Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Эмма Найт — «Повелители ночи»

Книга первая
«Проклятая»
Глава первая

Рейчел Вуд сидела на заднем сиденье родительской машины 1997 года выпуска и проклинала все на свете. Справа от нее устроился надоедливый младший брат Марк, а слева — старшая сестра Сара, громко напевавшая какую-то популярную мелодию, которая звучала у нее в наушниках.

Когда отец включил левый сигнал поворота и съехал с трассы, Рейчел набрала полные легкие воздуха и громко вздохнула. Она не могла поверить, что семья решила переехать именно сейчас. Когда она в десятом классе. Рейчел не могла не думать о том, что ее пугало. Что, если ей не удастся завести друзей? Что, если ее станут дразнить? Что, если она не сможет полюбить это место? Что, если ее одежда будет казаться местным жителям странной? Она боялась, что сестра станет подшучивать над ней в школе, а брат — заставлять краснеть из-за своего поведения. Более того, Рейчел пугало, что слишком внимательные и любящие родители будут то и дело ставить ее в неловкое положение.

Отец повернул на длинную извилистую дорогу.

Вот и все?

Автомобиль медленно ехал через центральную часть городка. Через окно Рейчел рассмотрела пиццерию, магазин проката видеокассет, салон красоты и магазин по продаже открыток с украшенным воздушными шариками входом. Она также увидела кофейню и магазин одежды, в витрине которого красовались балахоны для беременных.

Пока машина медленно катила по городку, Рейчел увидела несколько человек. Женщину, толкающую по тротуару детскую коляску, мужчину и двух его сыновей, одетых в голубые футболки с эмблемой Американской молодежной футбольной организации и черные свитера. На их ногах красовались футбольные кеды. А еще группу подростков, на одном из которых была толстовка с изображением тигра и аббревиатурой местной школы.

Рейчел узнала аббревиатуру из поздравительного письма, которое получила за несколько недель до переезда, — так ее приветствовали из местной средней школы. Она вздохнула и задумалась, сможет ли подружиться здесь хоть с кем-то. Сердце сжалось от тревоги за завтрашний день, когда она должна пойти в новую школу.

Ее раздражало то, как медленно ехала их машина. Неужели отец не знает, насколько глупо это выглядит со стороны? Рейчел уткнулась лицом в колени. Через какое-то время она почувствовала, что машина начала набирать скорость.

Автомобиль ехал по улице, по обеим сторонам которой стояли частные особняки, и Рейчел с интересом разглядывала каждый дом. Эти дома сильно отличались от тех, к каким она привыкла. Это были шикарные здания с длинными подъездными дорожками в виде полукругов. В начале некоторых подъездных дорожек она увидела колонны, между которыми необходимо было проехать, чтобы попасть к дому.

«Где это мы?»

В конце улицы автомобиль затормозил. Сара вынула из ушей наушники и подняла голову. Марк вытянул вперед руку и спросил:

— Это он?

Рейчел замерла: она вот-вот увидит их новый дом! Она гадала, каким он окажется, не придется ли ей делить комнату с Сарой, как будет выглядеть ее спальня.

— Улица Пайн-роуд, дом сорок два, — весело объявил отец.

Машина въехала на подъездную дорожку, и Рейчел тряхнула головой.

«Дом…»

Она разглядывала дом, пока они медленно подъезжали к нему. Этот дом отличался от других на улице. Это было скромное белое здание с черными ставнями без колонн и полукруглой подъездной дорожки. Красная входная дверь была украшена большим дверным молотком в форме львиной морды.

Выбравшись из машины, Рейчел глубоко вздохнула, схватила чемодан и вбежала в дом вместе с Сарой и Марком, чтобы посмотреть, какая спальня ей достанется. В гостиной Сара оттолкнула сестру и помчалась дальше.

— Самая большая моя! — выкрикнула она.

