Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Сабіна Тислер - Смертельная измена

...

Она прислонилась к двери террасы и осмотрела кухню, словно видела ее в первый раз. Она очень любила эту кухню, хотя та была какой угодно, только не практичной. Она любила ее намного больше, чем свою элегантную и современную кухню в Берлине, в которой ящики выдвигались от одного только прикосновения пальцем, где запасы хранились в шкафах на уровне глаз, а углы под кухонным столом не пустовали, а разумно использовались с помощью хитрой системы вращающихся полочек. Блестящие хромированные краны и ручки были просты в обращении, а галогеновые светильники расположены так, что освещали кухню безукоризненно, но не слишком ярко.
А здесь столешница была сделана из тяжелого темного каштанового дерева и уже начала подгнивать там, где Магда ставила мокрые горшки и кастрюли. Старые грубые маттони с каждым годом становились все темнее. Сложенная из кирпича вытяжка, окруженная изъеденными древоточцами балками, придавала помещению уютный домашний вид, над плитой висели кованые сковородки ручной работы. Казалось, что находишься в типично тосканской кухне, а если включить теплый свет над столом и поставить пару свечей на окно, то чувствуешь себя по-настоящему дома.
И Магда поняла, что до сих пор нигде не чувствовала себя так хорошо, как в этой кухне.
Рядом с плитой еще лежал нож, которым она снимала шкурку с салями. Она открыла посудомоечную машину и только сейчас заметила, что в ней осталась вымытая посуда. Магда бросилась вынимать ее, и ей пришлось не меньше десяти раз пробежаться до большого кухонного шкафа, пока она составила туда тарелки, миски и кофейные чашки, а потом еще уложила в выдвижной ящик ножи, ложки и вилки.
Она закончила работу и посмотрела на часы. Прошло шесть минут. Сейчас появится Йоганнес.
Она вынула флакон из кармана, открутила крышку и накапала двадцать капель в молоко.
Теперь пути назад уже не было.

4
Йоганнес был абсолютно уверен, что спрятал маленькую коробочку с серьгами в боковом кармане чемодана, но она словно сквозь землю провалилась.
Что касается подарков, то до сих пор у него было не слишком много фантазии на этот счет: он дарил Магде цветы или украшения в зависимости от того, был повод значительным или не очень. В субботу он был в Фриденау и возле ювелирного магазина остановился, собственно, только потому, что удивился, что на этой отдаленной боковой улочке вообще что-то можно продавать. Но витрина была декорирована с чрезвычайным вкусом, и ему в глаза бросились сережки. Креолы из белого золота с маленькими бриллиантами. Они излучали строгую холодную красоту, которая привлекла его.
Ему никогда бы не пришла в голову идея дарить украшения Каролине — у нее просто был слишком изысканный вкус. Но с Магдой все было по-другому. Ему зачастую казалось, что ей нравится то, что нравится ему. И на нее было так легко произвести впечатление: она была счастлива, как ребенок, если ему что-то нравилось. С Магдой всегда все было так, как надо, она была совсем бесхитростной.
Недолго думая, он купил эти сережки. Он действительно хотел начать все сначала и помириться с ней. Может быть, этот подарок подтвердит его стремление.

В последние дни на работе был настоящий ад. Казалось, все желающие куда-то перебраться решили осуществить свои планы именно на этой неделе. Магда уже уехала в Италию. Йоганнес работал еще целую неделю, потом раздал подчиненным последние инструкции, оставил им свой номер мобильного телефона и в пятницу утром кратчайшим путем отправился в Тоскану, остановившись только один раз, чтобы заправиться.
Магда не ждала его и уже лежала в постели. Она проснулась, когда он зашел в спальню.
— Как хорошо, что ты здесь! — сказала она сонным голосом. — Спокойной ночи, до завтра.
Она повернулась на бок и снова заснула.
Йоганнесу так хотелось сказать ей, что он никогда больше не встретится с Каролиной, никогда не увидит ее, но с этим можно было, наверное, погодить до завтрака.
На террасе он налил себе бокал красного вина и посмотрел на луну, на усеянное звездами небо. Еще одна ночь, затем наступит полнолуние.
Все закончилось. Он принял решение остаться с Магдой и сразу почувствовал себя легко и свободно.

