Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Дебра Маллінс — «Твое прикосновение»

Глава 4

 Кэролайн недолго смотрела вслед Рогану, исчезнувшему в холле: повернувшись к двери, ведущей в кабинет, она поспешила к отцу.

— Папа, что он имел в виду?
Герцог стоял неподвижно. А затем он пошатнулся, и дочь пришла ему на помощь, заботливо усадив его в кресло. Он улыбнулся ей и нежно погладил по руке.
— У меня для тебя хорошие новости, дочь моя. Я устроил твой брак. Надеюсь, ты довольна.
— Ты…
Ее ноги подкосились, и она без сил опустилась в соседнее кресло.
— Брак? С мистером Хантом?
На лице герцога мелькнуло волнение.
 — Он будет тебе хорошим мужем.
— Но…
— Тебе нужен муж.
Он поднял руку, останавливая возмущенную дочь на полуслове.
— Кэролайн, мы больше не можем притворяться. Мы оба знаем, что я умираю.
— Нет, — прошептала она.
— Да, — мягко поправил он ее. — И когда меня не станет, кто позаботится о тебе? Поместье достанется Рэнделлу по праву наследования.
Произнося его имя, он словно задыхался.
— Как только он вступит в права наследования, тебе станет негде жить.
В ее сердце вторгся страх. Она так долго находилась под покровительством отца, ощущая его заботу, жила в благополучии, окруженная любовью. Мысль о том, что она останется одна, приводила ее в ужас. Но ее также страшила и мысль о браке. Она сжала руки.
— Я не хочу, чтобы наша жизнь менялась.
— Но тем не менее такова правда.
Он наклонился к ней и любовно взял сжатую в кулак ладонь, чтобы нежно раскрыть ее и ослабить напряжение.
— Дочь моя, тебе двадцать лет. Многие девушки твоего возраста уже давно замужем. Думаю, что Роган Хант будет тебе отличным мужем.
— Но что…
Ее пальцы вздрогнули, она опустила взгляд и снова положила руку на колени.
— Он знает, — сказал отец. — Он хороший, сильный человек. Я увидел в нем доброту и терпение. Достаточно посмотреть, как он относится к лошадям. И он спас тебя вчера вечером. Я думаю, что вы быстро найдете общий язык.
— Я надеюсь на это.
— Наверное, вам понадобится время на то, чтобы узнать друг друга получше. Мы можем пригласить его на ужин.
— Пожалуй.
Она попыталась выдавить из себя улыбку, но ее охватила паника.
— Кэролайн.
В голосе ее отца зазвучали суровые нотки.
— Дочь моя, я хочу, чтобы ты это сделала ради меня. Прошу тебя, дай мне умереть со спокойной душой, зная, что о тебе есть кому позаботиться.
Она не могла противиться ему.
— Очень хорошо, папа. Прошу тебя, пригласи мистера Ханта на ужин.

Роган, стоя перед зеркалом, аккуратно проводил лезвием бритвы по линии подбородка и стряхивал хлопья пены в раковину, стоявшую перед ним. Сегодня ему предстояло ужинать в обществе герцога. И своей будущей невесты.

Он усмехнулся, но затем его лицо снова приняло непроницаемое выражение, как того требовало обращение с острой бритвой. Как же он оказался в таком положении? Он ведь клялся никогда не жениться, и вот он приводит в порядок свою внешность для того, чтобы предстать перед глазами своей будущей невесты.

Он опустил бритву в раковину и схватил полотенце. Стерев остатки пены, он задумался о том, что еще ему готовит грядущее. Отбросив полотенце, он оперся на туалетный столик, вглядываясь в свое отражение и выискивая следы чудовища, которое ему удалось укротить. Оно было здесь, в резких чертах его лица, доставшихся ему от ирландских предков, в тени его глаз. Черт бы побрал это проклятие, терзавшее Хантов!

Он отпрянул от зеркала и потянулся за своей рубашкой. Проклятие преследовало его семью уже несколько поколений. Ханты были хорошо известны благодаря двум вещам: умению обращаться с лошадьми и крутому нраву. Многие представители семейства Хантов были настоящими сорвиголовами, но если одному из Хантов случалось унаследовать знаменитый дар укрощения лошадей, то, как правило, вместе с ним он получал и наихудший характер. Дважды в жизни Роган терял над собой контроль, так что это серьезно грозило окружающим его людям. Приступы ярости едва не стоили жизни сыну Эффингема, а Изабель оказалась менее удачливой.

