Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Уривок із книги «Завещание майя»

Сошел ли я с ума? Эта мысль никогда меня не покидает. Каждый день я снова и снова перечитываю свой дневник, хроники своих исследований, с единственной целью — напомнить себе, что прежде всего я ученый, и не просто ученый, я археолог — исследователь прошлого, человек, ищущий истину.
Но что хорошего в истине, если ее нельзя принять? Коллеги, без сомнения, считают меня деревенским дурачком, который кричит пассажирам «Титаника» об опасности, смерти и айсбергах, когда непотопляемый корабль отходит от берега.
Суждено ли мне спасти человечество или я погибну, не успев развенчать образ деревенского дурачка? А может, я положил жизнь на возню с ошибочной теорией?
Хруст песка и камня под ногами прерывает эту исповедь дурака.
Это мой сын. Пятнадцать лет назад моя любимая жена назвала его в честь архангела Михаила.
Майкл. Он кивает мне, и черную дыру, образовавшуюся на месте моего сердца, заполняет отцовская любовь. Именно ради Майкла я продолжаю жить, именно он — та причина, по которой я еще не оборвал своего жалкого существования. Моя безумная затея лишила его детства, но хуже всего было то, что много лет назад я совершил по собственной воле. Я продал бы душу за то, чтобы вернуться назад и изменить его судьбу.
Господи, позволь моему истерзанному сердцу протянуть достаточно долго, чтобы я успел достичь цели.
Майкл указывает вперед, туда, где нас ждет очередной фрагмент огромной мозаики. Осторожно ступая, чтобы не повредить поверхность пампы, мы приближаемся к тому, что я считаю началом оставленного три тысячи лет назад сообщения. В самом центре плато Наска, покрытого загадочными линиями и гигантскими зооморфными фигурами, находится он — идеальный круг, выложенный рядами покрытых патиной черных камней. От этого круга, словно солнечные лучи на детском рисунке, расходятся двадцать три линии. Все они, кроме одной, тянутся метров на двести.
Одна линия соответствует солнцестоянию, другая равноденствию — это вкупе со множеством других данных позволяет делать предположения об их связи со многими древними конструкциями.
Больше всего меня интригует двадцать третья линия, идеально ровная борозда на поверхности пампы, которая тянется по каменистой поверхности на двадцать три мили!
Я слышу возглас Майкла: он с металлоискателем обнаружил то, ради чего мы пришли к центру рисунка. Что-то спрятано под верхним слоем грунта! Воодушевленные, мы начали копать с новыми силами, снимая верхнюю корку из гипса и камня, чтобы добраться до скрытой под ними желтой почвы. Да, этот акт вандализма тяжким грехом ложится на плечи археолога, но я заверил себя, что наша цель оправдывает средства.
Наконец оно у нас в руках — сияет под палящим солнцем. Гладкий белый полый контейнер из какого-то пока неизвестного металла, не более уместный в пустыне Наска, чем моя скромная персона с лопатой в руках. На одном боку изображено нечто, напоминающее канделябр. Мое больное сердце затрепетало, когда я понял, что за символ находится в моих руках. Трезубец Паракаса, личная подпись нашего космического учителя. Похожий геоглиф, около двухсот метров в длину и немногим более пятидесяти метров в ширину, находится на склоне горы неподалеку.
Майкл достает камеру, а я открываю контейнер. Дрожащими руками я достаю его содержимое — кусок древней ткани, на которой что-то изображено, но я не успеваю рассмотреть рисунок: артефакт, соприкоснувшись с воздухом, начинает рассыпаться, утекая пылью сквозь пальцы.
Мы нашли древнюю карту мира, аналогичную той, которую пятьсот лет назад обнаружил турецкий адмирал Пири Рей (есть даже теория, согласно которой именно этой картой воспользовался Колумб, когда отправился в свою экспедицию в тысяча четыреста девяносто втором году). До сих пор карта четырнадцатого века остается загадкой, ведь на ней изображена еще не открытая к тому времени Антарктида, а ее береговая линия соответствует реальной форме континента, скрытой под тоннами льда. Только с помощью спутника современным ученым удалось установить, насколько потрясающе точны данные карты Пири Рея, и теперь они ломают головы над тем, как без применения воздухоплавательных аппаратов была создана эта карта.
