Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Сергій Бакшеєв — «Опасная улика»

1

Грязный снег перед подъездом многоэтажки оседал, превращаясь в расползающиеся лужи. Игорь Васильевич Гребенкин сверился с адресом на бумажке. Пятидесятилетний нерадивый папаша впервые приехал в Москву для того, чтобы встретиться со взрослой дочерью. Линялая шапка-ушанка из ондатры, вышедшая из моды в прошлом веке, выдавала в нем провинциала. Гребенкин стоял перед домом дочери и терпеливо ждал, как они и договорились по телефону.

Хлопнула дверь. Из подъезда выпорхнула девушка с черной гривой волос, завитой мелким бесом. «Как она хороша!» — мысленно ахнул Гребенкин. 

Распахнутая красная куртка с рыжей меховой подстежкой, белая блузка с откровенным декольте, черная кожаная юбка и высокие бордовые сапоги на шпильках подчеркивали сексуальность девушки.

— Катя! — выдохнул Игорь Васильевич, подавшись навстречу дочери. Он заметил пунцовое пятно на ее скуле и свел брови: — Кто?

— С Борькой поцапалась. Вечно недоволен, мразь!

— Я знаю, чем ты вынуждена заниматься. Но я с этим покончу. Для того и приехал. Только покажи мне его!

— Ничего ты не понимаешь. Это моя жизнь.

— К черту такую жизнь! Теперь все будет по-другому. — Гребенкин засуетился, извлекая из кармана коробочку с покатой крышкой. — Вот. Это кольцо я хотел подарить твоей маме. Оно твое, Катя.

— Врешь! Чего же ты смылся, как только я родилась?

— Меня перевели в другую часть. Я был офицером и не мог…

— Вечно у вас, мужиков, отговорки. — Катя примерила колечко с голубым камешком, покрутила ладошкой. Выражение ее лица немного смягчилось. — Ладно, бабы тоже не ангелы. Сейчас я тебе такое расскажу!

Девушка высоко подняла голову. Ее шея вытянулась, а сузившиеся глаза пытались что-то разглядеть на крыше.

— В чем дело? — обеспокоился Гребенкин.

— Тебя ждет сюрприз. Огромный сюрприз! — нервно затараторила девушка. — Стой здесь, скоро сам все увидишь, папаша.

Катя ладонью остановила мужчину, который хотел последовать за ней, и забежала в подъезд.

Оставшись один, Гребенкин потоптался между луж, невольно вспомнив, что сегодня первое апреля — день розыгрышей. Что задумала Катя? Он уже давно отвык от шуток.

Рядом около чистенького серебристого автомобиля «шкода» курили двое мужчин средних лет. Гордый хозяин, прищурив глаз, любовно демонстрировал идеальность лакокрасочного покрытия автомобиля.

— Зацени, сосед. Крышу выправили идеально. Стекла поменяли, покрасили в камере, как положено, и еще полировка. Все за свои кровные! 

— Что с девки-самоубийцы возьмешь…

— С шестнадцатого этажа сиганула. Не могла рядом шлепнуться.

— Теперь машина как новенькая. Не боишься на то же самое место ставить? 

Владелец «шкоды» усмехнулся:

— Ну ты загнул! Два раза в одну воронку бомба не…

И тут женский крик, пронзительный и резкий, как звон разбитого стекла, заставил мужчин задрать головы. Увидев невообразимое, они с ужасом отпрянули. Через секунду на их глазах на отремонтированную машину грохнулось женское тело. Хрустнули стекла, завизжала сигнализация. Мужчины обомлели. У одного из них отвисла челюсть, с губы упала тлеющая сигарета. Ноги владельца машины подкосились, и он осел на мокрый снег.

Игорь Гребенкин подбежал к машине. Его расширенные глаза сразу узнали бордовые сапоги и красную куртку. Девушка упала спиной на стык крыши и лобового стекла, ударившись затылком о капот. Ее лицо закрывали кудряшки, под головой расплывалось кровавое пятно. На свисающей безжизненной руке Гребенкин заметил знакомое колечко с топазом. Отказываясь верить собственным глазам, он откинул черные пряди волос с матового лица девушки и взвыл от боли.

На смятой машине лежала его дочь Катя.

2

В первый день после отпуска идешь на работу, как на новое место, — все вроде бы знакомое, но будто не твое, и приходится заново вживаться в привычное окружение. А порой испытываешь такое ощущение, словно очнулся от спячки в скоростном поезде, который проехал полмира, пока ты никуда не спешил. Или кажешься себе начинающим гонщиком, который выводит непрогретый автомобиль на трассу, где коллеги наматывают круги на неистовых скоростях, сидя в гоночных болидах.

Примерно так чувствовала себя старший следователь майор юстиции Елена Павловна Петелина, поднимаясь в свой кабинет. Она наивно полагала, что коллеги обрадуются ее появлению и особо отметят таиландский загар. Размечталась! Вот прошмыгнул озабоченный подполковник: «Привет». «Привет» — будто они видятся каждый день и не было двух недель перерыва. А еще скрупулезным следователем считается!

