Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Ліллі Марку — «Сталин. Личная жизнь»

Глава 1
Сосо

Городок Гори, окруженный горами, находящийся примерно в 70 километрах от Тифлиса и расположенный на лесистом, усыпанном цветами холме, имевший древнюю и трагическую историю, даже не подозревал, что он прославится в XX столетии благодаря одному выдающемуся кавказцу, который родится на белый свет 6 декабря 1878 года и которого окрестят 17 числа того же месяца. В начале своей деятельности в качестве профессионального революционера он изменит дату своего рождения, заявив полиции, что родился 21 декабря 1879 года 1. Позади Гори, раскинувшегося на одном из берегов Куры, на пересечении трех долин, богатых виноградниками и черноземом и освещенных жарким южным солнцем (хотя с неба на них частенько обрушиваются грозовые дожди), тянутся хребты Кавказских гор — некоторые их вершины покрыты вечными снегами.

Недалеко от этого городка высится старая византийская крепость. Именно в такой — одновременно захолустной и милой — обстановке провел первые шестнадцать лет своей жизни Иосиф Виссарионович Джугашвили, которого родители, другие близкие родственники и товарищи по школе называли с детства Сосо. Детство его было нелегким, хотя он и был окружен заботой и любовью своей набожной матери.

Маленький дом, в котором он родился и в котором обитали Виссарион Иванович Джугашвили (Бесо) и Екатерина Георгиевна Геладзе (Кеке), является наглядным свидетельством того, что семья эта жила в хронической бедности. Этот дом находился в центре городка, возле храма (который в 1921 году был разрушен в результате землетрясения), и представлял собой строение с плоской земляной крышей, состоящее всего лишь из двух комнат. Крыша была дырявой, и когда на город время от времени обрушивались проливные дожди, вода попадала внутрь. Весьма немногочисленные и простенькие предметы мебели придавали внутреннему убранству дома довольно суровый вид, хотя стены в нем были покрыты на кавказский манер коврами. Мебель включала в себя сундук, служивший шкафом, стол, на котором стоял самовар и лежали школьные учебники Сосо, и деревянную кровать.

Крутая лестница вела в подвал, в котором мать Сосо готовила еду. Пол везде был покрыт кирпичами. Кеке, напряженно работавшая с утра до вечера, чтобы прокормить своего сына, которого растила одна, спала по ночам в маленьком дворике на деревянной скамье. Этот дом существует и до сих пор: его защитили от непогоды мраморным саркофагом и превратили в музей.

Род Джугашвили — осетинского происхождения. Предки Сталина были крепостными крестьянами. Один из его прадедов по отцу — Заза Джугашвили — на некоторое время приобрел известность среди своих земляков. Заза в самом начале XIX века участвовал в крестьянском восстании против русских и был вынужден скрываться сначала в горах, а затем в селе Диди-Лило неподалеку от Тифлиса, где он прожил до самой своей смерти. Его сын Вано стал виноградарем. Именно в этом селе и родился Виссарион. После смерти своего отца Бесо переехал в Тифлис и устроился на фабрику Адельханова, где освоил профессию сапожника. Затем он обосновался в Гори и работал там в мастерской по ремонту обуви, после чего открыл свою собственную мастерскую. В Гори он познакомился с красавицей Екатериной, родившейся в семье крепостных крестьян в селе Гамбареули, которая в 1864 году, после отмены крепостного права в Грузии, переехала в Гори. Когда Екатерина познакомилась с Бесо, ей было восемнадцать лет, а ему — двадцать четыре. Вскоре они поженились (это произошло в 1874 году).

