Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Стів Альтен - Воскрешение Майя

Шепот мысли, бесплотное сознание
Я — злость.
Черная дыра чистой ярости.
Я затерян в вечности.
Я — забытое дитя Божье.
Злость — кипящая смола в моем котле, а сам я заперт
в темнице невидимых стен.
И горечь разъедает мою душу.
Я — результат несправедливости, самовлюбленности, жадности.
Я — пустота, коснувшаяся любви и потерявшая ее навсегда.
Я — отвратительное существо,
Дрейфующее в океане собственной ненависти.
Я — конец человечества, и я — его начало.
Я — Хун-Ахпу, и весь мир смеется надо мной.
Я… Майкл Гэбриэл.

ПРОЛОГ
Дневник Юлиуса Гэбриэла —
фрагмент материалов Гарвардского симпозиума
24 августа 2001 года

Конец человечества. Кто станет тратить свое драгоценное время на размышления о подобной глупости? Охрана труда, падение индекса Доу-Джонса, просроченные счета, недостаточное финансирование Пенсионного фонда — это лишь часть проблем, над которыми мы готовы размышлять всерьез, а проблема жизни или смерти человечества в данный список не входит…

Меня зовут Юлиус Гэбриэл. Я археолог, ученый, который ищет истину в далеком прошлом. 32 года моей жизни посвящены исследованиям загадки календаря майя. Этому календарю, уникальному инструменту для измерения времени и пространства, 2 000 лет, и при этом он гораздо более точен, чем современный европейский календарь. Согласно преданию его создал загадочный майянский мудрец по имени Кукулькан. Календарь заканчивается датой уничтожения человечества: 21 декабря 2012 года. Словно для того, чтобы постоянно напоминать нам об этой дате, время от времени тень гигантской змеи возникает
на пирамиде Кукулькана в Чичен-Ице. На протяжении 1 000 лет это событие происходит дважды в год, отмечая весеннее и осеннее равноденствия. Поверьте, этот древний спецэффект был
предназначен отнюдь не для развлечения туристов!
Кем был великий Кукулькан? Майя описывали его как высокого мужчину европеоидной внешности, с длинными белыми волосами и бородой, с яркими синими глазами. Довольно странно, если учесть, что первый белый человек ступил на землю Месоамерики лишь в начале 1500-х, то есть через 500 лет после
исчезновения Кукулькана! Добавьте к этой загадке и тот факт, что в истории каждой успешно развивавшейся древней культуры обязательно присутствует описание Великого Учителя, внешне очень схожего с Кукульканом. В Гизе египтяне называли его Осирисом, со Стоунхенджем связано имя Мерлина. В Наска и Саксайуамане инки называли своего учителя Виракоча, учителем ацтеков был Кетцалькоатль.

Загадочные мудрецы… Каждый из них принес тому или иному народу неведомую доселе науку, превратил орду дикарей в цивилизованное общество. В Библии этих мудрецов назвали Исполинами, издревле славными людьми. Я же считаю их пришельцами, жителями иного мира и иного времени. И верю, что
они снова придут, чтобы спасти нас от катастрофы, приуроченной к зимнему солнцестоянию 2012 года.
Я пришел сюда не для того, чтобы спорить с мистером Борджия о вероятности существования инопланетян и НЛО. Мы с вами археологи и хорошо знаем, что в истории Земли уже бывали на-
стоящие Судные дни. Как ученые, мы знаем, что наша планета состоит в числе мишеней космического тира для астероидов и комет. Мы знаем, что 65 миллионов лет назад астероид диаметром примерно в 7 миль врезался в нашу планету именно там, где через некоторое время возникла цивилизация майя. Этот астероид уничтожил динозавров, существовавших на Земле на протяжении 200 миллионов лет. Случайность это или предопределение? Может ли подобное повториться? По предварительным подсчетам,
около 2 000 подобных «агрессоров» продолжают постоянно пересекать орбиту нашей планеты, и шанс столкнуться с каждым из них, предположительно, один к десяти.