Ощущение горечи и вины захватило его, оставляя железный привкус во рту. Он все еще видел ее тонкую фигурку, распростертую на полу их маленького коттеджа: ее огромные темные глаза смотрели невидящим взглядом в потолок, а у головы разлилась алая лужа крови. Он любил ее, и тем не менее она умерла на его руках.

Он постарался забыть прошлое. Роган заправил рубашку в брюки. С того момента он поклялся никогда больше не подвергать риску невинных. Когда его выпустили из тюрьмы, он прибыл домой, надеясь окунуться в работу в поместье. Но его отец и брат растранжирили все, чтобы оплатить дебоши: ценные лошади были проданы первыми.

Он был в отчаянии, но отказался присоединиться к своей семейке и окончательно опуститься на дно. Ему претила мысль о том, что из-за его необузданного нрава могут пострадать невиновные. Но затем умерла тетя Алиса, и хотя он искренне горевал из-за ухода этой доброй женщины, которая была ему ближе, чем родная мать, в глубине души он был очень благодарен ей за то, что она оставила ему небольшое поместье. Без него он едва бы смог удержаться на плаву.

Алиса наблюдала за ним, словно ангел-хранитель, с того самого момента, как он десятилетним мальчиком прибыл из Ирландии. Она чувствовала себя бессильной, когда его отец и брат разрушали все, что было нажито ее покойным супругом, но когда Роган выказал первые признаки того, что он унаследовал худшие черты Хантов, она вмешалась и помогла ему отправиться на войну. Как она сказала, для того, чтобы сделать из него мужчину.

А теперь он узнал, что она купила ему свободу.

Груз долга чести тяжкой ношей лег на его плечи. Он вытащил галстук из ящика и обернул его вокруг шеи, завязав элегантно, но просто. Он внимательно посмотрел на себя в зеркало и хмуро улыбнулся: галстук словно напоминал ему о том, что на его шее судьба затянула тугой узел. Несмотря на деньги, несмотря на Дестини, будь у него выбор, он бы предпочел избежать такого поворота событий.

Но у него не было выбора. Он бы с легкостью преодолел соблазн получить деньги и кобылу, он бы с легкостью отмел страхи герцога, которому везде мерещился коварный наследник. Он смог бы даже противостоять чарам Кэролайн. Но герцог захлопнул капкан, напомнив ему о долге чести.

Он лишь надеялся на то, что Кэролайн не пожалеет об этом.

Его охватила паника, но он отогнал эти мысли прочь. Как ему поступать при данных обстоятельствах? Это же настоящее безумие! Он, с таким опасным характером, решил жениться на женщине, которая боится мужчин. Заплачет ли она в первый раз, когда столкнется с его яростью?

Одна мысль о том, что Кэролайн расплачется, наполняла его желанием выбросить зеркало через окно. Он лишился рассудка! Их союз обречен. Однако он должен через это пройти. Он дал слово, и у него нет выбора.

Последний раз хмуро улыбнувшись своему отражению в зеркале, он отвернулся и начал искать сюртук.

Никогда раньше она не наряжалась ради встречи с мужчиной.

Остановившись перед зеркалом в холле, Кэролайн взглянула на отражавшуюся в нем незнакомку. На ней было вечернее платье бледно-розового цвета, украшенное тончайшим кружевом по непривычно низкой линии лифа. Платье было подарком ее отца, так как в гардеробе Кэролайн не оказалось модного наряда, который бы подходил для ужина в обществе жениха.

Ее горничная Мари уложила ей волосы в соответствии с последними требованиями парикмахерского искусства: они ниспадали волнами. Розовая лента поддерживала пряди, хотя при этом казалось, что они вот-вот небрежно хлынут на плечи темным каскадом кудрей. В ушах и на шее Кэролайн красовался жемчуг, а аромат розы сопровождал каждый ее шаг. Казалось, что она, сама того не желая, сеет соблазн и искушение.