Йоганнес наконец-то нашел сережки в боковом кармане своего несессера. Он не сразу вспомнил, что засунул маленький пакетик именно туда.
Он спрятал его в карман брюк, широко открыл окна спальни, застелил обе кровати и пошел вниз, в кухню.
«Все будет хорошо, — думал он, — все будет хорошо».
5
Магда улыбнулась, когда Йоганнес вошел в кухню и поцеловал ее в щеку.
— Ты хорошо спала?— спросил он, усаживаясь за стол.
— Так себе. Мне снились плохие сны.
— О чем?
— Я не могу это рассказать, иначе кошмар сбудется.
Она поставила тарелку с мюсли на стол и налила ему чаю.
— Приятного аппетита.
Йоганнес взял ложку и сказал:.
— Кстати, я прекратил отношения с Каролиной. Это закончилось, и я больше никогда ее не увижу.
— Хорошо, — безучастно ответила Магда, наблюдая за тем, как он ест.
— Прости меня. Я и представить не мог, как много ты для меня значишь. Я люблю тебя, Магда. Давай забудем то, что было. И начнем все сначала.
Он встал и обнял ее. Она была какой-то странной, словно окаменевшей.
— Садись и ешь, — сказала она, — потом поговорим.
Он снова сел и съел несколько ложек. Магда сделала себе бутерброд из белого хлеба с маслом и сыром. Когда Йоганнес снова отложил ложку в сторону, она занервничала.
— Что такое? — спросила она. — Что, ложка грязная? Дать тебе другую?
— Нет, — сказал он и улыбнулся. — Я привез тебе кое-что. — Он вынул из кармана брюк маленький бархатный мешочек. — Для тебя. Пожалуйста, Магда, прости меня!
Магда не пошевелилась.
— Посмотри же. Я надеюсь, что тебе это понравится.
Магда открыла бархатный мешочек.
— О, как прекрасно, — прошептала она, — какие они красивые! Креолы. Да еще с бриллиантами. Мои любимые камни.
Она поцеловала его в знак благодарности. Он усадил ее к себе на колени и обнял.
— Я был таким дураком, Магда! Я забыл, что мы с тобой — одно целое.
— Ну ладно. — Она встала и снова села напротив него. — Хочешь еще чаю?
Он кивнул, и она долила ему в чашку.
— Почему мы завтракаем не на террасе?— спросил Йоганнес.
— Я с утра замерзла, да и ветер был холодный. Вот я и подумала, что здесь, внутри, будет уютнее.
— И правда. — Йоганнес улыбнулся ей. — Будет еще много теплых дней, так что одним больше, одним меньше, это не страшно.
Магда встала и вышла на террасу.
— Я сейчас вернусь, — сказала она, — я только на минутку в туалет.
Йоганнес включил радио. «Sensa una dona», — пел Цуккеро. Он медленно доедал мюсли, а песня проникала глубоко в душу и наполняла его счастьем.
«Жизнь прекрасна, — думал он, — и у нас впереди несколько фантастических недель отпуска. У Магды и у меня».
— Кстати, вчера вечером я заглянул к Массимо и Монике, купил у них пятилитровую бутыль масла и ящик вина. Все это еще в машине, — сказал он, когда Магда вернулась в кухню.
Магда вздрогнула.
— О, как чудесно! — сказала она.
Значит, Массимо и Моника знают, что Йоганнес приехал. А то, что знают эти двое, знает все село. Магда разозлилась. И надо же было ему покупать это проклятое масло и вино прямо в первый вечер?
Она вообще-то собиралась рассказать в деревне, что этим летом приехала в отпуск одна.
— Они передавали тебе привет, — прервал Йоганнес размышления Магды, — и мы договорились, что как всегда встретимся у нас за ужином. Может быть, в субботу или на следующей неделе. Как ты захочешь.
Магда не успела ничего ответить, потому что в этот момент ему стало плохо. Это была не боль, а не поддающаяся контролю слабость. Перед глазами у Йоганнеса все плыло.
— Магда, — прохрипел он, — помоги мне, мне так плохо! Я сейчас упаду. Что со мной? Помоги мне… О боже…
Все вокруг почернело. Он попытался поднять руку, но это ему не удалось. Рука сорвалась вниз, в пустоту, и Йоганнес тяжело и сильно ударился лицом о деревянную крышку стола.