Сара взлетела по лестнице, пронеслась по коридору и захлопнула за собой дверь в комнату. Марк пробежал мимо Рейчел, выбив у нее из рук чемодан, и закрылся в другой спальне.

Когда Рейчел поднялась на второй этаж, осталась лишь одна свободная комната. Войдя, она поставила чемодан на пол. Спальня оказалась небольшая, но главное — это была ее комната! Так что больше не придется мириться с музыкальными пристрастиями Сары.

Несколько секунд спустя в дверь постучали.

— Быстрее, а то тяжело, — услышала Рейчел приглушенный голос.

Она открыла дверь и увидела мать с большой картонной коробкой в руках, на которой крупными печатными буквами было написано «Вещи Рейчел». Мать поставила коробку в центре комнаты, поглядела на Рейчел и сказала:

— Не волнуйся, дорогая, тебе здесь понравится, обещаю.

Рейчел пожала плечами:

— Посмотрим.

Она обижалась на родителей уже несколько недель, с тех самых пор, как они объявили, что семья переезжает. Это выяснилось во время летней поездки в Вирджиния-Бич. Родители вели себя как-то странно, и Рейчел чувствовала, что они что-то затевают. Сначала она подумала, что, возможно, мама забеременела, но ей и в голову не приходило, что они задумали переезд.

Рейчел всю жизнь, с самого рождения, прожила в Пенсильвании в одном и том же доме и спальне. Меньше всего она ожидала, что они переедут, — тем более пока она учится в школе.

— Поглядим, — сказала Рейчел.

Мать вышла из комнаты и плотно прикрыла за собой дверь.

Пип-пип-пип…

Рейчел выглянула в окно и увидела большой белый грузовик, который задним входом подъезжал к дому. На нем было написано «Перевозки Эла». Пиканье прекратилось. Двое мужчин выпрыгнули из кабины и распахнули задние дверцы.

Рейчел наблюдала, как они таскают в дом ящик за ящиком. Казалось, ее жизнь развалилась на части и сложена в эти ящики. И все из-за того, что отца перевели на новое место работы.

Рейчел увидела, что родители переговорили с рабочими и принялись лепить на каждый ящик разноцветные подписанные стикеры, чтобы те знали, в какую комнату что нести. Хотя Рейчел и переживала, ей было интересно осмотреть новый дом. Она тихонько вышла из комнаты и начала спускаться по лестнице. Она не хотела, чтобы остальные заметили ее любопытство и то, с каким удовольствием она исследует новое жилище.

Очутившись на первом этаже, Рейчел повернула налево, вошла в гостиную, где увидела камин и два больших окна, тут же подумала о Рождестве, о том, как было бы здорово поставить в углу елку и наряжать ее. Комната выглядела пустой. Вдоль одной стены стояло несколько ящиков.

Она пересекла гостиную и вошла в соседнюю комнату. Это была хорошо освещенная комната с эркером, выходящим на лужайку перед домом. Рейчел предположила, что здесь они будут обедать, хотя и не была в этом уверена. Комната была выкрашена в отвратительный коричневый цвет.

Выйдя из мерзкой коричневой комнаты, Рейчел отправилась в кухню и, включив свет, огляделась. Черные шкафчики из огнеупорного пластика и пол, покрытый темным линолеумом, действовали на нее удручающе. В воздухе висел какой-то застоявшийся запах, который заставил ее скучать по дому еще сильнее.

Рейчел продолжала изучать новый дом, ощущая непонятное и незнакомое прежде чувство отрешенности. Она и не подозревала, насколько была привязана к их старому дому в Пенсильвании.

Она слышала, как рабочие заходят в дом, следуя указаниям родителей, и заносят ящики, мебель, стулья, картины, телевизор и компьютер. Она уже увидела достаточно и вернулась наверх, никем не замеченная.

Рейчел закрыла дверь в спальню и уселась на полу возле ящика со своими вещами. Поискав в рюкзаке, она нашла связку ключей. Она помнила, что на кольце висели еще маленькие ножницы. Она разрезала ленту, скреплявшую ящик, с тревогой думая о том, что увидит внутри.