Две тысячи лет назад календарь майя оставил нам достаточно внятное и убедительное предупреждение. Если мы сделаем правильные выводы, то, возможно, сумеем избежать грядущей
катастрофы…

Или же, поддавшись слабости человеческой природы, закроем глаза и будем с упорством, достойным лучшего применения, игнорировать явственные признаки беды, пока не станет слишком поздно.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПОСТИЖЕНИЕ
Время совсем не такое, каким кажется. Оно
не движется в одном лишь направлении, и буду-
щее существует в нем одновременно с прошлым.
Альберт Эйнштейн
Для того чтобы что-то изменить, это что-то сле-
дует вначале принять.
Карл Густав Юнг


Глава первая
21 января 2013 года
30 дней после НКС
(Несостоявшегося Конца Света)
Веллингтон, штат Флорида

Зал додзе был шестьдесят футов в длину и тридцать в ширину, с зеркальными стенами и полом из полированного дерева. Мастер Густафу Поп, обладатель пятого дана и черного пояса, эксчемпион Аргентины по карате, обратился к своим ученикам, воинам «буши», сидящим вдоль стены в позе лотоса:
— Ричард Раппопорт. Андреа Смит. Услышав свой псевдоним, Доминика Вазкез вскочила на ноги.
Темноволосая красавица, которой недавно исполнился тридцать один год, как и другие ученики мастера Попа, была одета в богу — разновидность доспехов. Грудь и живот прикрывал до, бедра — таре, а руки и запястья — перчатки котэ. Темные волосы Доминики скрывались под шлемом мэн, который защищал
лицо, горло и виски. В руке Доминика сжимала синай, меч, сделанный из четырех планок бамбука, скрепленных кожаными ремешками. Синай предназначался для гибких, хлестких ударов. Он был куда без-
опаснее своих аналогов, фукуро-синай и боку то, и все же в умелых руках это оружие было вполне способно лишить жизни.

Она заняла позицию в нескольких шагах от условного противника. Рич Раппопорт был крупнее, сильнее и опытнее Доминики, но ему явно недоставало твердости характера.

Мастер Поп произнес:
— Рэй.
Ученики повернулись друг к другу и поклонились.
— На места.
Сжав бамбуковые мечи, противники приготовились к бою.
— Начали!

Доминика атаковала в голову, выкрикнув: «Мэн!» Раппопорт блокировал удар, но яростные атаки продолжались. Синай Доминики буквально таял в воздухе, вихрь ударов обрушивался на голову, плечи и грудь противника. Перед каждой атакой Доминика называла ту часть тела, куда будет направлен ее меч, при этом карие глаза не отрывались от противника, следя за ним сквозь решетку шлема.
— Ос! — Мастер Поп заметил, что удар Доминики достиг цели, ее синай щелкнул по шлему Раппопорта.
Ученики вернулись на позиции.
— Один-ноль. По местам… Начали!
— Котэ! — Доминика сделала выпад, намереваясь нанести удар по предплечью…
— Мэн! — Кончик синая ударил ее под горло.
— Ос!

Доминика опустилась на одно колено, пытаясь превозмочь удушающую боль.
Мастер Поп склонился над ней.
— Сможете продолжать, мисс Смит? Она кивнула.
— Один-один. По местам.
Доминика быстро вернулась на свое место, чувствуя, как кровь звонко шумит в ушах.
— И… Начали!

Она рванулась вперед, как рвется лава из вулкана, чувствуя, как ярость заполняет ее, течет по плечу, руке, заполняет синай, и вот Раппопорт уже отступает… Но лишь для того, чтобы сначала блокировать ее удары, а потом пробиться сквозь защиту и нанести укол в грудь.
— Ос! — Мастер Поп кивнул Раппопорту. — Два-один, бой окончен. Рэй мне, друг другу… и пожмите руки. Раппопорт протянул ей ладонь, светясь от радости победы. Доминика пожала его руку и отвела глаза.


