Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Кристоф Хардебуш — «Битва троллей»

26

Новость, что большей части троллей придется остаться в лесу, так как в хижине и сарае просто не хватает всем места, вызвала у троллей недовольство. Однако Пард быстро и решительно навел порядок. В хижину пошли только Пард, Керр и Стен, а все остальные расположились на поляне возле хижины. Вход в хижину был низким даже для людей, так что Парду пришлось влезать чуть ли не на четвереньках. Да и внутри потолок был ненамного выше, поэтому троллям пришлось опуститься на колени.

Керр с интересом огляделся вокруг. Описание прорицателя еще раньше вызвало его любопытство. Но обстановка хижины не впечатляла. В каменном камине потрескивал огонь. На стенах на крючках были развешаны одежда и инструменты из дерева и металла. Стол отодвинули к стене, чтобы освободить место для гостей, по этой же причине на него поставили два грубо вытесанных стула. С другой стороны стояла простая кровать с меховыми шкурами, на которых лежал старик, накрытый теплым покрывалом.

Прорицатель тоже не выглядел каким-то особенным. Кожа была вся в складках, белые волосы растрепаны. Глаза закрыты, дыхание прерывистое. Лицо блестело от пота.
А вот эльф, сидевший в углу за кроватью в стороне от троллей, оказался гораздо интереснее. Керр еще никогда не видел этих лесных охотников. Его одежда была сделана из мягкой кожи: простые штаны и длинная темная накидка с капюшоном. Сначала юный тролль подумал, что узоры на его коже всего лишь нарисованы, но потом понял, что это не так. «Неужели они рождаются с ними? Что же мне о них говорил Друан?»

Эльф тоже смотрел в сторону троллей. Его необычные глаза были большими, миндалевидными и неопределенного цвета: то они казались светлыми, то вдруг снова становились темнее. Волосы были светлыми, почти такими же белыми, как у старика, только они еще и мерцали в слабом свете огня. Волосы эльфа доходили до груди, где они, казалось,  сплетались с узором. Темные контуры на его коже подчеркивали формы мышц, какое-то растение вилось вокруг его шеи, поднимаясь до острого уха. Каждый раз, когда эльф двигался, рисунки на его коже, казалось, танцевали, переливаясь и переходя друг в друга, и Керр был уверен, что они изменялись, когда он на них не смотрел.

Эльф заметил пристальный взгляд тролля, опустил голову и посмотрел на Керра загадочным взглядом. Хотя тролль не почувствовал страха, он был словно заколдован, охвачен чувством, которое поначалу не мог объяснить. «Мы здесь оба чужие», — наконец понял Керр и неожиданно почувствовал себя соединенным с эльфом какой-то древней непостижимой связью. Потом тот улыбнулся, обнажив два ряда белых зубов. Керр тоже осторожно показал клыки, чтобы не волновать эльфа.
— Как долго уже такое продолжается? — спросил Стен, прервав тем самым первобытную связь между эльфом и троллем.
И тут же, спохватившись, добавил:
— Меня зовут Стен. А тебя как зовут?
— Мое имя Тарлин, — мелодичным голосом ответил эльф, который умудрялся говорить так плавно, что предложение прозвучало как одно слово.
— Тарлин, — повторил за ним Керр это необычное для него буквосочетание.
— Точно, друг тролль. А на твой вопрос, человек: он болен уже много дней. С тех пор как солнце стало так беспощадно к этому миру.
Стену, казалось, было достаточно этого ответа, так как он опустился на колени рядом с кроватью и убрал с лица старика мокрые от пота пряди. Керр наклонился к Парду и прошептал:
— Я представлял себе его дом совсем по-другому. У предводительницы он был гораздо больше, на стенах висели картины.
— Я же тебе рассказывал, что нам нужно ждать снаружи, так как этот дом слишком мал для троллей.
— Да, но почему он такой маленький? И нет никаких картин, колонн, ничего.
— А почему у него должны быть картины? — удивленно спросил Пард.
— Но ведь у Ионны есть картины, а он тоже важный человек… — начал было объяснять Керр, но его прервал смех, вскоре превратившийся в сухой кашель.
Он удивленно глянул на кровать, где старик открыл глаза и теперь сотрясался от кашля. Затем он постепенно успокоился, и кашель прекратился. Немного помолчав и не поворачиваясь к троллям, старик очень тихо сказал:
— Довольно невежливо обсуждать бедность дома в присутствии самого хозяина.
— О… Я сожалею, — серьезно заявил Керр, что снова вызвало веселье у старика.
