Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Джанет Иванович — «Искатели сокровищ»

Глава 1

Зовут меня Лиззи Такер, и я всегда считала себя нормальной. Я блондинка — с небольшой помощью соответствующей химии. Глаза карие — это у меня от дедушки Гарри. Росту во мне пять футов пять дюймов, объем груди больше объема талии, так что я вполне довольна собой. Детство мое было умеренным в плане потрясений и прошло без каких-то серьезных несчастий. Я не была чирлидером или королевой выпускного бала, не получала наград за отличную учебу. После средней школы пошла учиться в кулинарную школу, где мне с большим трудом давался забой всякой живности, зато я преуспела в выпечке. Была помолвлена, потом это дело поломалось. Повезло парню. В январе, через три дня после моего двадцать восьмого дня рождения, я получила дом в наследство от своей двоюродной бабушки Офелии, а работаю я шеф-поваром по выпечке в булочной Даззла в Салеме.

В течение пяти дивных месяцев я жила с ощущением, что жизнь моя наконец-то налаживается. И тут в мой мир ворвались двое мужчин плюс одна обезьяна и изменили его навеки. Одного из этих мужчин зовут Вульф — сокращенно от Гервульф Гримуар. Он очень красив, но это зловещая красота: черные как смоль волосы волнами спадают до самых плеч, кожа бледная, глаза почти черные — при этом помыслы у него даже еще более темные, чем его глаза. Второй парень — крупный, неопрятного вида блондин, вечно околачивавшийся на пляже. Он обладатель крепкого мускулистого тела, сомнительной репутации и обезьянки по имени Карл. Однако этот здоровенный парень, при всей своей неряшливости, необъяснимым образом очень обаятелен, и зовут его, естественно, тоже соответствующе — Дизель.

Оба они мои ровесники. По словам Дизеля, мы представляем собой «часть свободно организованной группы людей, обладающих сверхспособностями». Сама я не очень во все это верю, но полностью не верить тоже не могу. Я признаюю, что отдельные люди умнее, храбрее, сильнее остальных, некоторые лучше поют, другие более удачливы. Поэтому кто сказал, что у кого-то не могут быть особые способности выше, чем у других? С другой стороны, он и не строит из себя Супермена с планеты Криптон, верно ведь?

Это мой первый октябрь в Новой Англии. Я по-прежнему люблю свою работу и маленький, на две спальни домик бабушки Офелии, приютившийся на склоне холма с видом на гавань Марблхеда. Дом этот был построен в 1740 году и с тех пор несколько раз претерпевал некоторую реконструкцию — с бо́льшим или меньшим успехом. Он немного перекошен, и окна у него не строго вертикальные, зато в нем есть работающий камин, и с самого первого дня я чувствовала себя здесь дома.

Обычно я работаю с пяти утра до часу дня, но сегодня у меня выходной. В окно кухни бил косой дождь, и старый клен на заднем дворе уныло скрипел под ветром. Я как раз нарезала овощи для супа, когда задняя дверь распахнулась и в мою крошечную прихожую ввалился Дизель. На нем были высокие байкерские ботинки, потертые джинсы, футболка с рекламой пива и серый свитер с расстегнутой змейкой. На щеках красовалась двухдневная щетина, густые растрепанные волосы были мокрыми от дождя, и выглядел он очень сексуально.

— Мне нужно, чтобы ты пошла со мной, — сказал Дизель. — Одного парня только что столкнули с балкона на четвертом этаже, и в этом как-то замешан Вульф. Поговаривают, что Вульф напал на след еще одного камня САЛИГИА. И я подозреваю, что убийство имеет к этому какое-то отношение.

История, упомянутая Дизелем, гласит, что вся сила семи смертных человеческих грехов сосредоточена в семи древних камнях. Они называются камнями САЛИГИА, и если собрать их все в одном сосуде… ну, тогда зло по-настоящему возобладает в мире и на земле начнется что-то вроде ада. Кое-кто считает, что камни эти каким-то образом оказались в Салеме. Одним из таких людей является как раз Вульф, который дал нам понять, что они ему нужны. Поскольку Вульф время от времени переходит на сторону темных сил, на Дизеля была возложена миссия воспрепятствовать тому, чтобы камни эти попали к Вульфу.

— В принципе, я бы не возражала прошвырнуться, — ответила я Дизелю, — но в данный момент я варю суп.