Возможно, именно эта технология помогла нашим предкам создать удивительные рисунки на плато Наска.
Как и карта Пири Рея, пергамент в моих ладонях изображал поразительно точную картину мира, свидетельствуя о том, что создатель карты обладал великолепными познаниями в области тригонометрии. Был ли неизвестный картограф великим учителем человечества? В этом я не сомневаюсь. Вопрос в другом: зачем он оставил нам столь подробную карту?
Майкл успел сделать несколько поляроидных снимков, прежде чем древний документ рассыпался, уйдя пылью сквозь пальцы. И всю информацию о нем мы узнаем лишь благодаря этим моментальным снимкам. Изучая их, мы нашли объект, которому картограф явно придавал огромное значение — небольшой кружок в водах Мексиканского залива к северо-западу от полуострова Юкатан.
Месторасположение этой отметки ошеломило меня. Определенно это был не древний город, а нечто совершенно иное. Я почувствовал, как холодный пот выступил на коже и левая рука привычно занемела.
ДНЕВНИК ЮЛИУСА ГЭБРИЭЛА
Прежде чем продолжить наше путешествие по истории человечества, позвольте мне представить вам термин, неизвестный широкой аудитории, — запрещенная археология. Похоже, каждый раз, когда речь заходит об истоках человеческой культуры и античности, научное сообщество становится невероятно упрямым, если найденные факты противоречат уже существующей модели эволюции. Иными словами, они просто игнорируют факты, которые не могут интерпретировать в рамках уже существующих теорий.
Хорошо, что Колумб воспользовался картами Пири Рея вместо общепринятой европейской их версии, иначе он приплыл бы к концу света.
Когда человек уверен, что он все знает, он отказывается учиться. Этот прискорбный факт приводит к запрету многих действительно важных исследований. Поскольку у нас нет возможности издать свои труды без утверждения их известным университетом, то оспорить существующие на сегодгяшний момент теории становится практически невозможно. Я не раз видел, как мои коллеги-ученые пытались это сделать, но подвергались остракизму: репутация, карьера — все уничтожалось, даже если свою точку зрения смельчак подкреплял неопровержимыми доказательствами.
В этих вопросах египтологи яростнее всех сопротивляются исследованиям ученых, которые рискнули бросить вызов общеизвестным теориям создания древних строений. Египтологи особо злобно встречают иностранных исследователей, которые осмеливаются задавать вопросы о возрасте и происхождении пирамид.
Таким образом мы подошли к вопросу о способах датировки, самому спорному аспекту археологии. Радиоуглеродный анализ при определении возраста костей и остатков древесного угля — это быстрый и достаточно точный метод, но такую технику невозможно применить к камню. Поэтому археологи обычно определяют возраст древних строений по другим, более поддающимся анализу реликтам, которые находятся поблизости от раскопа, а если таковых не находится, датировка проводится на основании предположений и догадок, что, естественно, дает широкий простор для ошибок.
Теперь, когда мы это выяснили, вернемся к нашему путешествию по историческим местам и периодам.

***
Спустя некоторое время после Всемирного потопа по всему миру начали зарождаться цивилизации. Если исходить из признанной современными учеными «правдивой» теории, наша история началась в Месопотамии, в долине Тигра и Евфрата, около 4000 года до нашей эры. Самые древние городские руины обнаружены в Иерихоне и датированы 7000 годом до нашей эры. Однако есть доказательства существовавания и других цивилизаций, куда более развитых, возникших задолго до этой даты на берегах Нила. Это действительно была древняя культура, мудрые лидеры которой оставили нам первые загадки и чудеса, способные помочь спасти человечество от уничтожения.
Египетский ландшафт изобилует храмами, пирамидами и памятниками, но ничто не может сравниться с огромными монументами, возведенными в Гизе. Именно здесь, на западном берегу Нила, находилась строительная площадка, на которой были созданы Сфинкс, два его храма и три величайших пирамиды Египта.