Ближе к обеду служба вошла в привычное русло: почта просмотрена, документы разобраны и систематизированы, необходимые звонки сделаны. Последними новостями поделились «девчонки» из канцелярии во время чаепития. Они, конечно, дружно выпытывали про отпуск. Тем более что две недели на тропическом острове Пхукет Елена провела не только с дочкой Настей, но и с оперативником Маратом Валеевым. Пришлось выслушать многозначительное «И как он?», «Да что ты!» и смириться с режущим слух определением «гражданский муж».

— Ленок, наконец-то прилетела! — В кабинет к Елене ворвался ее бывший муж Сергей Петелин.

С бизнесменом Сергеем Елена развелась пять лет назад, не выдержав его постоянных измен и вечных упреков в том, что работа для нее важнее семьи. Их тринадцатилетняя дочь Настя оставалась связующим звеном между бывшими супругами.

— Кто тебя впустил, Петелин?

— Да на меня вот-вот уголовное дело заведут! Я сюда, в Следственный комитет, как на работу ходить буду.

— Какое дело? Ты можешь говорить спокойно?

Сергей Петелин являлся владельцем транспортной компании. Как у всякого бизнесмена, у него бывали проблемы, и он по-родственному обращался за консультацией к бывшей жене — у старшего следователя помимо опыта имелись еще и немалые возможности.

— Я влип. По-крупному! — Сергей плюхнулся на стул и вытер ладонью потный лоб.

— Да объясни толком!

— Понимаешь, я получил заказ на перевозку крупной партии медикаментов из Москвы в Волгоград, от поставщика к покупателю. Обычное дело: загрузил две фуры и отправил. Конечным пунктом в документах значился складской комплекс «Южный» на улице Промышленная, пятнадцать. Вот товарно-транспортные накладные.

Елена мельком взглянула на бумаги с отметкой о приемке товара.

— И зачем ты мне их показываешь? 

— Ты выслушай до конца. Прибыли мои водилы в Волгоград поздно вечером, сунулись на базу, на складе их ждут. Ну, и сгрузили!

— Я вижу. Дальше-то что?

— А то! Покупателем числится фирма «Фарма-прод». А они отдали товар в ангар «Фарма-проф»! Посмотри на печать!

Елена легко убедилась в том, что последняя буква в реквизитах покупателя и на печати грузополучателя не совпадает. Следовательно, это были разные юридические лица. 

— Водилы ни черта не заметили, фуры вернулись в Москву. И тут ко мне крутые претензии — где товар? Стали разбираться. Ангар, куда сгрузили препараты, пуст! Никакой «Фарма-проф» нет! А «Фарма-прод» — вот она, рядом, сто лет там сидит! 

— И что теперь?

Сергей тяжело вздохнул.

— Кранты мне. Я принял товар как ответственный перевозчик и сбыл его неизвестно куда. Поставщик и покупатель требуют с меня деньги. А это три миллиона американских долларов! 

— Юридически они правы.

— Но это же откровенное кидалово, Ленок!

— Будешь разбираться по понятиям?

— Прошли те времена. Они обратятся в суд и выиграют.

— Жалеешь о былой «крыше»?

— Не издевайся, Ленок. Лучше скажи, что делать?

— Надо подать заявление о мошенничестве. Заведут уголовное дело. И если следователь попадется толковый…

— Ты же следователь!

— Петелин, я работаю по другим делам и в другом городе.

— Поставщик московский, он с покупателем заодно, я уверен!

— Преступный сговор и факт мошенничества нужно будет доказать.

— Так помоги мне, Лена!

— Петелин, ты не понимаешь… — Елена накрыла ладонью стопку папок на столе. — Я работаю в рамках тех уголовных дел, которые доверены мне руководством. В твоем случае дело будут вести волгоградские следователи.

— Значит, ты отказываешься помочь отцу своего ребенка? — оскорбился Петелин.

— Я могу позвонить, попросить. Не более.

— Не более, — ядовито процедил Сергей. — Понравилось на мои деньги с любовником в Таиланде развлекаться? Небось, посмеивались с Маратом надо мной. Как же, нашли лоха, который оплачивает ваши путешествия.

Елена встала.

— Вот что, Петелин. Ты давал деньги на отдых дочери. Я и Марат отдыхали на свои. И он мне не любовник, а ты не муж.

— А кто же он? Самец для случайных связей? Самочке приспичило, и она закрутила хвостом…

— Пошел вон! — вскипела Елена.

Сергей Петелин поднялся, сгребая в папку накладные.

— Три миллиона баксов для меня большая сумма. Если я ее лишусь — считай, разорен. Ни ты, ни Настя от меня ни копейки не получите. Ты хотя бы об этом подумай. 

Сергей никогда не был скрягой. Он обеспечил бывшую супругу и дочь хорошей квартирой, выплачивал им ежемесячное пособие и частенько баловал Настю подарками. На отдых дочери он тоже не скупился. Этого Елена не отрицала. 

«Но деньги не дают ему права оскорблять меня!»…