Их брак оказался неудачным, поскольку характер у Бесо был тяжелым, что усугублялось его склонностью к алкоголизму. Будучи весьма вспыльчивым, Бесо частенько без зазрения совести, из-за какого-нибудь пустяка избивал свою жену и своего единственного малолетнего сына. В 1883 году супруги в конце концов расстались — отчасти из-за этих бесконечных вспышек насилия, а отчасти из-за того, что мастерская Бесо обанкротилась. Бесо возвратился в Тифлис, где устроился на работу. Сосо в этот момент не исполнилось и пяти лет. Бесо время от времени приезжал к сыну в Гори, однако каждый его приезд не приносил сыну ничего, кроме слез. Виссарион Джугашвили погиб в 1909 году в Тифлисе во время драки в одной из харчевен. У Сосо не осталось никаких хороших воспоминаний об этом отце-пьянице, желавшем, чтобы сын пошел по его стопам, и пытавшемся препятствовать его матери, предпринимавшей сверхчеловеческие усилия для того, чтобы Сосо мог учиться в школе.

Был ли Виссарион настоящим отцом Сталина? На сей счет имеется несколько версий. В различные периоды времени различные авторы приписывали данное отцовство то священнику, у которого время от времени работала мать Сосо, то грузинскому аристократу, которому она стирала белье, то знаменитому русскому путешественнику Пржевальскому, однажды побывавшему в Гори: некоторые наблюдательные люди заметили в нем удивительное внешнее сходство со Сталиным.

На Пржевальском этот список отнюдь не заканчивается. Внучка Сталина Надежда наиболее вероятным настоящим отцом своего дедушки считает князя Якова Эгнаташвили. Кеке занималась уборкой в доме у князя и кормила грудью его сына Александра, поскольку у болезненной матери последнего не было молока. Кеке могла вступить в интимную связь с князем в тот период, когда его жена болела. Как бы там ни было, Сосо впоследствии частенько наведывался в дом князя, где его радушно принимали и кормили, а одна из родственниц князя — некая Софико — ухаживала за Сосо в Рустави (городе, расположенном неподалеку от Тифлиса), когда он серьезно заболел. У потомков князя нет никаких сомнений: Сталин — отпрыск их рода, и именно благодаря князю он смог поступить сначала в Горийское духовное училище, а затем — в Тифлисскую духовную семинарию. Подтверждением этого, по их мнению, служит тот факт, что, достигнув вершин власти, Сталин вызвал в Кремль своего молочного брата Александра Яковлевича. Как заявила автору данной книги Надежда Сталина, Иосиф знал, кто его настоящий отец, но «узаконил» версию о том, что его отцом был Виссарион, чтобы спасти честь своей матери. Что является очевидным — так это то, что единственная имеющаяся фотография предполагаемого законного отца Сталина является не более чем подделкой: Виссарион за всю свою жизнь ни разу не сфотографировался. Чтобы сделать этот снимок, взяли фотографическое изображение Сталина и «приделали» к нему бороду. Сходство между отцом и сыном благодаря этому получилось идеальным. Следует отметить, что Кеке, с ее рыжеватыми волосами и веснушчатым гладким лицом с характерным выражением уверенности в себе, была довольно привлекательной особой, и у нее вполне могли случиться романы с различными мужчинами. Сталин унаследовал прежде всего ее упорство, ее волюнтаризм и умение напряженно работать. А еще — ее грубость. С годами она станет одеваться в стиле набожных грузинских женщин, то есть начнет носить национальный головной убор и черные монашеские одежды. Она пользовалась большим уважением и имела репутацию женщины, посвятившей себя Богу и своему сыну.

После того как Бесо уехал в Тифлис, мать и сын поселились в двух примыкающих друг к другу комнатах в доме священника, в котором Кеке занималась уборкой.

