Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Дженнифер Блейк — «Королевская охота»

Глава 1
Англия
Декабрь 1486 года

… Оборванцы, столпившиеся вокруг, противно захихикали, и по спине Кейт побежали мурашки. Мерзавец искренне верил, что сумел ее испугать. Верил, что она полностью в его распоряжении. Расслабившись, он даже отпустил уздечку и теперь буравил взглядом грудь Кейт, скрытую накидкой. От этого взгляда леди Кэтрин казалось, что по коже у нее ползут черви.

«Сейчас или никогда», — подумала она.

Исторгнув из груди воинственный вопль, Кейт резко развернула Роузи и что было сил вонзила шпоры ей в бока.

Предводитель шайки разбойников пошатнулся и упал, но успел схватить Кейт за руку. Прижавшись бедрами к дамскому седлу, она пыталась управлять испуганной кобылой, но второй бандит вцепился в уздечку с другой стороны; предводитель поднялся с земли и потянул девушку к себе, налегая всем весом своего тела.

А силы ему было не занимать. Кейт вскрикнула от беспомощной злобы — седло соскользнуло, и ее колено выскочило из луки.

Падение было чрезвычайно болезненным; легкие, из которых разом вышел весь воздух, как будто полоснуло ножом. Глаза леди Кэтрин залило красным туманом.

Лошадь попятилась, обуреваемая страхом, и, гарцуя, отошла в сторону, как только порвалась уздечка. Потряхивая головой, она лягнула пустоту и умчала прочь по тропинке. Не обращая внимания на животное, главарь вцепился в руку леди Кэтрин мертвой хваткой. Он поднял ее движением до того резким, что девушка едва не рухнула прямо ему в объятья.

У нее в груди нестерпимо жгло: это воздух затекал обратно в легкие. В глазах помутилось от гнева и отчаяния. Уже не задумываясь и не строя никаких планов, Кейт выхватила кинжал из ножен и, откинув полу горностаевой накидки, нанесла молниеносный удар. Пронзив потрепанный бархат и грязное льняное полотно, лезвие наткнулось на плоть и кость. Противник, взвыв, мигом отпрянул, хотя кинжал, задев ребро, тут же выскочил наружу. Ликуя, но вместе с тем превозмогая отвращение, Кейт побежала прочь, волоча рваный подол по промерзшей земле.

Разбойник прижал ладонь к груди, затем отнял ее и в недоумении уставился на кровавый отпечаток. Лицо его исказилось гримасой ярости; стиснув кулаки, он бросился в погоню. Его приспешники последовали за главарем. И тут над лесом пронесся нечеловеческий крик — дикий, хриплый, настоящий боевой клич, от которого у Кейт волосы встали дыбом. Не сознавая, что делает, она метнулась на этот чудовищный звук.

Он скакал к ним стремительным галопом, почти паря над землей, и его плед в сине-зеленую с красными вкраплениями клетку развевался на ветру. Длинные черные волосы, выбившись из-под берета, колыхались волнами; черты решительного лица были суровыми. У самого плеча виднелась рукоять громадного меча; голые бедра прижимались к бокам коня, ботинки, крест-накрест зашнурованные кожаными ремешками, немилосердно били животное. Крик, исторгнутый им, был песней возмездия, справедливости и ярого упоения, которое дарует битва.

Это был Росс Данбар — Шотландец.

Кейт сразу же его узнала, и сердце у нее в груди забилось чаще. При дворе этого человека знали абсолютно все, но никто не был с ним близко знаком. Женщины мечтательно вздыхали, когда он проезжал мимо; они любовались его литыми ногами под клетчатым килтом, гордой посадкой головы, лихо увенчанной беретом, широкими, дерзновенно вывернутыми плечами и, конечно, глазами — синими, как озера его родины. Мужчины расступались перед ним, ибо Шотландец славился необузданным нравом, свирепостью и презрением к Генриху и его свите.