Почему я вдруг заговорил о великих пирамидах Гизы? Какая связь между этими древними монументами, календарем майя и культурой Месопотамии? Ведь они расположены в разных частях света.
После трех десятков лет исследований я наконец понял, что если действительно хочу разгадать эту загадку, мне следует отбросить привычные трактовки времени, расстояния, культурных особенностей и руководствоваться только интуицией при анализе древних осколков мозаики, которая в итоге должна сложиться в ответ на величайшую загадку человеческой истории.
Позвольте мне немного поразмышлять.
Величайшие и самые необъяснимые здания, когда-либо возведенные человечеством, — это пирамиды Гизы, храмы Ангкора в джунглях Камбоджи, пирамиды древних месоамериканских индейцев в городе Теотиуакан (также известные как «места богов»), Стоунхендж, рисунки на плато Наска, руины Тиахуанако и пирамида Кукулькана в Чичен-Ице. Каждое из этих древних строений, созданных разными культурами в разных частях света и определенно в разные времена человеческой истории, — все они без сомнения связаны с пророчеством о Судном дне из календаря майя. Архитекторы и инженеры, создававшие эти города, обладали ныне утраченными познаниями в астрономии и математике, уровень которых значительно опережал их время. Кроме того, расположение каждой постройки явно соответствует солнцестояниям и равноденствиям, и, как ни странно это звучит, соответствует друг другу, словно кто-то решил определенным образом расчертить поверхность нашей планеты, расставив на ней ключевые точки — упомянутые строения.
Но мы не можем увидеть связь между этими вечными монолитными зданиями, поскольку она относится к математическим расчетам разума, во много раз превосходящего наш, разума, который в совершенстве владел знанием прецессии.
И снова краткое объяснение.
Совершая виток вокруг Солнца, наша планета вращается вокруг своей оси, причем на каждый оборот уходит двадцать четыре часа. Поскольку Земля вращается, гравитационное поле Луны заставляет ее отклоняться от вертикального положения приблизительно на 23,5°. Добавьте к этому силу притяжения Солнца, которая действует на экваториальный пояс нашей планеты, и вы получите колебание земной горизонтальной оси, соответствующее отклонению по вертикали. Это колебание и называется прецессией. Один раз в 25 800 лет движения осей совершают полный круг, и полюса мира меняют свое расположение, отчего изменяются даты равноденствий. Это постепенное отклонение к западу приводит к тому, что знаки зодиака перестают соответствовать своим созвездиям.
Греческий астроном и математик Гиппарх, согласно официально утвержденной версии, открыл явление прецессии в 127 году нашей эры. Сегодня мы знаем, что египтяне, майя и индусы знали о прецессии на сотни, а то и тысячи лет раньше.
В начале девяностых годов двадцатого века архео-астроном Джейн Селлерс обнаружила, что миф древних египтян об Осирисе является закодированным значением цифр, которыми египтяне пользовались для вычисления угла наклона земной прецессии. Согласно ее исследованию, среди этих расчетов было и число 4320.
Более чем за тысячу лет до рождения Гиппарха и египтяне и майя каким-то образом смогли подсчитать значение числа π — отношение длины окружности, сферы или полушария к диаметру. 146,6 м, высота Великой пирамиды, умноженная на 2π, равна периметру основания. Так же невероятно, но факт — периметр пирамиды с точностью до шести метров равен диаметру Земли в соотношении 1:43200. Эти цифры являются математическим кодом прецессии. Используя то же соотношение, полярный радиус Земли равен высоте пирамиды.
Известно, что во время прецессии Солнцу нужно пройти два зодиакальных созвездия, чтобы рисунок нашего звездного неба сместился на 60°, и на это потребуется 4320 лет. К тому же в майяском календаре длинного счета 43 200 дней, то есть шесть катунов — ключевых единиц для их измерения времени. Именно такими единицами майя пользовались для своего вычисления прецессии. Полный цикл прецессии составляет 25 800 лет. Если сложить все годы пяти циклов, описанных в «Пополь Вух», мы получим период времени, равный одному прецессионному кругу.