— О’кей, тогда давай разберемся, что мы имеем. Ты можешь остаться здесь и варить свой суп, а можешь пойти со мной и спасти человечество, которому грозит попасть в котел к Сатане.

Я шумно вздохнула. Обладать особыми способностями хорошо только на бумаге. Существуют определенные люди, вроде Вульфа, которые получают удовольствие от власти, которую эти возможности дают, но я нахожу этот дар тяжким бременем. Да, я понимаю, что кто-то должен спасать мир от попадания в адский котел, но почему именно я?

— Сказать по правде, я никогда до конца не верила во все эти разговоры насчет САЛИГИА, — сказала я. — И к тому же я не чувствую себя достаточно готовой спасать человечество.

— Ты обладаешь самой главной способностью, которой у меня нет, — ответил Дизель. — Ты одна из всего двух человек, способных чувствовать предметы, имеющие отношение к камням САЛИГИА.

— И ты считаешь, что я должна буду воспользоваться своей способностью на месте преступления?

— Может, этого и не понадобится, — сказал Дизель, — но ты просто классная девушка. И если уж мне придется идти под дождем, чтобы посмотреть на какого-то идиота, шлепнувшегося с балкона на тротуар, я бы предпочел взять тебя с собой.

— Так ты и вправду думаешь, что я классная?

— Да. Слушай, ты не могла бы поторопиться?

Это довольно тревожный знак — похоже, меня легко можно сбить с помощью такого непритязательного комплимента, — но что имеем, то имеем. Я сгребла нарезанные овощи в кастрюлю и накрыла ее крышкой, после чего схватила свою сумочку с кухонной стойки, сняла с вешалки у двери куртку с капюшоном и вышла на улицу.

Было довольно холодно, тучи висели низко, и дождь стал моросящим. В гавани ниже моего дома по-прежнему стояли на приколе лодки, но по сравнению с летним ажиотажем их стало намного меньше. В Новую Англию определенно добралась осень.

Дизель открыл калитку в заборчике из белого штакетника, которая вела из моего заднего дворика на аллею, куда он заехал против всяких правил. Ездил он на красном джипе «Гранд Чероки». Машина была не новая, но и не старая, обычно она была заляпана грязью и покрыта дорожной пылью. Но сегодня верхний слой грязи смыл дождь, так что выглядела она почти чистой.

Я проскользнула внутрь и примостилась на пассажирском сиденье, после чего поняла, что сзади сидит Карл. Он посмотрел на меня, помахал пальцем и улыбнулся своей жутковатой обезьяньей улыбкой — сплошные обезьяньи зубы, оттопыренные обезьяньи губы и безумные и ясные обезьяньи глаза.

Я росла в пригороде, и у нас в доме были собаки, кошки, хомячки, морские свинки, попугайчики и рыбки. Но обезьян — никогда, так что для меня это был новый и порой беспокойный опыт.

Дизель выехал по Везерби-стрит на Плэзент, Плэзент скоро перешла в Лафайет, а уже Лафайет привела нас к мосту, который вел в Салем. В потоке машин мы проехали центр города, свернули в северный район и, припарковавшись на Брейнтри-стрит позади полицейской патрульной машины, прошли к тому месту, где уже собралась небольшая толпа.

Район этот был смешанный, жилой и торговый одновременно. Напротив семиэтажного многоквартирного дома из желтого кирпича постройки примерно семидесятых годов стояли припаркованные под углом полицейские машины, фургончик судмедэксперта и карета скорой помощи. Место происшествия перед домом было огорожено желтой лентой, где была установлена импровизированная ширма, чтобы закрыть от всяких любопытствующих ротозеев вроде меня тело, распростертое на скользком от дождя тротуаре. И слава богу, потому что видеть мертвого человека мне очень не хотелось.

— Ты знаешь, как его звали? — спросила я Дизеля.

— Джилберт Риди. Профессор из Гарварда. По данным моего источника, он разбился, упав с высоты, но на шее у него ожег в форме отпечатка человеческой ладони.

Я почувствовала, как в желудке тревожно заворочался завтрак, а над верхней губой выступили капельки пота.

— Вот блин, — сказала я. — Черт…

Дизель взглянул на меня.

— Дыши глубже. И думай о чем-нибудь другом.