* * *


— Мисс Смит, могу я с вами поговорить? Доминика сунула шлем в сумку и направилась к кабинету
мастера Попа.
— Да, сэр?
— Как ваша шея?
— Нормально.
Мастер Поп улыбнулся.
— Если бы на вас не было богу, вы бы сейчас говорили со мной вторым ртом.
Она вежливо кивнула, чувствуя, что краснеет.
— Андреа, вы прекрасная ученица. Честно говоря, мне раньше не встречались люди, которые бы занимались столь усердно. Но в бою далеко не все зависит от техники. Кендо учит нас объективно оценивать противника и на этом строить стратегию победы. Вы бьетесь самоотверженно, яростно, но затем лишь, чтобы убить, и поэтому сразу открываете противнику все свои слабые места.
— Да, сэр.
— Путь Меча — это моральный кодекс самурая. Искусство Дзен идет рука об руку с искусством ведения войны, но Просветления можно достичь, лишь осознав истинную природу самой обычной жизни.
Обычной жизни? Я бы, наверное, отрезала правую грудь, чтобы вернуться в эту обычную жизнь!..
Мастер Поп смотрел на нее, словно читая мысли.
— Техника аи учи предполагает, что вы должны нанести противнику удар одновременно с его атакой. А для этого нужно тренироваться без злости, нужно забыть о жизни и о страхе.
— Я что, выгляжу испуганной?
— Неважно как. У каждого из нас свои демоны, Андреа. Я надеюсь, что кендо поможет вам справиться с вашими.
* * *
Доминика переоделась в старую футболку с надписью «Штат Флорида», шорты и кроссовки, повесила в шкафчик сумку с доспехами и направилась в тренажерный зал.
Крис Адэйр, ее личный тренер, уже ждал у стойки с «блинами» для штанги.
— Как кендо?
— Хорошо, — соврала Доминика.
— Тогда не мешало бы и потрудиться. — Он установил упор и протянул Доминике пару пятикилограммовых блинов. — Сегодня я жду от тебя двадцати подъемов, а потом постепенно перейдем к сорока пяти.

* * *

Два часа спустя Доминика вышла из тренажерного зала. Ее тело, несмотря на освежающий душ и массаж, все еще дрожало от усталости. От спортивной сумки ныло плечо, и Доминика, опершись на толстую бамбуковую трость, остановилась передохнуть.

Немолодая женщина с ярко-оранжевыми волосами, стянутыми в тугой узел, стояла неподалеку от джипа Доминики. На лице незнакомки сияла стандартная улыбка, глаза прятались за широкими изогнутыми солнечными очками, которые в последнее время стали особенно популярны среди старшего поколения.
Доминика не спеша приближалась, крепко сжимая в руке трость, под бамбуковой оболочкой которой таилась острая как бритва катана.
— Привет, Доминика.
— Простите, вы меня, должно быть, с кем-то спутали.
— Расслабься, милая, я не сделаю тебе ничего плохого.
Доминика остановилась на расстоянии удара.
— Что вам нужно?
— Поговорить, но не здесь. Возможно, ты согласишься поехать
ко мне домой, в Сент-Огюстин.
— В Сент-Огюстин? Леди, мы с вами даже незнакомы. Так что простите, но…
— Я не репортер, Доминика. Скорее, посланник.
— Ладно, предположим, что так. И чей же вы посланник?
— Марии Гэбриэл. Матери Майкла. Краем глаза Доминика отметила, как с разных концов парковки к ним направляются два спецагента.
— Простите, но я не знаю никого по имени Майкл, и мне пора идти. — Она развернулась и зашагала прочь.
— Мария знает, что ты носишь под сердцем ее будущих внуков. Доминика застыла на полушаге, чувствуя, как кровь отливает от лица.
— Энергия Марии проникает сквозь мир духов. Тебе грозит смертельная опасность. Позволь помочь.
— Кто вы? — прошептала Доминика. — Почему я должна вам верить?
— Меня зовут Эвелин Стронгин. — Женщина сняла темные очки и взглянула на нее ярко-голубыми глазами. — Мария Розен Гэбриэл была моей сестрой.

Даллас, штат Техас

Стадион, рассчитанный на три тысячи человек, был заполнен до отказа. В течение последних четырех недель подобное происходило здесь каждый вечер. Веб-камеры и телевидение уже работали.
Аудитория напряженно ждала…

Свет погас, вызвав в толпе ропот нетерпеливого предвкушения. Красный занавес зашуршал и разошелся, открывая сцену в центре поля и двухметровый обуглившийся крест на ней. Телепроповедник стоял, широко раскинув руки, и казался тоже крестом, только из плоти и крови. Питер Мабус, ярко выраженный европеоид, уже разменял шестой десяток. Редеющие темные волосы тщательно зачесаны
назад. Костюм, галстук и обувь блеклых тонов, как и обрюзгшее лицо проповедника.
Он поднял голову, и зрители затихли.
— Я расскажу вам историю, леди и джентльмены, — начал он с четко выраженным алабамским акцентом, — историю о человеке, чье существование было отравлено тяжкой болезнью. Хворью, поразившей разум и тело. Недугом, омрачившим душу.