В джунглях Кампучии, в Камбодже, спрятаны великолепные индуистские храмы Ангкора. Барельефы и статуи, в изобилии представленные в этом комплексе строений, изображают пророческие символы, наиболее популярным из которых является гигантская змея (Нага), обвивающая священную гору в молочном океане, или же — Млечном Пути. Концы змеиного тела в мифологическом контексте рассматриваются как концы каната, который перетягивают две силы — одна из них представляет свет и добро, другая — тьму и зло. Движение «каната», в центре которого находится Млечный Путь, демонстрирует интерпретацию пророчества в индуизме. Пураны , священные тексты индусов, упоминают четыре эпохи существования нашей Земли, которые называются югами. Мы живем в эпоху Кали Юги, продолжительность которой составляет 432 000 смертных лет. Ее завершение станет концом всего человечества.
Древние египтяне, майя, индусы — три разные культуры из разных частей света, существовавшие в разные периоды времени. Три культуры, объединенные общим знанием науки, космологии и математики, использовавшие свою мудрость для создания загадочных архитектурных шедевров, каждый из которых преследовал единую цель.
Сколько же лет архитектурному ансамблю Гизы? Египтологи заверяют, что он был возведен 2475 лет до нашей эры (этот период времени выбран ими потому, что перекликается с фактами египетского фольклора). Долгое время оспорить эту дату было невозможно, поскольку никаких поддающихся идентификации подсказок возле Сфинкса и пирамид обнаружить не удавалось.
Так, по крайней мере, все считали раньше.
Затем появился американский ученый Джон Энтони Вест, который обнаружил, что поверхность Сфинкса и окружающая его канава носят глубокие — до семи метров — следы эрозии. Дальнейшие исследования группы геологов показали, что причиной этой эрозии были не ветер и песок, а длительное воздействие дождя.
В последний раз долина Нила подвергалась продолжительному воздействию осадков около 13 000 лет назад, во время Великого потопа в конце последнего ледникового периода. В 10 450 году до нашей эры. Гиза цвела и зеленела, а на востоке небо украшал прообраз легендарного Сфинкса — созвездие Льва.
Роберт Бьювел, бельгийский инженер и исследователь, установил, что три пирамиды Гизы (если взглянуть на них сверху), расположены в строгом соответствии с тремя ярчайшими звездами Пояса Ориона.
Сон Майкла Гэбриэла внезапно перешел в кошмар. Хуже того, этот кошмар был жестокой шуткой его подсознания, периодически повторяющейся, возвращавшей его к болезненно печальный моментам прошлого, которое никак не желало отпускать.
Он снова в Перу, он снова мальчик, ему еще нет двенадцати. Он смотрит в окно своей спальни на дремлющую деревню Инхенио, слушая приглушенное бормотание, доносящееся из соседней комнаты. Он слышит, как его отец говорит по-испански с терапевтом. Слышит, как его отец всхлипывает.
Смежная дверь открывается.
— Майкл, зайди, пожалуйста.
Мик ощущает запах. Это прогорклая вонь, вонь пропитанных потом простыней и лекарств из капельниц, вонь рвоты, боли — это запах человеческих страданий.
Его мать лежит на кровати, ее лицо болезненно желтого цвета. Она смотрит на него запавшими глазами и слабо сжимает его ладонь.
— Майкл, доктор научит тебя, как вводить матери лекарства. Очень важно, чтобы ты был внимательным и запомнил все правильно.
Седоволосый врач оглядывает его с ног до головы.
— Он слишком молод. Сеньор…
— Покажите ему.
Врач отбрасывает простыню, открывая вшитый в забинтованное правое плечо матери постоянный подкожный порт для инъекций.
Мик видит трубку катетера и замирает от страха.
— Папа, пожалуйста, а не может сиделка…
— Мы больше не можем позволить себе нанимать сиделку, мне нужно закончить работу в Наска. Мы говорили об этом, сын. Ты сможешь. Я буду дома каждый вечер. А теперь сконцентрируйся, сфокусируйся на том, что тебе покажет доктор.