6
Магда, работая в аптеке, долго ждала подходящей возможности. Генриетта, ее начальница, была у зубного врача и должна была вернуться не раньше пяти. Кроме нее в аптеке оставалась только Даниэла, помощница аптекаря, медлительная упитанная близорукая блондинка с пятью диоптриями на одном глазу и с семью — на другом. Она как раз обслуживала клиентку, которая хотела знать о лекарствах от простудных заболеваний у детей все, и Магда считала явно чрезмерным. В наше время относительно медикаментов от простуды уже нет ни сюрпризов, ни тайн, и Магда с отвращением наблюдала, как Даниэла, несмотря на очки с толстыми стеклами, держит прямо перед глазами инструкцию, прилагаемую к упаковке.
В это время в аптеку зашел поставщик лекарств, и Магда попросила его пройти прямо на склад, где он и сгрузил картонный ящик с сукцинилхолином. Это был препарат, который заказывали главным образом врачи-пульмонологи для своих частных клиник, поскольку они применяют его как наркоз для проведения интубации.
— Много еще работы на сегодня? — спросила она любезно, но без всякого интереса.
— Вы предпоследняя клиентка, — ответил поставщик, переминаясь с ноги на ногу и улыбаясь.
Магда тоже улыбнулась и подписала квитанцию. Поставщик приветственно прикоснулся к шляпе и исчез столь же быстро и незаметно, как и появился.
Магда в страшной спешке начала распаковывать ящик и незаметно опустила в карман халата пять ампул. Остальные она принялась аккуратно складывать в шкаф для ядосодержащих медикаментов, ключ от которого был только у нее и Генриетты.
— Фрау Кремер нужна пачка зокора! — внезапно влетела в склад Даниэла. — У нее нет рецепта, но она говорит, что всегда получала зокор без рецепта. И без проблем.
— Распакуй все ампулы, — ответила Магда, — а я займусь фрау Кремер.
Фрау Кремер послало ей само небо. Теперь она могла сказать, что ампулы сортировала Даниэла, а если Генриетта заметит, что их не хватает, то она просто выгонит Даниэлу с работы. Ненадежные помощники аптекаря ей не нужны.
Магда была чрезвычайно любезна с фрау Кремер. Она знала эту клиентку уже много лет, и, разумеется, та получила свое лекарство против повышенного содержания холестерина в крови без всякого рецепта.
Даниэла уже сложила ампула. Магда поблагодарила ее и закрыла шкаф на ключ.
До конца рабочего дня оставалось еще полчаса. Магда выпила с Даниэлой по чашке кофе и, поскольку в аптеку уже почти никто не заходил, отослала ее домой.
Даниэла посильнее прижала толстые очки к носу и, слепая как курица, уехала на своем маленьком «поло».
Магда использовала эту возможность, чтобы украсть еще и быстродействующие барбитураты.
В семь вечера она закрыла аптеку и уехала домой. Собственно, Генриетта собиралась еще вернуться на работу, но, похоже, зубному врачу пришлось резать ей десну, и она чувствовала себя плохо.
На следующий день до обеда Магде не нужно было выходить на работу. В четверть двенадцатого ей позвонила Генриетта.
— Вчера привозили сукцинилхолин? — спросила она.
— Да, а в чем дело?
— Не хватает пяти ампул. Я проверила наличие и поступление лекарств.
— Не может быть!
Магда про себя удивилась, что Генриетта заметила пропажу. Она от нее этого не ожидала.
— Ты можешь это как-то объяснить?
— Нет. А ты точно сосчитала?
— Да. — Генриетта нервно вздохнула. — Ты складывала ампулы?
— Сначала я. А продолжала Даниэла, потому что в аптеку пришла капризная клиентка.
Генриетта молчала.
— А это не могло быть просто ошибкой при поставке? Ну зачем Даниэле сукцинилхолин? Генриетта, я тебя прошу… Да с ним никто и ничего не сможет сделать! А уж тем более Даниэла.
Генриетта знала, что, по мнению Магды, у надувной куклы из секс-шопа Беаты Узе ума больше, чем у Даниэлы. И Магда всегда возражала против приема Даниэлы на работу.
— Я не знаю, что и думать, но, как бы там ни было, ампул не хватает. А это катастрофа, Магда!
— Я знаю.
— Что мне делать? Уволить Даниэлу? Без доказательств?
— У тебя нет другой возможности. Так ты избавишься от этой проблемы. В конце концов, ты же не можешь приказать обыскать ее квартиру.
Генриетта громко вздохнула в трубку.
— Я еще никогда не была в такой дурацкой ситуации, Магда.
— Могу себе представить. — Магда вложила в свой голос столько тепла, сколько могла.
— Хорошо. Я поговорю с ней.
Генриетта извинилась за беспокойство, попрощалась и положила трубку.
Магда глубоко вздохнула и почувствовала некоторое облегчение. Она не думала, что Генриетта еще раз заговорит с ней о пропаже сукцинилхолина или о барбитуратах. Все это будет списано на Даниэлу.
Когда Магда после обеда пришла в аптеку, там была уже новая помощница, Ингрид.