В Англии Данбар оказался лишь затем, чтобы исполнить волю отца, вспыльчивого старого лэрда, который построил поместье прямо на границе между Англией и Шотландией и нередко эту границу нарушал. Свой долг Росс Данбар исполнял беспрекословно, но с неизменным отвращением к правителю. Пьянствовать и играть в кости с «саксами», как он брезгливо их величал, было ниже его достоинства; друзей в здешних краях у него не водилось. Его меча, рубящего без промаха, боялись все до единого, и не без причин. Еще в самом начале охоты Кейт поняла, что Росс Данбар — один из предводителей отряда, но как он очутился тут, она и представить себе не могла. Тем более сложно было вообразить, как он один справится с целой бандой разбойников, вооруженных до зубов и прекрасно сознающих, что в королевском плену их жизни будет грош цена, а стало быть, терять им нечего…

Глава 8
… Росс был настолько поглощен созерцанием запертой двери, что не заметил приближения леди Кэтрин. Выражение его лица было весьма свирепым, ибо все три дамы — Кейт, ее сестра и их служанка — замерли как вкопанные.
— Иду, — буркнул он. — Через минуту-другую.
— Если замешкаетесь, вам придется стоять, — сказала Маргарет.
— Потерплю.
Кейт внимательно посмотрела в каменное лицо Шотландца.
— Вы же только-только пошли на поправку. И выглядите, признаться, неважно. Что вы…
— Не сейчас, — отмахнулся Росс.
Она недовольно покосилась на запертую дверь. Маргарет хотела произнести что-то еще, но Кейт жестом велела ей замолчать.
— Хорошо, — сказала она. — Потом поговорим.

Это прозвучало скорее как угроза, нежели как обещание. Прежде чем снова отвернуться к заветной двери, Росс позволил себе улыбнуться уголками губ.
Будущему лэрду Данбару, конечно, не пристало прятаться в темных углах и подслушивать частные беседы. Но иногда правила приходится нарушать. Росс подошел ближе и с уверенным видом человека, которому непременно нужно попасть внутрь, отворил дверь.

Светильника там не оказалось — да что там светильника, даже свечки. Росс сразу понял, что это был всего лишь очередной холл, где просители дожидались аудиенции у короля, диктовали что-то своим писарям или беседовали с глазу на глаз с членами королевского совета. Когда глаза Шотландца привыкли к темноте, он различил лавку под единственным окном, письменный стол, стул и высокий табурет. Самая обычная мебель. Куда больший интерес представляла следующая дверь, узкая и наполовину прикрытая занавеской. Сквозь щель под дверью пробивался серебристый свет.

Росс бесшумно подкрался ближе, легко ступая по сарацинскому ковру, и прижался к стене у самой двери.

Стена показалась ему такой надежной — он наконец-то смог передохнуть, сбросить с себя внезапно накатившую усталость. Однако не стоило забывать о том, что привело его сюда: он обязан был расслышать рокочущий шепот, просачивавшийся сквозь неплотно прикрытую дверь. Росс закрыл глаза, весь обратившись в слух.
— Маргарита… Бургундская… известия…
— Йорки…
— К концу весны, в начале…
— Маленький принц… марионетка…
— Тысяча… Немцы вооружены до зубов…
— Заплатить за…
Росс пришел в бешенство оттого, что не мог разобрать фразы целиком. Оставалось только догадываться. Но даже по этим обрывкам он понял, что Трилборн и вдовствующая королева объединились с теми людьми, которые хотели свергнуть Генриха с престола.

Росса позабавил тот факт, что у них с английским королем появился общий враг. Этого, наверное, будет достаточно, чтобы забыть о разногласиях, существовавших между ними.

И все же — какая дерзость! Проникнуть в самое сердце любимого дворца Генриха и плести там свои низкие интриги! Даже если учесть то, что весь двор отправился к мессе, замысел все равно поражал воображение своей дерзостью. Интересно, кто был инициатором: Трилборн или коварная вдова? О ее хитрости слагались легенды.

Трилборн определенно связался с йоркистами. Каким-то образом он тоже участвовал в плане по устранению Генриха вместе с Маргаритой, дочерью Елизаветы Вудвил, вдовствующей герцогини Бургундской, и армией наемников, которая прибудет к берегам Англии в конце весны или в начале лета. Они вознамерились усадить на трон ребенка. Елизавета, не
сомненно, рассчитывала на титул царствующей королевы, пока ребенок не подрастет, а царствующая королева практически ни в чем — ни в привилегиях, ни во власти, — не уступала жене правящего короля. Богатств короны хватит на всех мятежников.

Неужели эта женщина всерьез верила, что сможет заменить принца своим сыном? Или она цинично надеялась на то, что принц, якобы найденный в городе, и впрямь самозванец? Какая, впрочем, разница, если грубая сила должна была снова восторжествовать над законным принципом престолонаследия. Быть может, нового короля определял сам Господь, щадя кого-то, а кого-то убивая на поле боя…