Пандемией, которая едва не уничтожила общество… Да, друзья мои, я буду говорить о болезни, имя которой — жадность. У этого человека наблюдались все ее симптомы. Эгоизм. Непорядочность. Злоба. Ревность. Зависть. Он был лжецом и предателем, он был коррумпирован до мозга костей. Он был генеральным директором одной из самых крупных в мире компаний, он вкладывал деньги в нефть и получал громадную прибыль. Этот человек воспринимал женщин лишь как средство наслаждения, он ку-
пался в нектаре своих жертв, пока тот не иссякал, и тогда эти бедные женщины выбрасывались им на помойку, как вещи, отслужившие свой срок. И вот однажды, леди и джентльмены,
когда этот человек, этот выкидыш человеческой культуры, лежал на своей четырехместной кровати из красного дерева в поместье площадью в тринадцать тысяч квадратных метров, его посетил
Ангел. И явил ему Ангел видение. И в видении том вознесся человек над землей… И увидел он опустошение, и увидел чуму, и увидел смерть. Ему открылось уничтожение человечества,
и созерцал он, как люди гибнут в огне, как рушится все возведенное ими, как мир покрывается серым пеплом… И вот человек предстал пред светлым ликом Господа…

Питер Мабус возвел глаза к небу, и опытные светотехники тут же направили ему в лицо «божественный» луч.
— И сказал Господь человеку: «Сын мой, видишь ли ты, к чему приводит путь греха? Дети мои забыли меня, и зло пустило корни в райском саду». И испугался человек, и пал на колени, и вознес мольбу Господу. Господь ответил ему: «Ты молишь меня о прощении. Что ж, я сохраню человечество, но спасутся лишь те, кто станет паствой твоей». И человек покорно склонил голову, а Господь коснулся сердца его… Вмиг исчезли жадность и ненависть, так долго терзавшие человека. Как дым рассеялась ложь, и отступило прочь отчаяние. И человек встал с колен, и осиял его Божественный свет…

Так возник Новейший Завет. Мабус приблизился к кресту и остановился под ним.
— Тем человеком был я, леди и джентльмены, и видение это явилось мне четыре месяца назад, за девяносто дней до зимнего солнцестояния 2012 года. С того дня я смиренно служил Господу,
нес Его слово пастве моей. И когда пришел Конец Света, когда упали бомбы, Господь сдержал свое слово и спас людей моих. Хор голосов поддержал его: «Аминь».
— И когда Змей явил свою ужасную пасть, когда злобный Дьявол пришел по наши души, Господь испепелил его своим разящим светом и снова уберег нас!
— Аминь! Аминь!
— Божественное вмешательство, дети мои! Провидение Го- сподне! И вот я стою перед вами, преображенный слуга Божий, и прошу вашей поддержки. Это ведь правительство в Вашингтоне призвало на наши головы апокалипсис. Это ведь политика Клинтона, Буша, Меллера и Чейни едва не уничтожила всех нас. Бог послал мне видение, друзья, и в том видении было явлено, что именно я должен донести благую весть до Вашингтона, до всего мира. Сила Америки — в христианстве, в общечеловече-
ских ценностях. Господь Иисус Христос благословил нас и дал шанс, который мы не можем, не имеем права не использовать!