Сделав глубокий вздох, она шагнула в гостиную.

Роган уже был там: он смотрелся дьявольски привлекательно в своем черном вечернем наряде. Когда она проскользнула в комнату, он увлеченно разговаривал с ее отцом, но затем остановился и повернул голову, словно почувствовав ее присутствие. В тот миг, когда их взгляды встретились, у нее перехватило дыхание.

— Кэролайн, ты словно видение! — воскликнул ее отец.
Не вставая с кресла, он дал ей знак приблизиться к ним.
Она повиновалась и склонилась, чтобы поцеловать отца в щеку. Выпрямляясь, она заметила, что Роган не сводит с нее глаз: на его лице было выражение хищника, который завидел жертву.
— Добрый вечер, мистер Хант, — прошептала она.
Он кивнул ей.
— Леди Кэролайн, вы выглядите очаровательно.

Она не знала, что сказать в ответ. Его присутствие заставляло ее ощущать себя школьницей. Впервые она пожалела, что у нее не было возможности пообщаться с девушками своего возраста, чтобы узнать правила флирта с поклонниками. Вместо того чтобы постигать эту приятную науку, она заточила себя вдали от мира, пытаясь убежать от темных воспоминаний, которые внушали ей ужас по отношению ко всем мужчинам.

Но с того момента, как на ее карету напали разбойники, она чувствовала себя так, будто очнулась от долгого сна. Она начала понимать, что многое в жизни проходит мимо нее. Она бы не хотела, чтобы ее свадьба состоялась под давлением обстоятельств, но, если такова воля ее отца, то она готова была ей подчиниться. Тем более, что его выбор жениха полностью совпадал с ее выбором. Она решила принять это как неизбежность. А если будет возможность, то даже получить от этого удовольствие.

— Ужин уже подали, — сказал отец. — Хант, проводите Кэролайн в столовую, а меня поведет мой слуга Джон.

Роган напрягся, однако не выказал эмоций. Он лишь послушно кивнул в ответ, а затем протянул руку своей невесте. Хотя его лицо сохраняло непроницаемое выражение, Кэролайн, принимая предложенною Роганом руку, ощутила, что он переживает какую-то внутреннюю борьбу.

То, что ужин будет более чем интересным, не вызывало никаких сомнений.

Ужин тянулся бесконечно. Герцог говорил о приготовлениях к свадьбе, к которым Роган не имел ни малейшего отношения. Кэролайн едва вымолвила пару слов и почти не смотрела на него. Она сосредоточила все внимание на еде, разрезая мясо фазана на крохотные кусочки, которые деликатно отправляла в рот, не поднимая глаз от тарелки.

Будущий тесть устроит и оплатит свадьбу, а невеста даже не удостаивает его лишним взглядом. С каждой минутой Роган все больше ощущал себя в западне. Он стал объектом манипуляций. Его просто использовали.

Он ненавидел это ощущение.

Его раздражение росло. Его ответы становились все более односложными. Кэролайн испуганно поглядывала на него. На лбу герцога обозначилась складка, выдававшая его удивление. Разговор истощился, и за столом повисла неловкая пауза.

Роган ел мясо с жесткой методичностью, разрезая его на куски все резче, пока нож с громким скрежетом не проехал по тарелке. Он отложил вилку и нож и попытался вздохнуть. Ему вдруг показалось, что костюм слишком мал. Наряд стал словно душить его. В комнате было слишком жарко и душно.

Кэролайн бросила в его сторону еще один взгляд, выражавший обеспокоенность. Она кусала нижнюю губу своими маленькими белыми зубами. Движение ее губ приковало его внимание так, что он не мог отвести глаз от ее рта.

Он сразу же понял, что возбудил в ней интерес. В ее темных глазах мелькнула тревога, и она сомкнула губы. Он все еще наблюдал за ней. Своей невестой. Она казалась такой прекрасной в отблесках пламени свечей. Розовый оттенок платья выгодно подчеркивал ее темно-каштановые волосы и персиковую кожу.

Как она будет выглядеть в темноте ночи, озаренная лишь тусклым светом … без платья?

