Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Конні Мейсон — «Нежный враг»

Пролог
Нортумбрия, Англия, 1067 год

Зловещие кроваво-красные пальцы гладили темное брюхо рассветного неба, предвещая начало нового, наполненного ощущением нависшей беды дня. Ариана Крагмерская уже видела этот день, он явился ей в Видении. Она, даже если бы не прибыл гонец от Завоевателя, прекрасно знала, чего сегодня ждать.

Сейчас Ариана стояла на стене башни отцовской крепости — маленькая фигурка, темнеющая на фоне алого рассвета. Отец ее, Найл Крагмерский, будучи человеком дальновидным, не стал строить на своей земле замок, как делали остальные английские лорды-землевладельцы. Он по французскому образцу насыпал холм, воздвиг на нем крепость и опоясал ее мощной стеной. Крепость эта, одна из немногих в Англии, служила прекрасным средством устрашения для воинственно настроенных соседей, которых было немало в приграничных землях Нортумбрии.

Ариана с мрачным выражением лица внимательно, выжидающе всматривалась в темный горизонт. Едва узнав о гибели отца и трех братьев в битве при Гастингсе, она поняла, что этот день настанет. После победы король Вильгельм Завоеватель действовал быстро. Земельные владения английской знати были конфискованы и розданы нормандским рыцарям, сражавшимся на стороне Вильгельма и сохранившим ему верность. Ариана знала: рано или поздно взгляд Вильгельма Незаконнорожденного обратится на север и он захочет прибрать к рукам богатые земли Нортумбрии.

— Едет! Лев едет! — раздался голос Кина, сенешаля Арианы, стоявшего рядом.

Зеленоглазая Ариана стремительно повернула голову, отчего волны светлых, отливающих серебром волос колыхнулись на узких плечах. Прищурившись от яркого сияния кровавого рассвета, она отыскала глазами фигуру Льва, как по волшебству возникшую в пустоте, там, где горизонт встречается с плодородной нортумбрийской землей. Лев верхом на огромном черном жеребце медленно приближался к Крагмеру. Вдруг из-за туч выглянуло солнце, и золотистый луч упал прямо на его бронзовый шлем. Сияние металла едва не ослепило ее.

— Смотрите, он ведет за собой войско!

Ариана нахмурилась. Преданный сенешаль не преувеличивал. За Львом растянулась целая армия солдат и наемников, все в кольчугах и доспехах. Ариана презрительно фыркнула. Неужели он полагал, что четырнадцатилетняя девочка с горсткой рыцарей и солдат вознамерится противостоять ему?

С бьющимся сердцем она наблюдала за неторопливым приближением свирепого воина, которого Завоеватель ценил настолько, что пожаловал ему богатейшее в округе земельное владение. Пряжка его бронзового шлема была застегнута, широкий наносник скрывал лицо. Под кожаной накидкой просматривалась длинная, похожая на чешую кольчуга, которая сразу выдавала в нем нормандца. Левой рукой он держал пятифутовый овальный стальной щит, настолько тяжелый и громоздкий, что часть его веса пришлось при помощи широкого ремня переложить на плечо. Два копья у седла торчали стальными наконечниками в небо, и в правой руке у него был боевой меч — длинное обоюдоострое оружие, такое большое, что им, казалось, мог бы орудовать разве что великан. Подобное выставление напоказ силы выглядело как нечто совершенно излишнее и неприятное.

— Смотрите, госпожа, сколь грозно он выглядит, не правда ли? — Ариана от неожиданности вздрогнула, когда рядом с ней словно из-под земли возникла колдунья Надя. — Говорят, он такой же незаконнорожденный, как и его хозяин Вильгельм. И молодой еще. Двадцать два ему. Но я слышала, в бою он храбрый и беспощадный воин, под стать Вильгельму. А еще говорят, что, когда ему было всего-то восемнадцать, он спас в бою хозяина. Нормандский Лев заслужил свое прозвище ратными подвигами и храбростью.

— Лучше бы его убили в том бою, — со злостью в голосе процедила Ариана. — Крагмер мой. Вильгельм не имеет права отнимать его у меня и отдавать кому-то другому.

— Вы всего лишь дитя, вы не защитите крепость от северян. Король Шотландии давно глядит на Нортумбрию волком, он не задумываясь отнимет Крагмер у беззащитной девочки.

Ариана обожгла колдунью гневным взглядом.

— На чьей ты стороне, Надя? И зачем покинула свою хижину в лесу? Я не припомню, чтобы вызывала тебя. Вдруг лорду Лиону Нормандскому не понравится, что по его новым владениям свободно разгуливает ведьма?

Ариана не хотела обидеть старуху, но брошенных сгоряча слов было уже не вернуть. Она всю жизнь, сколько себя помнила, знала: Надя — ведьма, она живет в лесу и, когда ей вздумается, свободно ходит в крепость. Женщины обращались к ней, если не могли зачать или зачинали слишком рано после предыдущего ребенка и хотели прервать беременность. О Наде говорили, что она владеет как белой, так и черной магией и знает такие заклятия, которые могут ввергнуть в вечную тьму весь род человеческий. Ариана понимала: почти все эти разговоры — выдумка. Однако она очень привязалась к старой женщине, чьи познания о целебных свойствах трав и растений помогли многим больным в Крагмере. За годы своей недолгой жизни Ариана чему только не научилась у старухи. А еще Надя — одна из немногих, кому было известно о том, что Ариана имеет Дар Видения.