— Как, интересно, я могу думать о чем-то другом? Передо мной на асфальте лежит труп, а на коже у него ожог от руки.

— Думай о бейсболе, — предложил Дизель.

— Ладно, пусть будет бейсбол. Я играю или только смотрю?

— Смотришь.

— Смотрю в парке? Или по телевизору?

— По телевизору.

Дизель задрал голову и уставился на разбитый вдребезги навес под крошечным балконом на четвертом этаже. Я тоже посмотрела вверх.

— Я знаю только одного человека, способного сконцентрировать достаточно энергии, чтобы оставить рукой ожог на чьей-то шее, — сказал Дизель.

— Вульф?

— Да.

— Значит, ты считаешь, что это Вульф выкинул Риди с балкона?

— Все указывает именно на это, но на Вульфа это не похоже. Вульф любит все делать аккуратно. А тут — полный бардак. Не могу представить, чтобы он выбросил этого парня из окна… тем более под дождь.

— Это скорее в твоем стиле, — сказала я.

— М-да, это больше похоже на меня.

Я оглядела толпу по другую сторону от места происшествия и заметила там Вульфа. Он стоял один и был одет в безукоризненные черные слаксы и свитер. Он явно не был похож на человека, который совсем недавно выкинул кого-то с четвертого этажа. Волосы его были зачесаны назад, а темные глаза так сфокусированы на мне, что у меня начало покалывать кожу.

Я почувствовала, что Дизель придвинулся ближе, рука его легла мне на плечи. Защитный жест. Вульф с пониманием кивнул. Последовала вспышка света, сопровождавшаяся небольшим облачком дыма, а когда дым рассеялся, его уже не было.

— Он эти штучки с дымом откалывает с тех пор, как на третьем курсе съездил в летний лагерь для магов, — сказал Дизель. — Все это уже устарело. Пора бы для салонных фокусов освоить что-нибудь новенькое.

Дизель и Вульф — двоюродные братья. Их объединяют узы крови, но разъединяют темперамент и идеология. Дизель работает на регулятивное ведомство, приглядывающее за людьми с необычными способностями, в качестве своего рода охотника за нарушителями порядка. А Вульф — это просто Вульф. И судя по тому, что мне о нем рассказывали, ничего хорошего в этом, как правило, нет.

— И что теперь? — спросила я Дизеля. — Собираешься рассказать о своих догадках полиции?

— Нет. У нас так дела не делаются. Ответственность за Вульфа лежит на мне.

— Вот как?

— Именно. И этим я займусь сам.

Мимо меня промелькнул комок коричневой шерсти, и Карл проскользнул за брезент, закрывавший мертвое тело.

— Я думала, ты запер его в машине, — сказала я.

— Я и запер.

— Что за хрень? — крикнул кто-то из-за ширмы. — Откуда взялась эта обезьяна? Она мешает на месте происшествия. Кто-нибудь, вызовите службу контроля за животными!

Дизель тоже скользнул за ширму и вернулся оттуда с Карлом. Мы поспешили к машине, уселись в нее и рванули по улице.

— Он что-то держит в руке, — сказала я Дизелю. — Похоже на какой-то ключ.

Карл тут же сунул эту штуку в рот и сцепил зубы.

— Ээээээ!

Я предложила ему жвачку, обмен состоялся, и ключ очутился у меня. Судя по размеру, это мог быть ключ от замочка на ежедневнике или рабочем журнале. Он был украшен замысловатой гравировкой в виде виноградной лозы и листьев.

— Твой? — спросила я Дизеля.

— Нет. Он, должно быть, подобрал его на земле.

— Возможно, он забрал его у Риди. Вытащил из кармана, например.

— Я видел Риди, никаких карманов у него не было. На нем были только семейные трусы и один носок. Думаю, ключ мог быть спрятан у него в носу или воткнут еще куда-нибудь.

Я вытащила из сумки дезинфицирующий спрей для рук и на всякий случай пшикнула им на ключ. Дизель проскочил пару перекрестков, выехал на Лафайет и свернул в сторону Марблхеда.

— Ну что, мы закончили?

— Если бы мы закончили, я бы уже валялся где-нибудь на пляже на тихоокеанском побережье. Я подумал, что мы сейчас вернемся к тебе домой, чтобы ты могла доварить свой суп, а я тем временем наведу справки насчет этого Джилберта Риди...