Его охватило вожделение, он ощутил, как волна желания захватывает его целиком. Он представил, как они, дрожа от страсти, прижимаются друг к другу в постели, постигая радость сплетения тел. Он был бы для нее нежным и хорошим учителем. Интересно, относится ли она к тому типу женщин, которые издают в момент наслаждения стон, сводящий с ума мужчину, или, возможно, с ее уст в это мгновение сорвется его имя, наполняя его новым желанием?

Она снова встретила его взгляд. Его губы медленно растянулись в улыбке, рожденной только что промелькнувшим нескромным видением. Щеки Кэролайн залила краска румянца, а ее уста разомкнулись, словно она хотела ответить отказом на его немую просьбу. Но он заметил огонек любопытства в ее прекрасных глазах.

Немедленно сменившегося страхом.

Ужас, мелькнувший на ее лице, подействовал на него, словно ушат ледяной воды. Что он делал? Он ведь знал историю Кэролайн. Да, им придется связать себя узами брака, но, судя по теперешним обстоятельствам, ему предстоит первую брачную ночь в гордом одиночестве.

Он сосредоточился на дыхании — вдох и выдох, — после чего отпил глоток вина, чтобы успокоить разгоряченную плоть. Нет, он не чудовище, готовое проглотить невинную девушку. Чтобы завоевать доверие Кэролайн, он обязан проявить заботу и терпение. Он не должен был пугать ее. Он мечтал о том, чтобы она сама искала его общества.

Даже если это будет стоить ему титанических усилий.

Когда ужин подошел к концу, Кэролайн с облегчением вздохнула. Откровенный взгляд Рогана заставлял ее чувствовать себя неуютно. Она думала о том, под каким предлогом будет прилично удалиться в свою комнату, где она могла бы спокойно поразмыслить о событиях сегодняшнего вечера. Но когда они перешли в гостиную (где мужчины, потягивая портвейн, закурили сигары, так как Кэролайн была единственной присутствующей леди), отец опередил ее, лишив возможности бегства.

— Я очень устал, поэтому отправлюсь спать, — сказал он, поднявшись.

У двери его поддерживал слуга Джон.

— Все брачные бумаги подписаны, и думаю, что вам необходимо немного узнать друг друга накануне свадьбы, которая состоится в пятницу. Хант, я верю в то, что вы будете вести себя, как и подобает джентльмену.

Роган заметно напрягся, но лишь коротко кивнул в ответ на замечание герцога.

Герцог обратил свой взор к Кэролайн, которая сидела на маленьком диванчике напротив Рогана.

— А если тебе понадобится помощь, дочь моя, слуги ожидают за дверью.

Кэролайн вспыхнула от смущения, потрясенная откровенностью отца. Но в то же время она испытала облегчение при мысли о том, что ее не оставляют одну.

— Доброй ночи, папа.

Белвингем ушел из комнаты, оставив дверь слегка отворенной.
Она была в гостиной наедине с Роганом Хантом, ее женихом.
Она лихорадочно подыскивала тему для умного разговора, но поняла, что страх и волнение не дают ей сосредоточиться.

— Леди Кэролайн.

Его низкий голос прозвучал в комнате, погруженной в тишину, как пушечный залп.

— Если вы будете так заламывать пальцы, боюсь, вы причините себе вред.

Она взглянула вниз и увидела, что она действительно, сама того не замечая, нервно сплела пальцы, как безмозглая дурочка. Она разомкнула ладони и поправила платье, затем подняла взгляд на своего собеседника, демонстрируя показное самообладание.

— Ситуация такая неловкая, мистер Хант. Я уверяю вас, что не склонна к суетливости.

Улыбка тронула кончики его губ.

— Я охотно верю в это, леди Кэролайн. Вспомните, что мне довелось наблюдать за вами в экстремальных обстоятельствах. Я не встречал женщины, которая смогла бы сохранить и десятую часть вашего хладнокровия.

Его искреннее восхищение тронуло ее. Она ощутила себя словно обласканной теплым солнечным светом.