Мик стоит у кровати и смотрит на врача, пока тот наполняет шприц морфином. Он запоминает дозировку, затем чувствует, как скручивается узлом его желудок, когда игла входит в катетер и глаза матери закатываются под лоб…
— Нет! Нет! Нет!
Крик Майкла Гэбриэла будит всех пациентов на этаже.
Глубокий космос
Маленький «Плутон-Койпер экспресс» мчался сквозь пространство уже восемь лет, десять месяцев и тринадцать дней. До цели его путешествия — планеты Плутон и ее спутника Харона — оставалось приблизительно пятьдесят восемь дней и одиннадцать часов пути. «Начинка» зонда работала как мощнейшая спутниковая тарелка, передавая кодированный сигнал на Землю при помощи полутораметровой направленной антенны.
Совершенно внезапно огромный заряд радиоэнергии пронесся в вакууме со скоростью света, низкочастотная часть гиперволны омыла спутник и отсекла его высокочастотную передачу. Наносекунду спустя монолитная сверхвысокочастотная интегральная схема (MMIC) сгорела дотла.
Огромный телескоп Аресибо создавался учеными для работы по четырем направлениям исследований. Радиоастрономы использовали тарелку для исследования природных радиоволн, которые излучают галактики, пульсары и другие космические тела, находящиеся на расстоянии в десятки миллионов световых лет от Земли. Радиоастрономы прибыли в Аресибо, чтобы посылать мощнейшие радиосигналы за пределы Солнечной системы, а затем записывать полученное в ответ эхо. Исследователи атмосферы и астрономы используют телескоп для изучения ионосферы Земли, анализа атмосферы и динамики перемещения воздухных масс.
Последний вид исследований относится к программе SETI, цель которой — найти обитаемые миры с развитой цивилизацией и установить с инопланетным разумом контакт. Во-первых, они посылают радиосигналы с предложением мира в глубокий космос, надеясь на то, что в один прекрасный день какой-нибудь из них достигнет развитого инопланетного разума. Во-вторых, используют «григорианский» фокус и две маленьких тарелки для получения входящих радиоволн из глубокого космоса, пытаясь выделить из общего шума связное послание, доказывающее, что мы не одни во Вселенной.
Однако попытки астрономов получить сигнал из глубин космоса равносильны поиску иголки в стоге сена. Чтобы облегчить задачу, профессор Френк Дрейк и его коллеги по проекту «Озма», изобретатели программы SETI, решили, что любая разумная цивилизация, достаточно развитая, чтобы отправлять сигналы в космос, будет отправлять эти сигналы (по логике вещей) на частоте, которая ассоциируется с водой. Астрономы пришли к выводу, что из всей полосы радиочастот самой перспективной для контакта будет 1420 МГц — частота колебаний атомов водорода. Дрейк распространил сведения об этом канале, и с тех пор эта частота стала эксклюзивной зоной охоты за внеземными радиосигналами.
Как дополнение к программе SETI существует проект «СЕРЕНДИП», или проект поиска внеземного радиоизлучения от соседних развитых цивилизаций. Поскольку время работы телескопа стоит слишком дорого, исследования по проекту «СЕРЕНДИП» ведутся в «сопутствующем режиме», то есть когда на телескопе осуществляются какие-либо радиоастрономические программы, участники проекта анализируют нужную им частоту. Основное ограничение SETI заключается в том, что они не выбирают цель своего прослушивания: направление заказывает тот, кто оплачивает работу телескопа.

ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ СИГНАЛ: ОБНАРУЖЕН.
— О, черт тебя подери…
Кенни запустил спектральный анализ, не слыша ничего из-за шума крови в ушах, чтобы убедиться, что аналоговый сигнал записан и переведен в цифровой формат.
ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ СИГНАЛ: ПРЕДНАМЕРЕННЫЙ.
— Господи Иисусе, это самый настоящий гребаный сигнал! О черт, Артур, я должен кому-то позвонить, я должен зафиксировать его, пока он не исчез!
Артур нервно расхохотался.
— Кенни, это потерянный плутонский зонд. НАСА наверняка возобновили с ним связь.