— Тролли с хорошими манерами. Что дальше? Вы будете есть людей при помощи ножа и вилки и запивать при этом хорошим вином?
Керр озадаченно посмотрел на Парда, но тот лишь пожал плечами. Прежде чем он смог ответить, вмешался эльф:
— Человек, ты должен отдохнуть. Ты слаб.
— Позволь старому человеку порадоваться шутке, Тарлин. У каждого есть право самому выбирать, какими будут его последние слова.
— Вы собираетесь умирать? — явно обеспокоенно спросил Стен.
— Рано или поздно. Такова жизнь.
— Мы надеялись, что вы сможете помочь нам.
— В прошлый раз ты не был таким официальным, юноша. Но тогда твои глаза казались светлее, а в голосе звучало больше жизни. Мы все умираем, снова и снова, — устало проговорил старик и закрыл глаза.
— Дайте ему немного времени, — попросил Тарлин и поднялся. — Выйдите на свежий воздух, а я позабочусь о нем.
Вслед за Стеном и Пардом Керр тоже согнулся, чтобы пролезть через маленькую дверь. Выбравшись наружу, он полной грудью вдохнул свежий воздух леса. Он пахнул животными и растениями. Но в первую очередь также людьми, троллями и эльфами. Множеством эльфов.
— Здесь их много, — сказал он Стену. — И несколько совсем недалеко.
— Вангелиу вроде их друг, — ответил человек и решительно перешел поляну.
Когда Керр хотел последовать за ним, Пард схватил его за плечо. Юный тролль удивленно посмотрел на своего предводителя.
— Он пошел к своему другу.
— Куда? К какому другу?
— Люди закапывают своих мертвых. Его друг лежит вон там, в земле.
— Что? Они закапывают своих мертвых? В землю? Но ведь это отвратительно, — заявил Керр и скривился. — Они просто оставляют их разлагаться?
Большой тролль на это ничего не ответил. Керр проследил за его взглядом и увидел Стена, который стоял на коленях на краю поляны с опущенной головой. Керру показалось, будто он слышит его шепот, но, возможно, это был лишь шелест листьев деревьев.
Юный тролль озадаченно наблюдал за происходящим, пока Стен вновь не поднялся и не вернулся к ним. Человек даже не взглянул на них, и Керр сказал:
— Ты стал другим.
— Что ты имеешь в виду? — потребовал тот объяснения.
— Старик тоже говорил об этом. Ты стал гораздо молчаливее, чем раньше. И злее.
Тут человек безрадостно рассмеялся.
— Злее?
— Да, ты больше ничего не рассказываешь, и, если тебя о чем-то спрашивают, ты почти не отвечаешь. Ты стал другим, — упрямо повторил Керр.
— Оставь меня в покое, тролль, — вдруг взорвался Стен.
Его глаза засверкали от гнева, и он сжал кулаки. Керр не хотел больше сердить человека, но покачал головой.
— Ну, вот опять, — вырвалось у него.
Тут Стен быстро подошел и мрачно уставился на него. Хотя человек был намного меньше его, он, казалось, совсем не боялся.
— Да что ты знаешь? Что ты вообще знаешь обо мне? Ничего! Так что оставь меня в покое, понятно? Я не хочу больше слушать твою болтовню! Даже собаки знают, когда они должны молчать!
Потрясенный Керр отшатнулся и в успокоительном жесте поднял руки.
— Я не хотел этого. Я же не знал…
— Точно! Ты ничего не знаешь!
С этими словами Стен резко развернулся и пошел назад, в направлении леса, в то время как Керр остался стоять на месте словно вкопанный. В поисках поддержки он посмотрел на Парда, но тот, казалось, был так же поражен, как и юный тролль. Другие тролли тоже смотрели на них, но никто ничего не сказал по поводу только что услышанного и увиденного.
— Оставь его в покое, — наконец пробормотал Пард. — Иногда людей просто невозможно понять. Поверь мне, я пытался, но не получается. Обычно они маленькие и слабые, но потом иногда неожиданно происходит что-то такое, отчего они выходят из себя. Или страдает от боли. Если Стена доводят до такого состояния, его ничто не может остановить. Тогда он почти как тролль.
— Надеюсь, он не будет долго сердиться и не оставит нас. Я не хотел прогонять его.
— Он скоро снова успокоится. Он всегда успокаивается, — равнодушно заявил Пард и пошел назад к хижине, возле которой сел на землю.