— Благодарю вас… Но наша помолвка… — Она опустила взгляд. — К этому сложно привыкнуть.
— Да, правда. — Он откинулся на спинку стула и вытянул одну ногу перед собой. — Все произошло так внезапно.
— Это папа. — Она вздохнула. — Он убежден в том, что умирает, и хочет устроить мою судьбу.
— Он упоминал об этом. — Роган посмотрел на нее так, словно хотел развить свою мысль, но затем лишь пожал плечами и, похоже, отказался от этой идеи. — Но дело сделано. Нам надо привыкнуть к тому, что решение принято.
— Однако вы не очень счастливы.
— Счастлив? Да. Вы правы. Я не чувствую себя счастливым. — Его губы изогнулись. — Я ощущаю, что мной манипулируют.
Она нахмурилась.
— Манипулируют?
— Я не имел ни малейшего желания заполучить невесту. Все, что мне было нужно, — это лошадь.
Его замечание больно ранило ее самолюбие.
— Но почему же вы тогда сделали предложение?
— Сделал предложение? — Он невесело усмехнулся. — Я же сказал, что прибыл за лошадью, но ваш отец относится к людям, которые умеют убеждать, поэтому я получил и лошадь, и вас.
— Он заставляет вас жениться на мне?
Явно потрясенная, она встала с дивана.
— Но тогда мы… Скажите ему, что я отвергла вас.
Она направилась к выходу, готовая расплакаться от обиды.
— Черт побери. — Он застонал от отчаяния. Роган успел перехватить ее как раз перед дверью, загородив дорогу. — Я не это имел в виду.
Она даже не взглянула в его сторону, и слезы затуманивали ее глаза.
— Кэролайн…
— Нет.
Она неуверенно шагнула назад.
— Прошу вас, дайте мне сохранить хотя бы видимость гордости.
— Я не хотел вас обидеть, — протянув руку, сказал он. — Прошу вас, — добавил он тихо.
Она заколебалась, но все еще была готова к бегству.
— Кэролайн, — внимательно посмотрев на ее, произнес он и мягко накрыл своей ладонью ее руку.
Она взглянула на их сплетенные пальцы и напряглась так, словно была готова упорхнуть. Прошла секунда. Затем вторая. Но ее рука оставалась в его руке.
— Вы даже не знаете, как унизительно слышать, что ваш отец купил вам мужа… по цене лошади.
Роган посмотрел на ее склоненную голову, не зная, как исправить ситуацию и заставить Кэролайн забыть обиду.
— Кэролайн, — запинаясь, начал он. — Это все мой проклятый характер. Я не умею ладить с людьми.
Она взглянула на него, и в ее темных глазах мелькнуло сочувствие.
— Только с лошадьми?
Он горько рассмеялся в ответ.
— Так и есть.
На ее губах появилась язвительная улыбка.
— Я была так долго оторвана от общества, что могу сказать то же самое и о себе.
— Тогда мы отличная пара.
— Не так ли? — Она вздохнула и высвободила свою ладонь, а затем снова вернулась к дивану. — Я бы не хотела, чтобы вы ощущали себя в западне, мистер Хант. Вы не имеете передо мной никаких обязательств, что бы ни говорил мой отец.
Он сел рядом с ней, задев ногой ее платье, и она поспешно отодвинулась в дальний угол дивана.
— Я не ощущаю себя в западне, Кэролайн.
— Поверьте, это было бы ужасно. — Она снова повернулась к нему. — Могу ли я говорить с вами откровенно, мистер Хант?
— Роган, — поправил он ее.
Ее лоб перерезали две морщинки, выдавая ее искреннее замешательство.
— Прошу прощения?
— Меня зовут Роган, и если мы поженимся, то нам придется обращаться друг к другу по имени.
— Роган.
Она словно пробовала его имя на вкус, как будто речь шла о шоколаде или бокале тонкого вина. Словно она хотела проверить, нравится ли оно ей.
Он поймал себя на том, что неотрывно следит за движением ее розовых губ, ожидая, когда они снова вымолвят его имя.
— Итак. — Она сложила руки на коленях и села прямо, словно готовясь рассказать выученный урок. — Я бы хотела поговорить о нашем браке. — Она прикусила нижнюю губу. — Конечно, в том случае, если он состоится.
— Неужели вы все еще намерены бросить меня?
Он желал, чтобы его замечание прозвучало как шутка, в ответ на которую она бы смутилась и покраснела, но она удивила его тем, что бросила на него прямой взгляд, преисполненный серьезности.
— Возможно, после того, что вы услышите, вы захотите, чтобы я это сделала.
— Очень сомневаюсь.
Она глубоко вздохнула, чтобы успокоить нервы.
— Я уверена, что мой отец уже рассказал вам о некоторых событиях моего прошлого, и я должна прежде всего заверить вас в том, что несмотря на случившееся со мной, я намерена быть вам хорошей женой.
— Это звучит в высшей степени утешительно, — пробормотал он.
Она раздраженно посмотрела на него.
— Я говорю совершенно искренне, сэр. Есть вещи, которые нам необходимо обсудить, потому что они очень важны, и от того, какое решение мы примем, будет зависеть, уживемся ли мы друг с другом.
Пристыженный, он пробормотал:
— Я прошу меня простить.
— Мистер… Роган, постарайтесь помочь мне, потому что мне очень нелегко вести разговор на эту тему.
Напряжение, прозвучавшее в ее голосе, отрезвило его.
— Я слушаю вас.
Она снова взглянула на него с подозрением, но продолжила:
— У меня есть проблемы, которые могут повлиять на судьбу наших отношений. Нам надо обсудить их сейчас, потому что потом дорога назад будет закрыта.