— Что? О черт. — Кенни резко опустился на стул, переводя дыхание. — Боже, я на секунду поверил, что…
— Ты на секунду стал похож на Керли из «Трех помощников» . Вот теперь сиди там и успокаивайся, а я пока что звякну НАСА за подтверждением, о’кей?
— О’кей.
Физик ввел первичный код в видеокоммуникатор, подключая его напрямую к линии НАСА. Лицо доктора Арментрота появилось на мониторе.
— Артур, рад тебя видеть. Эй, спасибо, что решил нам помочь.
— За что спасибо? Вы ведь уже наладили контакт с РКЭ?
— Нет, у нас все еще глухо как в танке. А с чего ты взял, что связь восстановлена?
Кенни вмешался в разговор.
— НАСА, это Кенни Вонг из SETI. У нас здесь идет радиопередача из глубокого космоса. Мы думали, что это ПКЭ.
— От нас это не зависит, но не стоит забывать, что зонд пользуется незакодированным каналом. А шутников всегда было достаточно. Кому это знать, как не вам, ребятам из SETI. На какой частоте подается сигнал?
— Подождите. — Кенни вернулся к компьютеру и ввел еще несколько команд. — О боже, он сейчас на 4,320 МГц. Черт его раздери, Артур, эти микроволны слишком сильны для наземного передатчика, да и для спутника, пожалуй, тоже. Подождите, я выведу сигнал на динамики, и мы все его услышим.
— Кенни, подожди…

Пронизывающий высокий скрип рванулся из колонок, отчего очки Артура разлетелись на осколки, а стекла в окнах угрожающе завибрировали.
Кенни отключил звук, безуспешно пытаясь прочистить уши от противного звона.
Артур уставился на осколки стекла на ладони.
— Невероятно. Настолько сильный сигнал? Откуда он может исходить?
— Я вычисляю источник, но мощность сигнала просто за пределами нашей шкалы. Эта трансляция в тысячи раз сильнее, чем то, что мы можем выжать из Аресибо. — По спине Кенни пробежала дрожь. — Черт возьми, Артур, это… эта штука — настоящая!
— Ты успокойся на минутку. И прежде чем строить из себя комика нового тысячелетия, давай-ка садись за комп и начинай собирать подтверждения сигнала. Начни с VLA  в Нью-Мексико. А я свяжусь со штатом Огайо…
— Артур…
Кравитц повернулся к видеоэкрану.
— Слушаю, Джереми.
Вокруг побледневшего доктора Арментрота стояло шесть техников.
— Артур, мы только что получили подтверждение сигнала.
— Вы получили… — У Кравитца закружилась голова, он чувствовал себя как во сне. — Вы засекли источник?
— Работаем над этим. Нужно отсеять помехи, чтобы…
— Артур, у меня есть предварительная траектория! — Кенни от волнения снова вскочил на ноги. — Сигнал передается из созвездия Орион. Источник находится в Поясе Ориона!

Для археологов и ученых когда-то залитая кровью пирамида остается загадкой, ведь эта конструкция свидетельствует о знании ее строителями астрономии и математики, уровень которого значительно превышает современный. Строение ориентировано по сторонам света таким образом, чтобы дважды в год, во время весеннего и осеннего равноденствий, северная балюстрада отбрасывала странные тени. Когда закатное солнце падает на одну из лестниц, на ней появляется гигантская тень пернатой змеи, которая сползает вниз, к скульптурному изображению головы змеи у подножия пирамиды. (Весной змея спускается по лестнице, осенью поднимается вверх.)
На вершине пирамиды расположен четырехугольный храм, который изначально предназначался для молитв, и только после ухода Кукулькана использовался для человеческих жертвоприношений. По общему мнению, пирамида Кукулькана возведена в 830 году нашей эры, однако под ней находится куда более древнее строение, попасть к остаткам которого можно лишь через огражденный вход под северной лестницей. Узкий и тесный проход ведет к наклонной лестнице, известняковые ступени которой стали скользкими от постоянной влажности. По этой лестнице можно попасть в две небольшие внутренние комнаты. В первой находится Чак-Мооль — жертвенная фигура майя, которая позже предназначалась для поддерживания блюда, на которое клали вырезанные сердца жертв. За ширмой во второй комнате был установлен трон красного ягуара, нефритовые глаза которого сверкают зеленым цветом.
