесело: перед глазами стояло лицо ведьмы и ее странная половинчатая усмешка. «Не очень-то я боюсь тебя и твоих беззубых угроз!»

Не оборачиваясь, он спиной чувствовал: длинноволосая ведьма все так же стоит на вершине утеса, издевательски размахивая его ножом.

Красно-белый парус с синей полосой скрылся вдали. Проводив его взглядом, Хёрдис подошла к самому краю Тюленьего камня и посмотрела вниз, на серо-зеленые волны, пляшущие прямо под ней. Здесь было страшно, голова кружилась от высоты. Но Хёрдис очень нравилось стоять здесь: она забывала весь человеческий мир, глядя в глаза морских великанш, и казалась себе такой же сильной и свободной, как они.

— Эй, Большой Тюлень! — закричала Хёрдис, обращаясь к волнам, и голос ее разлетался над берегом, как пронзительный крик чайки. — Большой Тюлень! Ты слышишь меня?

Вглядываясь в воду, она ловила ухом далекие звуки. Под самым камнем волны вдруг забурлили сильнее.

— Большой Тюлень! — снова закричала Хёрдис. — А ты видел тот фьялльский корабль, на котором плывет с полсотни наглецов? Они ходили возле твоего камня, они набрали воды из твоего источника, а про жертвы даже и не вспомнили! Не забудь о них, когда они поплывут назад! Вот что они оставили тебе вместо жертвы!..