Керр остался на поляне в неуверенности. Стен исчез в темном лесу, Пард сидел позади в круге слабого света, который падал из хижины. Он нерешительно шагнул в сторону хижины, но затем снова развернулся. «Друан говорил, что знания важны, если хочешь выжить. Важна не только сила, но и хитрость».
Керр решительно отправился на поиски человека, вынюхивая его среди мрачных деревьев. Подлесок здесь был очень густой, и поэтому лунный свет очень слабо проходил через листву деревьев. Как бы осторожно Керр ни старался идти, под его ногами постоянно ломались ветки, так что его продвижение нельзя было назвать тихим. Лесные звери бежали от него и поднимали еще больший шум. «Какие же существа могут здесь охотиться? Эльфы пользуются, наверное, своей магией».
В первую очередь благодаря своему чутью тролль нашел человека, сидящего под большим старым деревом. Он оперся спиной на ствол дерева, согнул ноги и обхватил колени руками. Глаза его были закрыты.
Юный тролль застыл в нерешительности: может ли он подойти ближе или должен снова уйти? Потом он наконец решился.
— Стен?
— Исчезни, — прозвучал ответ, но в его голосе уже не было той воинственности, он звучал устало и потерянно.
— Что-то произошло, да? Поэтому тебе плохо, и поэтому ты пошел с нами, — решил тролль высказать свое предположение.
— Я не хочу говорить с тобой об этом.
Керр медленно подошел и сел рядом со Стеном. Пахло землей и листьями, животными, растениями и жизнью, но и смертью тоже. Был слышен его тяжелый, сильный запах, который глубоко под землей просто не встретишь.
— Это из-за вашей войны? Вы ее проиграли?
Стен молчал, и Керр уже подумал, что человек не ответит. Но потом тот сказал:
— Нет. Война не проиграна. Собственно, она только начинается. Но она уже потребовала жертв…
Неоконченное предложение повисло в воздухе. В нем остро чувствовалась такая печаль, что Керру стало не по себе.
— Жертв?
— Моя жена — моя спутница, как бы ты ее назвал. Наш ребенок. Они мертвы, погребены под замком Зварен, — бесстрастным тоном произнес Стен.
Керр не знал, что ответить на это. «Потери причиняют людям такую же боль, как и нам, — понял он. — Смерть Друана причиняет мне боль. Он должен быть здесь и вести нас. Каждый чувствует, что его нам не хватает. Анда тоже потеряла Цдама, и теперь она хочет убить всех людей».
— Ты можешь это вообще понять? Что это значит?
— Наверное, нет. Ведь я не человек. Но мы, тролли, тоже скорбим о своих умерших. Мне не хватает Друана, — осторожно объяснил Керр. — Я не знаю, как это у вас, у людей. Но у нас так.
— Мы хотели мира. Мы хотели жить вместе. У нас отобрали все это. Теперь она бродит по темным дорожкам, а я остался один.
На этот раз Керр промолчал. Стен неотрывно смотрел во мрак леса. Когда человек вновь заговорил, голос его звучал безжизненно и холодно:
— Я один в темноте.
— Но мы здесь, — серьезно ответил Керр.
— Вы здесь. Но Висинии нет. И Натиоле нет, — сказал Стен, к которому неожиданно вернулась жизнь.
Он выпрямился и продолжил:
— Я ясно вижу свой новый путь, Керр. Я помогу вам, несмотря ни на что. Я должен выполнить свой последний долг в этой жизни.
Сказав это, человек встал и тряхнул головой так, что его длинные волосы растрепались. Керр тоже поднялся и пошел вместе со Стеном назад к хижине. Ночной лес молча выпустил их на поляну, где Пард уже махал рукой.
— Идите сюда! Эльф говорит, что старику уже лучше!
Они быстро пересекли залитую лунным светом поляну и вновь вошли в маленький домик. Тарлин сидел в углу, но Вангелиу действительно казался более живым, чем в первый раз. Он оперся о стену, подложив под спину несколько меховых шкур, и смотрел на прибывших ясными глазами. Так как Керр был не уверен, как нужно приветствовать старика, он просто кивнул. Он уже не раз видел, как это делают люди.
— Меня очень радует, что вам уже лучше, — начал разговор Стен.
— Тебе не нужно быть таким официальным, юноша. Я не бояр и не марчег, а всего лишь простой старый человек.
— Вы заслуживаете всяческого уважения, — возразил воин и склонил голову.
Вангелиу с видимым усилием отмахнулся.
— Я жил так всю жизнь и уж точно не собираюсь теперь позволять обращаться ко мне так официально. Слова не показывают уважения, юноша, только поступки.