ДНЕВНИК ЮЛИУСА ГЭБРИЭЛА
Летом 1985 мы вернулись на плато Наска.
Первые три месяца нам пришлось ютиться втроем в небольшой квартире городка Ица в девяти милях к северу от Наска. Но вскоре семейный бюджет заставил нас сменить место жительства и переехать в двухкомнатный домик фермерской деревни Ингерио.
Я продал наш трейлер, чтобы приобрести небольшой аэростат. Каждый понедельник мы с Марией и Майклом встречали рассветы на высоте тысячи метров над пустынной пампой, фотографируя великолепные рисунки животных и геометрических линий, рассыпанные по плато. Остаток недели проходил за анализом сделанных снимков в надежде на то, что мы сможем расшифровать их скрытое послание и оно приведет нас к тайному входу в пирамиду Кукулькана.
Перед нами стояла почти невыполнимая задача, поскольку рисунки Наска давали куда больше ложных зацепок, чем достоверных фактов. Сотни фигур животных, тысячи разнообразных форм, покрывавших эту пустыню как доисторическое граффити, сбивало с толку: ведь распознать, какие именно фигуры оставлены самым первым художником, было сложно. Прямоугольники, треугольники, трапеции, группы фигур, прямые линии длиной до 25 миль, рассыпанные по двум сотням квадратных миль пустынной почвы. Добавьте к этому человекообразные фигуры, вырезанные на склонах холмов, и вы поймете, какая работа нам предстояла. И тем не менее, эти исследования помогли нам выяснить то, что оказалось наиболее важным для дальнейшего поиска, вычленить самую суть перуанского послания.
Мы тщательно изучили более древние, более точные рисунки, в которых заключалось изначальное послание. О реальной дате их появления можно было лишь догадываться, но нам известно, что им никак не меньше 1500 лет.
Геоглифы Наска выполняют две функции. Изображения, которые мы назвали «первичными» несли в себе информацию обо всем, что связанно с пророчеством майя относительно конца света, в то время как «вторичные» фигуры служили ключом к расшифровке первого послания.
История, изображенная первым художником на холсте пустынной почвы, начиналась с фигуры, которую Мария называла «рассветом Наска». Это был правильный круг, от периметра которого расходились в разные стороны двадцать три линии. Одна из этих линий была гораздо длиннее прочих и тянулась практически на двадцать миль по пустыне. Двенадцать лет спустя я выяснил, что эта линия четко соотносится с Поясом Ориона. Вскоре после этого Майкл нашел в центре загадочного «солнца» иридиевый цилиндр, внутри которого оказалась древняя карта мира (см. запись от 12 июня 1990 года). Судя по этой карте, финальная битва грядущего Армагеддона состоится у полуострова Юкатан над Мексиканским заливом.

Огромное количество электромагнитной энергии сконцентрировалось на пике антенны, спрятанной в центральной стене храма Кукулькана на вершине пирамиды. Пульсирующая электромагнитная волна прошла сквозь крышу и со скоростью света взмыла ввысь, после чего расплескалась в разные стороны.
Восточная часть волны достигла древнего города Теотиуакана, активируя подземную ретрансляционную станцию, спрятанную в полумиле под гигантской пирамидой Солнца. Проложив путь над Тихим океаном, волна энергии достигла Камбоджи, оживляя аналогичный передатчик, похороненный под храмом Ангкор Ват.
На востоке луч достиг гор Боливии. Пройдя сквозь поверхность земли, он отразился от длинной бездействовавшей до поры антенны, спрятанной под обсерваторией Каласасайи. Затем луч проник на юг, к Тикуанако; электромагнитная волна накрыла Южную Америку и пронеслась до Антарктики, активируя еще более древнюю антенну, спрятанную там еще до того, как полюс покрылся льдом.
Северо-восточная часть электромагнитного цунами пересекла Атлантику и достигла Англии. Мощь сигнала заставила огромные сарсены Стоунхенджа задрожать, активируя инопланетную антенну, скрытую в холмах Солсбери. Отразившись от нее, электромагнитная волна разбудила еще одну антенну, скрытую глубоко в вечной мрзлоте за полярным кругом.