У четы Джугашвили до появления на свет Иосифа родились еще два сына — Михаил и Георгий, — но они оба умерли еще на первом году жизни. Поэтому неудивительно, что своего третьего сына Кеке окружила огромной заботой. В возрасте восьми лет Сосо поступил в Горийское духовное училище, где ему, поскольку он учился хорошо, выплачивали стипендию. Он проявил себя как активный и энергичный мальчик, любящий общаться со сверстниками. Будучи по характеру веселым, он часто шутил, любил побалагурить и нередко обращал на себя внимание окружающих. Ему нравилось рисовать географические карты. Он легко усвоил арифметику и затем быстро добился блестящих успехов в математике. Сосо удивлял учителей прежде всего своей изумительной памятью. Хотя его мать была верующей, а учился он в духовном училище, он абсолютно не проникся религиозной верой. Более того, необходимость молиться и совершать другие действия, связанные с религиозными обрядами, вызывала у него раздражение. Поэтому он очень рано научился скрывать свои мысли и чувства. Его истинная сущность толкала его ко всему настоящему, ко всему реально существующему, к прагматизму. В очень юном возрасте — в тринадцать лет — он прочел знаменитое произведение Дарвина (наверняка в упрощенном варианте), и это окончательно развеяло его сомнения относительно того, есть ли Бог или его нет.

«Я это уже знал! Бога нет!» — воскликнул он, говоря о произведении Дарвина.

Сосо регулярно ставил себе цели, которых затем непременно достигал. По воспоминаниям его друга детства Петра Капанадзе, если Сосо был очень доволен собой, он выражал свою радость тем, что крутился вокруг своей оси на одной ноге. Вел себя Сосо очень активно. Он стал заправилой на внутреннем дворике духовного училища во время перерывов между занятиями, а также первым тенором в хоре училища и в церковном хоре.

Этому блестящему ученику жилось, однако, не очень легко, потому что его мать была бедной. Чтобы заработать на жизнь, она занималась уборкой в домах преподавателей духовного училища, стирала белье и шила одежду городским богатеям. Отец Сосо был против того, чтобы его сын учился в духовном училище. Когда Сосо исполнилось десять лет, Бесо силой увез сына из Гори в Тифлис и устроил его там рабочим на фабрику Адельханова. Непоколебимой Кеке удалось, однако, — хотя и не без трудностей (после недели скандалов и потасовок), — вернуть сына в Гори и снова устроить его в духовное училище.

В конце XX столетия грузинское общество волновали две серьезные проблемы: русско-грузинские отношения и последствия отмены крепостного права на Кавказе. Именно в эту эпоху юный Сосо осознал, какое социальное и национальное неравенство существует в обществе: у него вызывала раздражение надменность богатеньких сынков торговцев вином и зерном и отпрысков древних аристократических родов. Его стремление любой ценой добиться уважения сверстников при помощи смелых выходок в училище и активности на игровой площадке, чтобы тем самым приобрести статус лидера, было, возможно, первой попыткой сына сапожника подняться над своим скромным социальным происхождением.

Несмотря на достижения Сосо в учебе и спорте, здоровье его было достаточно слабым. В шесть лет он заболел оспой, которая оставила след на его лице на всю жизнь. В возрасте десяти лет на него во время народных гуляний наехала повозка. Его отнесли домой почти без сознания, что привело в крайнее отчаяние его мать. Он нашел в себе силы сказать ей: «Не переживай. Все в порядке!» После нескольких недель мучений он поправился, однако и на этот раз последствия сказывались всю оставшуюся жизнь: его левая рука стала плохо сгибаться и разгибаться в локтевом суставе. Впоследствии из-за этого физического недостатка его признали негодным к военной службе. Сосо мужественно переносил физические страдания: его друзья того периода заявляли, что никогда не видели, чтобы он плакал.

Удары судьбы он принимал со стоицизмом и — по крайней мере внешне — с определенным равнодушием. Его повседневная жизнь отнюдь не была радужной: обстановка в доме его родителей не отличалась уютом и душевным теплом. Ему приходилось уворачиваться от ударов пьяного отца и — в силу своего юного возраста — быть беспомощным свидетелем насилия, которое отец чинил над матерью, работавшей в поте лица ради того, чтобы вырастить сына в соответствии со своими представлениями о хорошем воспитании...