— Как хочешь. Мы здесь… — начал было Стен, но Вангелиу перебил его:
— Потому что вы ищете помощи.
— Точно. На троллей напали, изгнали из земли. Но, возможно, лучше они сами расскажут об этом. Пард?
Однако большой тролль пробормотал лишь что-то невразумительное и указал на Керра, который и рассказал о войне против Анды, о смерти Друана и об их бегстве. Сначала он рассказывал медленно, с запинками, но затем слова словно полились из него. Все молча слушали. Старик даже закрыл глаза, и Керр начал опасаться, что тот снова заснет.
— Анда стала очень большой и очень сильной. Сильнее всех нас. И она убивает троллей. Мы не знаем, что случилось с ней, но это против нашей природы. Так учил меня Друан.
Когда юный тролль закончил свой рассказ, Вангелиу кивнул.
— И теперь вы здесь, так как Друан отослал вас к Стену и ко мне?
— Да, — ответил Пард. — Мы бы остались и боролись, но Друан хотел, чтобы мы поднялись к вам на поверхность. Я не знаю зачем, но у него были свои причины.
— Один человек рассказал, что Анда заключила союз с духами, — добавил Керр, который вспомнил о встрече с воином из Дабрана.
— Он говорил об исчадии темноты, — вставил Стен. — Но я не знаю, имел ли он в виду троллей или что-то другое.
— Эй!
— Ну да, вы уж точно не создания света. Возможно, посланником был верующий в Божественный свет, — оправдывался Стен.
— Мы не исчадия темноты, — с серьезным видом возразил Пард. — И только из-за того, что мы можем выжить только в темных местах этого мира, не нужно считать нас исчадиями!
— Да полно вам. Мне не нужно объяснять, я лишь высказал предположения, что мог иметь в виду посланник. Так что успокойся, хорошо?
Пард кивнул, поджав губы.
Тихий шум из угла привлек внимание Керра к эльфу.
— Тень легла на землю, — неожиданно начал Тарлин. — После того как снег растаял.
— Тень? В этом году? Летом? — спросил Стен.
Влахак выглядел очень удивленным.
— Мы предполагаем, что это связано с действиями железных людей. Дыхание духа темноты тяжело опустилось на землю.
— Но ведь Ионна приказала запечатать вход в Стариг Яцек, а монастыри там пустуют. Священники солнца, которые своими ритуалами разбудили дух темноты, мертвы. Орден во Влахкисе слабый. И разве прорицатели не начали снова петь свои старые песни, которые должны связать дух темноты?
Вангелиу задумчиво кивнул. Он посмотрел на Керра, а потом сказал:
— Это так. Но нас осталось не так много. И мы больны.
— Вы больны? Что ты имеешь в виду?
— Дыхание духа темноты делает нас больными. Вначале, когда на меня только напала эта слабость, я подумал, что просто пришло мое время. Но потом появился Тарлин и сообщил мне о знании своего народа.
— Калинэ тоже больна, — вырвалось у Керра. — Она не смогла поговорить с нами!
— Это прорицательница воеводы, — объяснил Стен, увидев, как Вангелиу наморщил лоб. — У нее лихорадка, которая приковала ее к постели.
— Хождение по дорогам духов и заглядывание в их мир открывает ворота. Пока влияние духа темноты на землю медленное, он быстрее добирается до нас.
— Что за дух темноты? — озадаченно спросил Керр. — И почему дыхание?
— Когда-то был дух, который бродил по этой земле. Мой народ знает его как белого медведя, — объяснил Стен. — Когда влахаки еще не объединились и была война, то среди них жил один простой воин по имени Раду. Отвергнутый своими родными, он отправился в леса. Почти как у вас, изгнание в то время означало верную смерть. Но Раду встретил Мудрую женщину, прорицательницу, которая сообщила ему о Белом медведе, духе-хранителе моего народа, появление которого было большой радостью. Однако он находился во власти духа темноты. И так как Раду было больше нечего терять, он без страха пошел в лес и сразился с духом темноты.
— Это тот дух темноты, который сейчас живет в недрах земли?
— Нет, дай мне рассказать до конца. Раду победил дух темноты хитростью и силой. Он освободил Белого медведя, выступил перед собравшимися предводителями племен и бросил перед ними в середину голову духа темноты. Все увидели, что на нем лежит благословение Белого медведя. Так Раду был избран кралем, то есть королем. Это легенда, история, которую знает каждый ребенок во Влахкисе. Но здесь она не заканчивается. Что-то произошло с Белым медведем. А что — это должен рассказать Вангелиу.