Встаньте же, поднимитесь…
Несколько человек вскочило на ноги, за ними, как волна, встали и остальные.
— Возьмите за руки своих ближних, дети мои. Давайте вместе возденем руки к небу, дабы восславить Господа! Славите ли вы
Его вместе со мной?
— Да!
— Воспарите ли над грехами своими, как я?
— Да!
— Поддержите ли вы мои усилия по возвращению нашей нации к изначальному добру, чтоб никогда более мы не столкнулись с гневом Господним?
— Да… восславим Господа!
— У нас еще так много работы, дети мои, так много добра нужно принести в этот мир, чтобы отвратить людей от греха и открыть им сияющую истину. Довольно внушительные вереницы людей в белых костюмах двинулись по проходам, неся в руках большие пластмассовые чаши для сбора пожертвований.
Мабус смотрел прямо в камеру.
— Пришло время решительно шагнуть вперед, пришло время принести наше слово в мир, леди и джентльмены! Позвоните сегодня же, сделайте свой посильный вклад в наше общее дело.
Позвоните и присоединитесь к празднеству Господню, чтобы мы все вместе смогли донести любовь и добро до Белого дома. Это было в видении, явленном мне Богом, это было в Его Завете, после которого Господь спас нас от уничтожения. Вспомните тот день, а затем достаньте ваши кошельки и докажите, что достойны второго шанса. Встаньте рядом со мной, дети мои, поддержите Господа, и мы войдем в царствие Иисуса Христа, нашего
Спасителя, войдем в вечную жизнь!
— Аминь.


