Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Антон Соя - «Эмоболь. Сны Кити»

…Если бы не идиотская книжка, никто бы и не догадался, что когда-то я была эмо. Я теперь такая же, как все. Немного альтернативная. Худая, злая, спортивная. Пирсинг? Так у всех сейчас пирсинг. Татуировки? Теперь у каждого лоха с деньгами могут красоваться татушки на теле. Приходите в наш салон на Невском, и будете такими же красивыми. Небольшой продакт-плейсмент. На самом деле я люблю свой салончик. Работа не пыльная — украшать собою место, сидеть на телефоне, общаться с клиентами и трещать с мастерами. Вот. Жаль, универ пришлось бросить. А кто бы не бросил на моём месте, если каждый дебил при встрече тычет в тебя пальцем:

— Ой, смотрите, это же та самая Кити, про которую «ЭмоБой» написали! Ничего такая, хоть и эмо.
Тёлки — тоже такие заботливые — выстроились в очередь:
— Ой, Катя, нам так жаль Егора, такой ужас! А на кладбище что, всё так и было? Ничего не помнишь? Бедненькая!
— Да пошли вы все!

А пошла в итоге я.
Позёрские фанатики и в универе, и на лестнице в подъезде проходу не давали:
— Кити — ты наша икона! Кити, мы тебя любим! Эгор — наш герой!
Или вот ещё перл:
— А можно на Тик-Така посмотреть?
Ага, сейчас майку задеру. Вот он над сиськой — смотрите на здоровье!

Пришлось к Ритке переехать.
Вот так. Мало того что у меня на глазах убили любимого, мало того что меня живую чуть не продали на органы неизвестным ублюдкам, так ещё какой-то жалкий писака набредил целую книжку про мою жизнь. Придумал кошмарный Эмомир, который якобы живёт в моей голове, превратил Егора в мёртвого эмо-мстителя Эгора, который трахается то с королевой-бабочкой, то с безглазой куклой, но думает исключительно обо мне. Вот спасибо! В общем, срубил капусты на модном тренде, на головах с незажившими родничками, на чужих чувствах. Когда я увидела и прочитала этот бэд-трип, моим первым желанием стало найти и убить горе-писателя. Возникло гадкое чувство, будто меня на всеобщее обозрение выставили голой у позорного столба на Дворцовой площади, а люди ходят, смотрят, головами качают и языками причмокивают. Ритка, конечно, тоже в бешенство пришла. Ей в этой книжонке не меньше моего досталось. Куда только её хвалёное готическое спокойствие делось.

— Вот тварь! Не убить, так посадить его точно нужно! Никто не имеет права безнаказанно выставлять чужую личную жизнь на посмешище, перемазав её своим болезненным бредом. Ненавижу писателей!

Но потом мы поняли, что если его сейчас убьём или засудим, то книга, не дай бог, ещё и мировым бестселлером станет. А так пройдёт пара месяцев, и всё само-собой затихнет, уляжется. Н-да. Недооценили мы масштабы всей катастрофы. Три года прошло, а фанаты книжки никак не уймутся. Конечно, уже не так сильно достают, но если вдруг на улице узнают случайно — просто караул. Вот она, волшебная сила литературы, в одночасье меняющая наши жизни. Универ бросила, живу у Ритки, с отцом не отношения, а сплошной напряг — и всё из-за мерзкой книжонки. Есть, правда, ещё одна причина, почему мы с Ритой подлого писателя не убили…

***

«Хроники Эмокора. Последний эмо-бой»

… Бой шёл вторые сутки, и результаты его уже ни у кого не вызывали ни малейшего сомнения. Тик-Так и его армия безнадежно проигрывали. Они были обречены с самого начала и знали об этом, но самоотверженно пытались противостоять бесчисленному войску принцев Рогэ и Нишурта.

Сражение продолжалось по инерции, речь о капитуляции не шла, да и принимать её всё равно было бы некому. Нишурт, Рогэ и их адские бабочки благополучно просочились в Реал, но об этом пока никто из армии Тик-Така даже не догадывался.

Порталы Эмокора представляли собой обычные входные двери в домах, ничем не отличавшихся от стоящих рядом. Только вели эти двери прямиком в Реальный Мир, а точнее, в родной город Кити — Санкт-Петербург, в места наибольшей концентрации различных эмоций — в роддома, больницы, театры, цирк.

Два дня назад на посту Тру-Пака, который охранял портал, ведущий в роддом, произошёл первый прорыв злобных сил. Смерч из бабочек-камикадзе, пронёсшийся от дворца Маргит через весь Эгород, смёл защитников портала, как ненужный мусор, и расшвырял по окрестностям. Лишь могучим бойцам Тру-Паку и Покойнику удалось быстро вернуться на свои посты, но было поздно. Через сорванные с петель двери в Реал вылетело не меньше сотни бабочек. Гвардейцы в ожидании подмоги заткнули выходы своими могучими телами, стреляя из ручных пулемётов по продолжающим атаковать их пикирующим бабочкам. Вскоре всё видимое пространство перед ними покрылось сраженными насекомыми. Но бабочек в небе вокруг портала становилось всё больше и больше. Они заволокли крыльями солнце, и вокруг стало темно.

— Добро пожаловать на ночную дискотеку, девочки. Ди-джеи Тру-Пак и Покойник прокрутят вам сегодня свои лучшие диски, — кричал Покойник, перезаряжая пулемёт. Диск-жокеи воинственным бабочкам сегодня достались воистину незаурядные. Было на что заглядеться и полюбоваться. Например, на никелированный ирокез Тру-Пака, состоящий из металлических конусов, ввёрнутых в выбеленный могучий череп, и рот, скалящийся такими же блестящими никелированными зубами. Могучий желтоватый череп Покойника украшали татуировки в стиле маори. Его могучие, пузырящиеся мышцами ноги между шортами цвета хаки и тяжёлыми армейскими сапогами тоже были сплошь забиты смеющимися черепами.

«Тлен» и «разрушение» — эти два слова давно уже характеризовали состояние Эмокора. Дома Эгорода потрескались и покосились, словно готовясь рухнуть в любой момент. В приличном состоянии остался только центральный гламурный район, где жили барбикены и находился замок покойной королевы Маргит. Стена дома, в котором гвардейцы обороняли портал в роддом, тоже не отличалась крепостью и стройностью. Розовые кирпичи выпадали из неё тут и там при каждой атаке крылатых тварей. Хлипкий дверной проём, куда с трудом вписались экс-гвардейцы, ходил ходуном и грозился каждую секунду выпасть либо в Реал, либо на искорёженных мёртвых насекомых, лежащих на пыльной земле Эгорода.

— Держитесь, парни! Мы уже идём!
— Ну, теперь мы точно всех победим, — осклабился Тру-Пак, не прекращая поливать свинцом тучи бабочек, сгущавшихся над порталом. — Ведь теперь с нами наш толстый генералиссимус-ниндзя и его боевая подруга! Что там видно, Тик?

Запыхавшийся клоун и раскрасневшаяся Эллис с горящими глазами спешились и, спустив своих гневов на врагов, подбежали к гвардейцам.
— Всё плохо, братцы, — сказал серьёзный, как никогда, Тик-Так. — Похоже, два последних года они копили силы, и вот теперь, решительно собрав их все в кулак, направили к роддому…