Рейчел помнила, как сердилась, когда упаковывала вещи для переезда. Она просто сбросила все свои пожитки в ящик, даже не пытаясь их сложить, и когда открыла ящик, то не удивилась беспорядку, что царил внутри.

Словно вся ее жизнь уместилась в одном жалком ящике. Сверху лежали пыльные фотографии ее с друзьями из Пенсильвании. Она скучала по ним. Она не могла представить себе жизни без них. Она не была особо популярна в школе, но друзей у нее было достаточно. И все они были обычными подростками, без претензий.

Одна фотография нравилась Рейчел больше всего. Она была сделана прошлой весной на голландской ярмарке. Там был карнавал с ездой на лошадях, играми и людьми в колониальных костюмах. Это было довольно странное мероприятие, но Рейчел каждый раз ждала его с нетерпением.

Рейчел взяла другую фотографию и чуть не расплакалась. На снимке была она с лучшей подругой Даной. Они, обнявшись, улыбались в объектив. Они дружили с пятого класса, были в сборной школы по волейболу, теннису, футболу и собирались осенью, когда поступят в университет, попробовать себя в группе поддержки. Они вместе ходили по магазинам, и их любимыми были «Джейсипенниз», «Аэропосталь», «Гэп» и «Амэрикен Игл». А еще подружкам нравилось заглядывать в «Волмарт», где они всегда умудрялись найти симпатичные вещицы.

На фотографию упала слезинка. Рейчел быстро вытерла ее, но в самом центре снимка осталось пятнышко. Рейчел уронила фотографию на пол и расплакалась. Ей не нравился этот дом, она скучала по друзьям, она злилась на родителей и не могла поверить, что завтра ей нужно идти в новую школу.

Мысли Рейчел прервала песня Бритни Спирс, доносившаяся из соседней комнаты.

«Терпеть ее не могу!»

Рейчел встала и подошла к двери, которая, как она думала, ведет во встроенный шкаф, и, распахнув ее, увидела Сару, которая громко пела и пританцовывала под музыку. Рейчел, увидев эту картину, понурилась. Оказывается, у них общая ванная!

Она не могла поверить, что у них общая ванная. Только этого не хватало!

Она захлопнула дверь. Сара была полной противоположностью Рейчел. Она была очень общительная, и ее все любили. В колледже у нее был сексуальный парень, который был старше ее. Они собирались пожениться. Сара была худощавой блондинкой с голубыми глазами и идеально отполированными ногтями. Она любила популярную музыку, танцевать и петь. Она бы ни за что не согласилась заниматься контактными видами спорта. Сара была симпатичной и уравновешенной, чего нельзя было сказать о Рейчел.  

Рейчел была умной девочкой с темными волосами. Она не была ни полной, ни худой. Она выглядела прилично, но никогда не считала себя красоткой. Рейчел нравилось заниматься спортом и гулять на природе. Она была хорошей девочкой и всегда выполняла все правила. У нее было несколько хороших друзей, но особой популярностью она не пользовалась. У нее никогда не было парня, хотя она много раз влюблялась.

Сказать, что сестры плохо понимали друг друга, было бы явным преуменьшением. Рейчел подошла к ящику и принялась рыться в нем в поисках дневника. Она вела дневник с седьмого класса, делая записи каждый вечер, и сегодняшний не должен был стать исключением.

Рейчел обнаружила дневник на самом дне и, достав, сдула с него пыль. Дневник был ее жизнью. Заключенный в темно-фиолетовую бархатную обложку с изображением черепа, увесистый дневник буквально раздулся от несметного количества записок, корешков билетов и фотографий. Рейчел носила серебряный ключик от дневника на шее, никогда не снимая. Она была чрезвычайно скрытной и скорее бы умерла, чем позволила кому-нибудь прочитать свой дневник...