Способность Арианы «видеть» проявилась очень рано, но мало кто догадывался о том, что она особенная. Кроме Нади, разумеется: похоже, колдунья знала все. Мать, конечно, тоже знала и перед смертью дала дочери наставление держать дар в тайне, потому что всегда найдутся такие люди, которые назовут ее ведьмой.

— Великий лорд Лион Нормандский не боится никого — и меньше всего крагмерскую ведьму, — ответила Надя. — Нет, Ариана, я пришла, чтобы защитить вас от страшного зверя. Вот взгляните. — Она указала костлявым пальцем на быстро скачущих всадников. — Подходящее у него имя, да?

Ариана наблюдала за приближением Нормандского Льва, и впрямь походившего на хищника, чье имя он носил. Лев ровно сидел в седле, облаченный в сверкающие доспехи, и казался непобедимым. Хотя лица за наносником было не разглядеть, Ариана без труда представила себе свирепый лик, возможно, покрытый шрамами прошлых битв.

Лион Нормандский доехал до самого Крагмера, остановился и осмотрел крепость, принадлежавшую теперь ему. Холм, на котором стояла цитадель, был окружен квадратным рвом. Над стеной возвышалась навесная башня. Впервые он видел такую цитадель в Англии, хотя в Нормандии подобные сооружения казались обычным делом. Это была действительно щедрая награда. О таком он и не мечтал бы, если б однажды в Мене во время одной из кампаний ему не довелось спасти жизнь Вильгельму Нормандскому.

У безземельного, незаконнорожденного ребенка Лиона не было надежды жениться на состоятельной наследнице или стать лордом столь богатых владений. Пятно незаконнорожденности преследовало Лиона и глубоко въелось в его характер. Это озлобило и закалило его. Лион с одного взгляда понял: хорошо укрепленная крепость выстроена для того, чтобы сдерживать нашествие грабителей с севера. Он остался этим доволен. Крепость располагалась в широкой неглубокой равнине, по которой протекала река Хамбер. К основной башне с навесными бойницами под зубчатой стеной вел подъемный мост, остальные прямоугольные башни с узкими бойницами по углам превращали Крагмер в настоящую неприступную твердыню. Немного раньше он проехал через ближайшую деревню и увидел: местные крепостные крестьяне и свободные люди живут в достатке.

Лион поднял голову и, сузив глаза, устремил взгляд на небольшое бледное лицо, глядящее на него со стены основной башни. Его конь беспокойно привстал на дыбы, когда он немного поклонился и с удивлением заметил, как чья-то фигура юркнула за каменный зубец. Сильной рукой он направил скакуна к подъемному мосту, там обнажил голову и стал ждать, когда мост опустят. Солнце отражалось от его черных волос почти таким же ослепительным блеском, как от бронзового шлема.

Кин, управляющий хозяйством, повернулся к Ариане и вопросительно поднял брови.

— Госпожа?

— Да, — грустно промолвила Ариана. — Опускайте мост. Я выйду и поприветствую нового лорда Крагмера, хотя с большим удовольствием вонзила бы нож в его сердце.

— Берегитесь, Ариана. Ой, берегитесь, — дребезжащим старушечьим голосом произнесла Надя. — Лион не ваш отец и не ваши братья, любившие вас больше жизни. Он — завоеватель, не забывайте об этом, а потому Лион исполнит любую волю Вильгельма. Не перечьте ему.

— Я поступлю, как должна поступить, — не по годам рассудительно произнесла Ариана. — Я уеду из Крагмера к своему жениху, Эдрику Блэкхитскому.

Ариана ждала Лиона во внутреннем дворе крепости, пока он переезжал через мост и поднятую решетку ворот. Его конь остановился перед ней, Лион спешился, засунул меч в петлю на седле и повесил щит на луку. Потом с насмешливой учтивостью поклонился, немало дивясь тому, что его встречает хрупкая девица, чья незрелая фигура еще даже не обрела женственности. Вильгельм не предупредил его о столь юном возрасте наследницы.

Лион заговорил на понятном английском, хоть и с иноземным акцентом:

— Мне сказали, что вы молоды, леди Ариана, но я не ожидал увидеть ребенка.

— Я достаточно взрослая, чтобы узнать врага, лорд Лион, — выпалила в ответ Ариана. — Вы пришли украсть мою землю.

Лион пристально посмотрел на нее, сразу поняв, какая в ней заложена красота, глубина и огонь. Настанет день — и Ариана Крагмерская изяществом фигуры и прелестью лика превзойдет многих красавиц. Пока же она всего-навсего воинственно настроенное дитя с полыхающими ненавистью зелеными глазами.