За несколько секунд накрыв всю планету, энергетическое поле замкнулось на себе в финальной точке — ретрансляционной станции внутри Великой пирамиды в Гизе.
Волны энергии пронзили известняковые блоки и проникли в Камеру царя. Пройдя сквозь гранит, луч опустился ниже, активируя инопланетный аппарат, спрятанный под величайшей египетской пирамидой глубже, чем до сих пор осмеливались опускаться люди.
Глобальная антенная решетка была построена: сигнал заполнил собой атмосферу планеты, а инопланетный генератор подпитал всю эту систему энергией.
Мик упал на пол и потерял сознание.
24
15 декабря 2012 года
На борту ракетоносца «Бун»
Мексиканский залив
Судья Верховного суда Симус Маккефри боролся с тошнотой, вызванной утренним перелетом. Он пересек палубу, следуя за лейтенантом по узким коридорам огромного корабля к залу совещаний.
За крошечным столом переговоров собрались вице-президент Эннис Чейни, генерал Джозеф Фекондо и капитан Луз.
Все поднялись, когда судья достал Библию. Он кивнул Чейни.
— Похоже, вам тоже не довелось сегодня выспаться. Вы готовы?
— Давайте покончим с этим. — Чейни положил левую руку на Библию и поднял правую. — Я, Эннис Уильям Чейни, торжественно клянусь, что буду добросовестно выполнять обязанности президента Соединенных Штатов и в полную меру моих сил буду поддерживать, охранять и защищать конституцию Соединенных Штатов, и да поможет мне Бог.
— И да поможет Господь всем нам.
Вошел лейтенант.
— Генерал Фекондо, команда десанта уже на борту. Вертолеты готовы подняться в воздух. Ждут только вас.

***
Пирамида Кукулькана
Чичен-Ица
Мик провел Доминику по узкому коридору, который заканчивался тупиком. Как только они приблизились, тайная дверь с шипением открылась, выпуская их в герметичную комнату.
— Здесь выход наружу.
— Откуда ты знаешь?
— Не знаю. Просто я чувствую, что он здесь.
— Но ведь здесь ничего нет?
— Смотри. — Мик прижал ладони к темному ряду фигур на стене. Внезапно в металлической обшивке проступил контур огромной круглой двери.
— Господи… насколько я понимаю, это ты тоже делаешь непонятным тебе способом?
— Страж, скорее всего, поместил это знание в мое подсознание. Я понятия не имею, как он это сделал или зачем он это сделал.
Дверь открылась, и они увидели низкий коридор, выложенный известняковыми блоками. Мик посветил фонариком, и они шагнули наружу. Дверь космического корабля с шипением закрылась за их спинами.
Коридор оказался темным и затхлым. Луч фонарика в руке у Мика высвечивал узкие ступени винтовой лестницы из известняковых блоков, которая поднималась практически под прямым углом.
Мик обернулся и подал руку Доминике.
— Осторожнее, тут очень скользко.
До последнего лестничного пролета они добирались минут пятнадцать. Пролет упирался в металлический потолок.
— Ладно, а теперь что?
Прежде чем Мик смог ответить, двухметровая квадратная панель приподнялась с характерным для гидравлики звуком, и их обоих ослепил яркий солнечный день.
Мик выкарабкался наружу, помог выбраться Доминике. Подставляя лица солнечным лучам, они оба с удивлением обнаружили, что стоят в северном коридоре храма Кукулькана.
Металлическая панель, которую сверху маскировал толстый известняковый блок, опустилась на прежнее место, закрывая вход к космическому кораблю.
— Неудивительно, что мы раньше не могли найти прохода, — прошептал Мик.
Доминика сделала шаг к выходу.
— Сейчас, наверное, около полудня, но в парке почему-то никого нет.
— Наверное, что-то произошло.
Они услышали шум лопастей и заметили, что с запада к пирамиде приближаются два военных вертолета.
— Мик, нам, наверное, лучше уйти.