Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Если Вы еще не были зарегистрированы в Книжном Клубе, но хотите присоединиться к клубной семье – перейдите по
этой ссылке!
Вступай в Клуб! Покупай книги выгодно. Используй БОНУСЫ »
УКР | РУС

Дороти Кумсон — «Прежняя любовь»

28 февраля 2003 года

Это ты? Он теперь с тобой? Ты потому меня искала?
Если только ты не читаешь это письмо спустя пятьдесят или шестьдесят лет, это означает, что, по всей вероятности, я умерла. Скорее всего, меня убили.
Пожалуйста, пусть это тебя не огорчает. С учетом той жизни, которую я вела, этого следовало ожидать. Во всяком случае, меня это совершенно не удивит. Но если ты держишь в руках эти дневники, потому что ты меня искала, а значит, сумела поставить себя на мое место и взглянуть на окружающее моими глазами, даже если ты наткнулась на них случайно, пожалуйста, окажи мне услугу. Сожги их, не читая. Ты можешь сделать это для меня? Я очень тебя прошу.

Я не хочу, чтобы кто-то еще узнал все то, о чем я писала исключительно для себя. Я знаю, что мне следовало бы сжечь их самой, но мне это кажется самоубийством. Я убила бы часть себя. А что бы я ни сделала, через что мне ни пришлось бы пройти, я не способна покончить с собой. Таким образом, я не смогу уничтожить и эти дневники. Может быть, это удастся сделать тебе.

Я говорю «может быть», потому что если ты с ним, то захочешь о нем узнать, захочешь понять, на самом ли деле он опасен и не он ли меня убил. Так что, хотя мне и не хочется, чтобы ты это читала, я не обижусь, если ты это сделаешь.

Мне больше нечего добавить, не считая того, что я не хочу, чтобы ты меня жалела. Я прожила жизнь. И хотя я познала бездонное страдание, у меня также была и большая любовь. Это не всем дается. Мне повезло.

Кем бы ты ни была, я желаю тебе всего хорошего.
С любовью, Ева

Глава 1

…— Так ты выйдешь за меня замуж или как? — внезапно поинтересовался он.
Прижав угол покрывала к лицу, я застыла от ужаса. Он и в самом деле произнес то, что мне показалось, что он произнес? Он молча ожидал ответа, и я осторожно выглянула из-за покрывала.
— Ты только что?..
Он кивнул.
Я облизнула губы. Морская соль, растворяясь, стала щипать кончик языка.
— Может, сначала попробуем пожить вместе?
— Может, поживем вместе, готовясь к свадьбе?
— Брак — это очень ответственное решение.
— Я знаю. И я хочу принять это решение вместе с тобой.
— Нам хорошо вместе, но…
— Но ты не раздумывая вышла бы за меня замуж, если бы нам не было хорошо?

Он улыбнулся своей улыбкой, от которой за последние несколько месяцев у меня часто шла кругом голова, а здравый смысл и рассудительность начинали бить крыльями, готовясь вспорхнуть и покинуть меня если не насовсем, то на долгое время. В очередной раз.

— Брак — это навсегда, — произнесла я.
— Я это знаю.
— Ты что, серьезно?
— Я не помню, когда я в последний раз был настолько серьезен. Возможно, никогда.
«Как насчет Евы?» — выскочила как будто из ниоткуда мысль.
— Как насчет Евы? — вырвалось у меня.

За последние несколько месяцев он, конечно же, изредка о ней говорил. Но он упоминал ее мимоходом, когда ничего серьезного не обсуждалось, а у меня не хватало духу разрушать вопросами складывающиеся между нами отношения. Конечно же я могла попытаться узнать о ее смерти из Интернета. Но мне казалось, что я тем самым вторгнусь в его личное пространство, одновременно разрушив и существующее между нами доверие. Если я хотела что-то о ней узнать, я должна была спросить его прямо, а не пытаться выудить не предназначающуюся для меня информацию за его спиной.
Он пристально смотрел мне в глаза, и мой вопрос не заставил его отвести взгляд.

— Я хочу, чтобы этот миг, это предложение касались только тебя и меня. Потом, когда ты ответишь мне «да» или «нет», мы сможем поговорить о ком и о чем угодно. Но не сейчас. Сейчас есть только ты и я.
— Навсегда?
— Навсегда.
Ветер гулял по пляжу. Он еще больше холодил мою промокшую одежду. Я начала дрожать. Я дрожала и дрожала, но даже не попыталась вытереться.
Он тоже дрожал, очевидно, как и я, замерзнув и из-за того, что был мокрым, и от прохладного воздуха.

— Кстати, я не собирался делать тебе предложение, — заметил он. — Это просто у меня вырвалось. Но как только это произошло, я понял, что иначе и быть не могло, потому что я действительно хочу на тебе жениться. Не просто жить с тобой, но посвятить тебе свою жизнь.

Что-то подталкивало меня довериться ему и сделать этот безрассудный шаг. Это был тот самый голос, который хотел, чтобы я выбежала из здания брайтонского вокзала, чтобы убедиться, что Джек еще не уехал, и позволить ему отвезти меня в Лондон. Это говорило присущее мне безумие, и я знала, что не должна его слушать. Но когда Джек был рядом, этот голос заглушал все остальные. «А кроме того, — спорил голос безумия с голосом здравомыслия, — я ведь всегда могу передумать. Время у меня есть. Правда? Правда?»

— Ну хорошо. Да. Я выйду за тебя замуж.
— И переедешь ко мне, не дожидаясь свадьбы? — дожимал он.
Я не удержалась от улыбки.
— Да, и стану жить с тобой, не дожидаясь свадьбы.
На мгновение мир замер, и я позволила себе сполна насладиться собственным безрассудством, потому что была влюблена и могла позволить себе не тревожиться о последствиях…

Глава 19

…Я хочу купить для Либби стеклянное сердечко. Эти безделушки совсем недорогие, зато очень красивые, но я не уверен, что это именно то, чего ей хотелось бы. Еве такое сердечко точно понравилось бы. Во всяком случае, мне так кажется. Я в этом не уверен. Они перемешались в моей голове настолько, что я не могу сказать наверняка, кому из них что нравится, а что — нет. Обе равнодушны… были равнодушны… к деньгам. Обеим нравятся… нравились… красивые вещи. Обе заставляют мое сердце биться с утроенной скоростью. Но они неодинаковые. Они очень и очень разные, но иногда я забываю, кто есть кто и кому что нравится. Характерные черты, отличающие этих двух любимых мною женщин, иногда так перемешиваются в моем сознании, что мне страшно обращаться к женщине, на которой я женат в настоящий момент.

Я боюсь приписать Либби какие-то слова или поступки Евы и боюсь того, что она меня за это не простит.

Мой взгляд замирает на дымчатом прозрачном сердце в центре доски.
Мои пальцы смыкаются вокруг него, и оно оказывается у меня в кулаке. Кровь, пульсирующая в моих жилах, как будто сосредоточилась в моей руке, и мне кажется, что в кулаке бьется стеклянное сердце. Я почти уверен, что оно живое и действительно бьется!

Ева наверняка восхитилась бы этим сердцем, но я уверен, что Либби оно тоже понравится. Да и что еще я могу подарить ей после всего, через что она прошла? Разве что мое несовершенное сердце…