Керр с любопытством посмотрел на старика, который снова закрыл глаза. На лице человека Керр прочитал глубокую печаль. Хриплым голосом Вангелиу начал свой рассказ:
— Много лет род Раду правил Влахкисом, кто-то хорошо, а кто-то не очень, но в стране был мир. Однако ничто не вечно, и это время тоже прошло. Оно закончилось наступлением солдат дирийской империи, которые полтысячелетия назад пересекли Соркаты и завоевали страну. Линии первого краля разрешили править дальше, но их детей отвозили в Золотую империю. Так прошло много лет. Дирийцы услышали о наших сказаниях и легендах. Так эти сказания дошли до ушей сына императора, сильного и тщеславного принца. Он созвал местное охотничье общество, и они все вместе отправились во Влахкис.
— Люди слепы перед игрой мира, — роковым тоном произнес Тарлин. — Большинство из них даже не чувствуют, когда есть связь.
— Они нашли Белого медведя немного южнее отсюда. Никто не знает, как они нашли его. Возможно, он хотел, чтобы его нашли, а может, и нет. Они ранили его, но он был слишком силен и смог противостоять магии их священников и оружия охотников. Зато он убил принца. Кровь пролилась на землю, кровь, смешанная со слезами. Оружие и магия смертельно ранили Белого медведя, но его сила была слишком велика и он не мог умереть. В своей боли он стал темнотой. Свет солнца начал жечь его тело, и он сбежал в подземелье. И его дух рассеялся в вечном мраке.
Какое-то время все молчали. «И священники солнца пытались подчинить себе этот дух, чтобы убить нас, троллей, — подумал Керр. — И все это по их соглашению с карликами!»
— Так все произошло? — тихо спросил Стен.
Когда Вангелиу устало кивнул, воин сам продолжил:
— Смерть принца во Влахкисе принесла большую беду в страну. Как будто люди были виноваты в его смерти, император приказал казнить каждого четвертого влахака. Однако еще во время всего этого ужаса племена объединились и выступили против солдат империи. Под предводительством краля Анеа мой народ у Трех Сестер разбил отряды империи, и таким образом закончилось почти столетнее господство Золотого императора над нашей страной. Но я не знал, что принц погиб от лап Белого медведя.
— Об этом знали немногие. Многие из них исчезли за время долгого господства масридов. Наш народ потерял больше, чем просто свободу, Стен, — слабым голосом ответил Вангелиу. — Многое потеряно навсегда, безвозвратно исчезло из знания людей. Много правды сохранилось в старых песнях и историях, но мы уже почти не можем понять этого. Мне рассказали эту историю, когда я был еще совсем юн. Теперь я передаю ее вам.
— Но как все это может помочь нам? — проворчал Пард. — Вы боролись, иногда выигрывали, иногда проигрывали. Прекрасно. Но меня ваши войны ни капельки не интересуют.
— Дух темноты — источник, — разъяснил Вангелиу. — Что-то разбудило его. И в последние месяцы его влияние усилилось. Солнце безжалостно выжигает землю, как следствие — начнутся болезни и голод. Недоверие превратится в ненависть, а друзья станут врагами. Земля будет разрушаться точно так же, как рассеялся дух.
— И что все это означает? — беспомощно спросил Керр. — Что мы должны делать?
— Боюсь, что именно ваша Анда разбудила дух темноты. И его власть растет с каждым днем, когда он пробуждается от своих мрачных сновидений. Я не осмеливаюсь даже думать о том, что может произойти, когда он окончательно проснется и снова начнет блуждать.
— Будет война, — неожиданно вмешался Стен. — Один из масридов предал своих, и Ионна снова выступает в военный поход.
— Пока дух не спит, во Влахкисе никогда не будет мира. А если он проснется окончательно, то войны станут концом для нас всех.
— Неужели он такой могущественный? — удивился Керр.
— Он земля, ее душа, ее жизнь. Его связь со всем, что живет и что мертво, не оборвалась, даже когда его ранили. Только с тех пор он перестал быть защитником земли, и его влияние все изменяет в худшую сторону.
После этих слов воцарилась полная тишина. Снаружи доносились голоса троллей, однако лес и поляна казались Керру невероятно далекими и нереальными. «Как же нам выстоять против такой силы? Что мы можем предпринять против самой земли? Анда носит в себе силу всего мира!»
Даже Пард сидел, угрюмо глядя в пол.
Тогда Вангелиу тихо сказал:
— Я не могу помочь вам. Но, возможно, все-таки есть кто-то, кто сможет.