Ее голос был искажен болью, и шутливое настроение Рогана исчезло, так же, как и горечь. Она была права — они собирались связать себя узами брака на всю оставшуюся жизнь. Лучше установить правила прямо сейчас.

Однако он не мог заставить себя сидеть и спокойно наблюдать за ее мучениями. Очевидно, та история приносила ей страдания. Он резко встал, вынудив Кэролайн даже вскрикнуть от неожиданности, и направился к камину.

— Может, я смогу облегчить вашу задачу, если расскажу то, что мне уже известно? — спросил он, не отрывая взгляд от огня.
Когда она не ответила, он повернулся к ней. Она смотрела на него, и в ее прекрасных темных глазах читались облегчение и надежда.
— Кэролайн?
— Да, — прошептала она, опустив взор. — Прошу вас.
Поскольку она чувствовала себя неуютно, он не стал приближаться к ней.
— Я знаю, что вас похитили, когда вам было пятнадцать. Я знаю, что это настолько повлияло на вашу жизнь, что вы отказались от светской жизни. Вы прибыли в Белвингем, и все эти годы оставались здесь под покровительством своего отца.
— Да, — пробормотала она.
— Ваш отец поведал мне о том, что произошло с вами. — Он выдержал паузу и снова повернулся к ней.
Она сидела, уперев локти в колени и закрыв лицо руками.
— Вы можете рассказать мне все, что считаете нужным.
— О нет! — Она вздрогнула от ужаса, и на ее лице отразилась паника.
— Может, не сейчас, — успокоил он ее. — Со временем.
Тревога на ее лице сменилась выражением решительности.
— У нас есть время, Кэролайн. У нас впереди целая жизнь.
Она долго не нарушала молчания. А когда все же заговорила, то ее голос прозвучал так тихо, что ему пришлось напрягать слух, чтобы услышать ее.
— О да, Роган, мне действительно нужно время. Если вы… если мы сможем узнать другу друга получше, тогда у нас будет… нормальный брак.
Она запнулась, произнося последние слова, и краска девичьего стыда залила ей щеки.
В нем тут же пробудилось желание, и голодный зверь угрожающе зарычал. Мысль о том, что он разделит с ней плотские радости, искушала его.
— Это именно то, чего бы вы хотели?
Она взглянула на него, и ее темные глаза заблестели от желания.
— Да.
Он шагнул ей навстречу.
Она подняла руку.
— Но не сейчас. Мне нужно…
— Время, — закончил он за нее, останавливаясь. Он сжал руки в кулаки. — Я понимаю.
— Я знаю, что поступаю несправедливо… — начала она.
— Нет. Все в порядке.
Он прошел в другой угол комнаты, скользнув невидящим взглядом по портрету одного из ее предков.
— Мы все еще чужие люди друг для друга.
— Да, но…
Он обернулся к ней.
— Но?
Она встала.
— Вы спасли мою жизнь.
Он усмехнулся.
— Вы и сами за себя неплохо постояли.
Она улыбнулась и шагнула вперед.
— Мы прошли вместе через серьезное испытание. Мы связаны друг с другом.
— Это так.