* * *

Гример в последний раз коснулся лица Ричарда К. Филлипа, который занял место напротив Питера Мабуса, собираясь начать ток-шоу.
Ассистент режиссера, получив команду через наушники, подал знак.
— Джентльмены, до эфира осталось три… два…
Ричард Филлипс посмотрел в камеру №1.
— Добрый вечер. Сегодня «Ворлд ньюс» представляет вашему вниманию интервью с Питером Мабусом, экс-директором «Мабус Энтерпрайз» и кандидатом в Президенты на выборах 2016 года.
— Добрый вечер, Ричард, и добрый вечер всем нашим сторонникам. Господь любит вас.
— Мистер Мабус, давайте сразу перейдем к делу. Очередные выборы Президента состоятся только через три года. Почему вы начали свою кампанию так рано?
— Ричард, послание, которое я несу людям, не знает каких бы то ни было рамок. Время перемен уже пришло, и пусть мы сейчас еще не у власти, тем не менее, полагаем, что нынешней администрации необходимо узнать волю простых американцев. Эннис Чейни не сумел восстановить веру в правительство Соединенных Штатов. Без такой веры нынешний государственный строй падет, а вместе с ним
и вся Америка. Мы просто не можем позволить себе ждать несколько долгих лет, чтобы это стало свершившимся фактом.
— Должен заметить, что Чейни возглавил страну чуть больше месяца назад…
— Вера народа либо есть, либо ее нет. У Чейни ее нет!
— Мистер Мабус, вы открыто обвиняете предыдущий состав правительства в том, что наша страна оказалась на грани уничтожения и глобальной изоляции. В то же время ваша компания активно занималась производством оружия и технологий, которые вели к усилению напряженности в наших отношениях со
Средним Востоком и Азией.
— О, Ричард, кто же сможет исправить ошибку лучше, чем тот, кто ее уже совершил! Я был там, в обители скверны, знаю, как и куда простерлись корни зла, опутавшего наше общество. Я верю, что именно поэтому Господь избрал меня лидером спасенной Им американской нации.
— Интересно. И все же, вполне возможно, оппоненты не преминут указать на то, что ваш внезапный интерес к политике продиктован тем, что вы оперативно и четко оценили ситуацию. Чейни уже заявил об упразднении СОИ, обвиненной в передаче России и Китаю новейших ядерных разработок. А ведь именно ваша компания была главным поставщиком программ
такого уровня и направленности…
— Возможно, вы имеете в виду мою бывшую компанию. Я оставил свой прежний пост уже несколько недель назад.
— И отошли от дел с 200 миллионами долларов.
— Это были вложения, которые всего лишь вернулись ко мне. Бывший вице-президент Джорджа Буша, уходя из компании «Халлибуртон», получил от нее 20 миллионов долларов, хотя и был напрямую повинен в ее упадке. Деньги же, которые получил я, заработаны честным и продуктивным трудом. Господь
ничего не имеет против них, тем более что я инвестирую свои средства в программу, которая несет людям только добро.
— Поговорим о вашей партии, которая называется «Человек превыше всего».
— Думаю, само название отвечает на все возможные вопросы.
— Некоторые политологи приписывают вам экстремизм.
— Экстремизм? Ричард, если большинство американцев разделяет нашу веру, то о каком экстремизме может идти речь? Мы верим в силу семейных уз. Мы знаем, что старые добрые христианские ценности, которые когда-то вознесли нашу страну, были девальвированы бездарным и бесчестным режимом, и вот мы с болью в душе наблюдаем уже целое поколение, неспособное и, что самое ужасное, не желающее трудиться на благо общества.
— Говоря о христианских ценностях, вы должны учитывать и реакцию большинства нехристиан Америки.
— О, это ведь просто фраза, Ричард, не более того! Я люблю всех американцев, будь они евреями, индусами или кем-то еще, однако лишь до тех пор, пока они чтят христианские ценности,
которые мы проповедуем.
— Вы отдаете себе отчет, что подобные высказывания противоречат Конституции?
— Я безмерно чту Конституцию, но давайте взглянем на факты. С момента, когда наши политики едва не уничтожили все человечество, прошло всего лишь сорок пять дней. Если Конституция защищала их антинародный режим, то ее следует пересмотреть. Господь спас наши жизни вовсе не для того, чтобы мы снова погрязли в прежних грехах. Нам следует уяснить, чему научил нас 2012 год, и двигаться дальше,
дальше…
— Вы называете Иисуса спасителем, но при этом ни единым словом не упомянули Майкла Гэбриэла, чей героический поступок хорошо известен всему человечеству.
— Вы говорите об этом пьяном бреде насчет высших существ, которые якобы построили пирамиды? О, прошу вас! — Приподняв брови, Мабус подался вперед. — Позвольте заявить кое-что по поводу Гэбриэла. Я общался со многими священниками, которые абсолютно уверены, что он был Антихристом.
— Мистер Мабус, но в любом случае Майкл Гэбриэл умер как герой.
— А кто нам об этом говорит? Правительство, на чьей совести ядерный конфликт, который едва не уничтожил всех нас! Документы утверждают, что отец Гэбриэла, Юлиус, был чокнутым, да и сам Гэбриэл не отличался ясностью ума. Он провел в психушке одиннадцать лет, после нападения на Пьера Борджия,
бывшего Секретаря Штата. Это вы считаете признаком героизма? Взгляните на факты. Гэбриэл, к тому же, вполне может быть обвинен в том, что разбудил адского пришельца. Он говорил, что вошел в космический корабль пришельцев? Говорил! Мало того, он даже намекнул, что общался там с демоном!
— Да, но…
— Никаких «но»! Мы все видели запись. Гэбриэл вошел в пасть змеи, и оба они исчезли. Пффф!
— И что вы хотите этим сказать?
— Ничего я не хочу сказать. Просто указываю на то, что Господь не оставил нас в темный час, отослав Гэбриэла и змею обратно в ад, из которого они явились. Божественное вмешательство, Ричард,
а не безумный лепет о каких-то майя. И сейчас человечество стоит на перепутье. Либо мы усвоим урок и выберем тех лидеров, которые помогут нам стать богобоязненным народом, каковым хочет видеть нас Иисус, либо снова вставим головы в рабочее отверстие гильотины и будем ждать очередного Страшного суда…


* * *


Питер Мабус, раздав автографы, направился к своему кабинету, по пути снисходительно принимая поздравления политтехнологов:
— Прекрасная работа, Питер. Зрительский рейтинг приближается к 22 процентам!
— Проповедь в Далласе принесла нам около двух миллионов. Отлично!
— Солт-Лейк-Сити заказал еще три проповеди. Мормоны тебя обожают!
Мабус вошел в кабинет, расположенный в хвостовой части аэробуса.
Там его ждал пожилой седоволосый мужчина. Техасский миллиардер Джозеф Х. Рэндольф-старший, руко-
водитель президентской кампании Мабуса, поднял глаза от сводки Си-Эн-Эн.
— Семейное дерьмо ты толкнул прекрасно, ничего не скажешь, но, назвав Гэбриэла Антихристом, потерял уйму очков.

Успех нашей кампании может скакать галопом на слепой вере публики, но эта же публика все еще видит в Гэбриэле героя.