— Нет, юная леди, я не враг и не захватчик. Я дал слово защищать ваши владения. Знайте, что сейчас, в эту самую минуту, шотландцы уже собираются на границе. Это они хотят отнять ваши земли. Но король Вильгельм умен. Он понимает: девочка не сможет защитить столь ценное достояние, как Крагмер. Вильгельм в своей щедрости даровал мне Крагмер и поручил его защиту. Для меня это большая честь.

— Нормандские захватчики убили моего отца и братьев, — бросила в ответ Ариана. — Завоеватель — ваш король, а не мой. Как, скажите на милость, он собирается поступить со мной? Выбросит из Крагмера и заставит жить с крестьянами?

— Берегитесь, Ариана, — зловещим голосом прошептала Надя, бочком подбираясь к ней. — У Льва цепкие когти.

Ариана, не обратив на нее внимания, продолжала исподлобья глядеть на Лиона. Потеря дома и наследства привела ее в такую ярость, что она даже не заметила: Лион весьма привлекательный молодой человек с черными как вороново крыло волосами и глазами голубыми, как безоблачное небо. Красиво вылепленное лицо имело классические ровные черты, но казалось строгим и даже суровым. Годы войн и походной жизни лишили его юношеской мягкости. Клеймо незаконнорожденности отточило бойцовское мастерство.

— У вас слишком острый язык для столь юного создания. Многие пали под Гастингсом. Вы думаете, Вильгельм не скорбит о тех, кто там умер?

Ариана бросила на него презрительный взгляд.

— Вильгельм — алчное нормандское чудовище, а вы его порождение.

От этих слов все внутри у него вскипело. Она затрепетала бы от страха, если б узнала, как близок он был к тому, чтобы потерять терпение. Не будь эта гордячка ребенком, до завтрашнего дня она не дожила бы. Мало кто даже из мужчин осмелился бы насмехаться над Лионом. Вместо ответа он резко развернулся и сказал своему оруженосцу:

— Где священник? Пришлите его сюда.

Белтан Смелый, красивый молодой рыцарь и верный соратник Лиона, развернул лошадь и пустился вскачь, чтобы найти священника, сопровождавшего их в поездке из Лондонтауна.

— Если вам нужен священник, у нас в Крагмере есть свой, — заметила Ариана. — Я позову.

— Не нужно, юная леди. Вильгельм для этого дела прислал своего служителя церкви.

От недоброго предчувствия Ариану пробрало нервной дрожью.

— Для какого такого дела, скажите на милость?

— Для нашей свадьбы, леди Ариана, — вкрадчиво промолвил Лион.

Ариана опешила. Посланец Вильгельма ни словом не обмолвился о свадьбе. Он просто сообщил, что Крагмер передан Лиону Нормандскому, рыцарю из Нормандии, в качестве награды за преданную службу и что он в скором времени прибудет.

— Нет! Я уже помолвлена с Эдриком Блэкхитским. Мы поженимся, когда мне исполнится шестнадцать.

— Вильгельм решил отменить вашу помолвку и отдать вас мне, хотя, сказать по правде, мне жена ни к чему — ни сейчас, ни потом. И все же Вильгельм хочет, чтобы мы поженились, и его воля будет исполнена.

Кровь отхлынула от и без того бледного лица Арианы.

— Нет, — выдохнула она чуть слышно. Всю свою жизнь Ариана знала, что выйдет замуж за Эдрика, и свыклась с этой мыслью. Эдрик был славным молодым человеком, он нравился ей как друг, и она не сомневалась, что со временем научилась бы его любить. — Я должна выйти за Эдрика. Он стал лордом Блэкхита после гибели своего отца под Гастингсом.

— Эдрик присягнул на верность Вильгельму, — сказал Лион, с удивлением почувствовав неведомое прежде ощущение — жалость к этой худенькой маленькой девочке, в чью жизнь вторгся Завоеватель. — Он не пойдет против Вильгельма. Мало кто смеет ему перечить. За то, что лорд Эдрик склонил голову перед Вильгельмом, ему были оставлены его земли.

Неподдельное изумление Арианы удивило Лиона. Как видно, девчонка не понимает, что богатые наследницы являются пешками в политической игре Вильгельма, главная цель которой — заменить английских дворян преданными нормандцами. Ариану могли отдать мужчине постарше, огрубевшему за долгие годы службы на благо короля; такой бы и слушать ее не стал. Но с ним, с Лионом, она сможет заниматься чем душе угодно, потому что его все равно большую часть времени не будет дома.

— Эдрик не возражал против нашей женитьбы.

Зеленые глаза Арианы вспыхнули. Она явно не поверила ему.

— Вы лжете!

— Нет. Я же сказал: лорд Эдрик присягнул Вильгельму. Где этот священник?

— Я здесь, милорд Лион. Вы уже поговорили с невестой?

Она согласна?

Облаченный в серо-коричневую сутану дородный священник бросил взгляд на Ариану и нахмурился, увидев непокорное выражение лица девушки.

— У нее нет выбора, отче. Мы поженимся в часовне через час...