Она медленно приближалась к нему, снова заламывая пальцы. Она прикусила нижнюю губу, и страх наполнил ее взгляд. Он смотрел на нее, не отрываясь, и медленно протянул к ней руку, осторожно взяв ее ладонь в свою.

Она тихонько вскрикнула, тревога и удивление терзали ее сердце, однако ее переполняло желание — он знал, что не ошибается. Она выглядела так, словно малейший шорох может заставить ее пуститься в бегство.

— Кэролайн, — пробормотал он, — чего вы хотите?

Она выдохнула, и ее тело охватила дрожь.
— Я хочу перестать бояться.
— Это будет нелегко.
Он медленно приближался, все крепче сжимая ее кисть, пока их пальцы не сплелись, словно в объятии.
Она посмотрела на их соединенные вместе руки.
— Я знаю, потому что вы сейчас всего лишь держите меня за руку, а я готова сорваться с места и убежать прочь.
— Мы можем остановиться на этом, — криво улыбнувшись, произнес он. — Нет никакой нужды звать слугу Джона.
Она бросила испуганный взгляд в сторону двери.
— О, я и забыла, что он там.
— Но я не забыл.
Его язвительный тон заставил ее рассмеяться. Она прикрыла рот свободной рукой, и в ее карих глазах заплясали озорные огоньки.
Не в силах сопротивляться желанию, он провел пальцем по ее щеке.
— Вам надо смеяться чаще, — пробормотал он.
Она застыла, как птичка, чувствующая опасность, и он поспешно опустил руку.
— О, я прошу прощения.
— Нет, все в порядке, — откашлявшись, сказала она. — Вы просто застали меня врасплох.
— О, как я люблю прикасаться к вам… — Он опустил взгляд на их переплетенные пальцы, и его глаза словно согрел луч солнца. Тепло улыбнувшись, он добавил: — Вы прекрасны.
— Я не… нет, о!
Она глубоко вздохнула и посмотрела ему прямо в глаза.
— Прошу вас, пообещайте мне, что будете стоять неподвижно.
Он удивленно вздернул бровь.
— Хорошо.
Она прикусила губу.
— Я говорю совершенно серьезно. Если вы пошевельнетесь, все мои усилия будут напрасны.
У него заиграла кровь.
— О, ты заинтриговала меня, душа моя.
— О бог ты мой, — заморгав, ответила она, и ее щеки снова покрылись нежно-розовым румянцем. — Прошу тебя, Роган.
— Хорошо, я буду вести себя, как примерный молодой человек.

Она искоса посмотрела на него. Ему тут же захотелось нарушить данное слово и унести ее в укромный уголок, однако он заставил себя вспомнить о приличиях. Глядя на него с опаской, она шагнула вперед. Ему показалось, что его тело бросило в жар. Он крепко сжал ее пальцы.

Она тревожно вскрикнула и отступила.
— Прошу тебя, не уходи. — Он ослабил хватку. — Я ведь даже не шелохнулся.
— Нет.
Она опустила глаза и устало вздохнула, после чего послушно добавила:
— Ты не шелохнулся.
— Ты удивила меня.
Он коснулся ее руки, заставляя ее взглянуть на него.
— Я не двигаюсь, Кэролайн.
Она все еще колебалась.
— Ну, же, моя милая, — тихо произнес он. — Ты так меня заинтриговала.
— Хорошо, но прошу тебя не шевелиться.
— Теперь, когда я знаю, чего мне ждать, я смогу себя контролировать.
Она снова шагнула к нему, и ему удалось овладеть собой. Она встала на цыпочки и коснулась губами его щеки.
— Спасибо за то, что ты спас мне жизнь, Роган. Он с трудом сдержался, чтобы не притянуть ее ближе, ощутить сладкий вкус ее губ... Но он вырвала свою руку и поспешно покинула комнату, оставив его желание неутоленным.