Лучше попытайся разубедить людей в связи Гэбриэла и Чейни.
— До будущих выборов интерес к Майклу Гэбриэлу успеет остыть.
— Может быть, но к его ребенку публика отнесется иначе.
— Его ребенку?!
Рэндольф кивнул. И протянул документ. Мабус пробежал глазами строки отчета, чувствуя, как закла-
дывает уши.
— Эта Вазкез, что, беременна?
— Да, и когда публика об этом узнает, с ней будут носиться, как со второй Девой Марией, а младенца сочтут чуть ли не новым Христом. Чейни не придется даже напрягаться, он спокойно въедет в Белый дом на второй срок, а нам нечего ему противопоставить.
— Господи! — Мабус ударил кулаком в переборку, потер ушибленные костяшки пальцев и рухнул в кресло. — Ну? И что же нам теперь делать?
— Выход только один. Избавиться от Вазкез до того, как все узнают о ее беременности. Я уже послал людей на поиски. К счастью, этим делом занимаются спецслужбы, так что подобраться к ней будет не так уж сложно.
— Сделай это. И не считайся с затратами. Я хочу, чтоб эта сучка со своим дьявольским отродьем сдохла еще до выходных!


Глава вторая

25 января 2013
Сент-Огюстин, Флорида
Внимание. Ваше транспортное средство прибывает к месту
назначения. Хорошего дня.


Автопилот джипа разбудил Доминику. Она потянулась, подняла спинку кресла и взглянула на часы. Семь тридцать. Я проспала два часа. Черная «тойота» Эвелин Стронгин двигалась за три корпуса впереди. Обе машины свернули со Смарт-Хайвей-95 на боковую трассу, ведущую к Сент-Огюстину — самому старому городу Америки.

* * *

В 1513 году известный путешественник и охотник за сокровищами Дон Хуан Понсе де Лион впервые ступил на землю Флориды и назвал ее по-испански «Землей Цветов». Пятьдесят два года спустя король Филипп ІІ назначил адмирала дона Педро Менендеза де Авелиза губернатором Флориды и велел ему за-
щищать колонию от французов. Менендез прибыл во Флориду 28 августа 1565 года, в день святого Августина, и заложил город, названный в честь этого святого. История Сент-Огюстина была достаточно драматичной. В 1586-м сэр Френсис Дрейк безжалостно сжег этот город, а в 1668-м пират Джон Дэвис подверг Сент-Огюстин разграблению, в ходе которого погибло шестьдесят мирных жителей. Когда британские колонисты укрепились в Каролине и Джорджии, Испания начала строительство Кастильо де Сан-Маркос, каменного форта вокруг города, предназначенного для защиты от вероятных агрессоров.
В 1763-м Флорида перешла к Англии в обмен на Кубу, затем, через двадцать три года, снова досталась Испании, однако вскоре американская революция вынудила Испанию вернуть эту территорию Соединенным Штатам.

Самый старый город Америки жестоко пострадал от желтой лихорадки, затем пережил тяжелейшую оккупацию Объединенной Армии во время гражданской войны. Все новые и новые несчастья обрушивались на Сент-Огюстин до самого1885 года, когда туда приехал всем известный Генри Флаглер.

Основатель «Стандарт ойл» высоко оценил местоположение города, вполне подходящее для зимнего курорта, после чего вложил огромную сумму денег в строительство отелей и железной дороги, соединившей Нью-Йорк и Сент-Огюстин. Вскоре после этого выросли новая ратуша, больница, несколько церквей и множество роскошных особняков. Таким образом, город, основанный за полвека до того, как первые пилигримы высадились на Плимут Рок, стал подлинной жемчужиной Юга. Сотню лет спустя Сент-Огюстин все еще привлекал туристов своей староиспанской атмосферой. Здесь сохранились и каменный форт, и древняя брусчатка на улицах, и несколько старинных церквей, часовен и жилых домов. В некоторых из них, возведенных около четырех столетий назад, по словам местных жителей, будто бы обитали призраки. Эти самые «призраки» стали довольно эффективной приманкой для туристов: некоторые экскурсионные программы предусматривали посещение заброшенных домов и древних кладбищ, где, если верить старожилам, привидения проявляют особую активность.

* * *

Доминика выключила автопилот и направила джип на Оренджстрит, минуя две каменные колонны, некогда служившие опорами для городских ворот. Вслед за «тойотой» она проехала еще несколько кварталов, потом свернула на парковку возле древней аптеки и припарковалась рядом с машиной Эвелин.
Пожилая леди ступила на твердую землю и потянулась, расправляя затекшую спину.
— Не привыкла так долго сидеть без движения. Пойдем, милая, поздороваемся, а потом пообедаем.
Доминика двинулась вслед за Эвелин. Та пересекла улицу и вошла в какой-то магазин.
— Это здание и парковка построены на месте древнего индейского захоронения. Оскорбленные души усопших все еще не нашли покоя.
Эвелин указала на расположенное здесь же надгробие Толомато — вождя семинолов. К надгробию был прислонен дубовый щит.
Доминика прочитала надпись:

«Возведено в память о Толомато, вожде семинолов, чей вигвам стоял на этом месте и кому принадлежала вся округа. Мы чтим его память. Он был добрым вождем. Без вашей просьбы или пла-
ты он не стал бы снимать с вас скальп. Толомато всегда поступал скорее как христианский джентльмен, чем как дикарь индеец. Пусть покоится с миром».


— Забавно. Эвелин остановилась у надгробия, закрыв глаза и шепча что-то неразборчивое. Через несколько секунд она открыла глаза и вышла, не сказав ни слова.
Доминика догнала ее на улице.
— Послушайте, может, это не…
— Мы должны соблюдать определенные правила этикета, милая. Давай пройдемся, мой дом совсем недалеко отсюда. Они дошли до угла и повернули направо, на Кордова-стрит, вдоль которой росли тенистые дубы. Через несколько минут Эвелин остановилась у металлических ворот древнего кладбища.
— Кладбище Толомато — одно из самых древних кладбищ Северной Америки, — пояснила она. — До 1763 года эта местность принадлежала обращенным в христианство индейцам Толомато. Первый священник Сент-Огюстина похоронен здесь же, в часовне на дальнем краю кладбища. Большинство индейцев предпочитало древние каменные кладбища, не считая святой землей новые места захоронений. Эвелин зашагала дальше. Доминика едва поспевала за ней. Мысль о том, что совсем рядом находится место, где собрано огромное количество мертвецов, вызывала у нее нервную дрожь.

Что я здесь делаю? Нужно садиться в машину и ехать обратно в Палм-Бич, где большинство людей живо и здорово.

Эвелин закрыла глаза и странно хохотнула, словно в ответ на свою непроизнесенную шутку.

Господи, да она же сумасшедшая. И я трачу целый вечер на то, чтобы сопровождать какую-то свихнувшуюся тетку в ее сумасшедший дом.

— Эвелин! Эй, погодите! Женщина остановилась и повернулась к ней, сияя голубыми
глазами.
— Уже поздно, а мне пора возвращаться… Может, встретимся в другой раз?
— Твоя бабушка говорит, что с удовольствием вспоминает прополку луковых грядок в горах Гватемалы. Ее колени и спина прекрасно чувствовали себя после вечернего купания в озере Атитлан.
Доминика почувствовала, как покрывается мурашками.
— Мне тогда было шесть лет… Как вы узнали?
— Вот мой дом. — Эвелин указала на двухэтажный домик из красного кирпича. По краям дорожки, ведущей к входной двери, цвели пурпурные и белые бальзамины. Дому явно не меньше двух сотен лет, отметила Доминика, но система безопасности — одна из новейших. Эвелин коснулась
мягкой подушечки сканера. Дверь отворилась с легким щелчком. Они прошли по арочному коридору в библиотеку с древними буковыми полами, но вполне современной мебелью. Датчик раз-
влекательного центра, занимавшего всю стену, отреагировал на их появление включением выпуска новостей Си-Эн-Эн: «…В Антарктике еще один ледник откололся от шельфового массива Росса. Площадь отколовшегося ледника примерно равна территории Ирландской республики. Экологи ООН утверж-
дают, что процесс глобального потепления значительно ускорился в результате многочисленных испытаний реактивности чистого синтеза в Австралии и Азии. Далее в новостях…»