Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Кеті Келлі - «Прощай-прости»

Глава 4

…— Скажи мне только одно, Майкл. Почему? Почему ты это сделал? Ты разлюбил меня? Тебе наплевать на наш брак и наших детей?
Его взгляд не потеплел.
— Я любил тебя тринадцать лет, Эшлин, — сказал он. — Но больше не люблю.
Акцентированное «не» поразило ее, как пуля. Неужели он произнес то, что произнес?!
Майкл развел руками, как бы извиняясь жестом.
— Прости, но что-то не похоже, чтобы ты стремилась сохранить брак. Ты ведь хотела просто уползти в свою раковину и скрыться там от всего мира.
Она уставилась на него, не веря ушам.
— Ты, твои мальчики, твой чертов дом — вот что имело для тебя значение. Не я. Ты никогда не хотела быть частью моей жизни, никогда не спрашивала, как прошел мой день, чем я занимался. Тебя волновали только мальчики. Ты вообще помнишь, что женаты мы с тобой — не ты, я и два пацана, а ты и я? — Очевидно, это была больная тема, он разгорячился, и его голос зазвучал резче, чем когда-либо. — Разумеется, не помнишь, — ворчал он. — Ты вычеркнула меня из своей маленькой уютной жизни, и я ничего не мог с этим поделать.

Он остановился. Слова повисли в воздухе, как сосульки. Холодные и мертвые. Они ранили ее, но не так сильно, как выражение его лица.
Она не хотела сохранить брак?! Боже милостивый! Да она изо всех сил хотела этого, но он не оставил ей выбора. Он увлекся другой женщиной, а теперь собирался выставить это ее ошибкой!

— Ты ясно дала понять, что не хочешь быть частью моей жизни, — продолжал он, — поэтому я нашел человека, который действительно хочет быть со мной.

Его голос был спокоен. Невыносимо спокоен. Она поставила его перед лицом самой большой проблемы, какая только могла случиться с их браком, а он смотрел на нее со спокойным безразличием и говорил об их союзе так, словно тот был не живее птицы Додо.

— Не корми меня этой чушью! — крикнула она. — «Парижское белье» и ночь в «Джурис» — это не наш брак, который я не хочу сохранить, это секс, который был у тебя с другой женщиной. Ты просто не смог остановиться! Всего, что было у нас, оказалось для тебя мало. Так что не пытайся обвинить меня. Не смей говорить, будто это моя вина!

Она осеклась, заметив, что разговоры вокруг смолкли. В иных обстоятельствах она бы смутилась. Но сегодня ей было наплевать, что их слышали.

— Да как ты можешь…
— Я не пытаюсь обвинять тебя, — перебил Майкл. — Я просто… — Он тяжело вздохнул. — Слушай, давай не будем при всех выяснять отношения. Поговорим дома, хорошо?
— Поговорим дома?! — резко повторила она. — Ты с такой легкостью забыл о доме, когда трахался со своей сучкой в дублинском отеле и врал мне, что ты в Лондоне! Так что забудь и о том, чтобы возвращаться домой. Твой дом — у твоей чертовой подружки. И я не желаю тебя видеть, пока ты не порвешь с ней!

— Эшлин! — Он попытался схватить ее, но она стряхнула его руку. Дверь. Где дверь? Эшлин нашла ее наугад: из-за слез она ничего не видела. Он догнал ее уже снаружи.

— Стой! — приказал он, и она остановилась. Развернув ее за плечи, Майкл пристально взглянул ей в глаза. — Я правда не хотел делать тебе больно, Эшлин, поверь мне. Но ты изменилась. Я не знаю, что произошло, но ты стала другой. Как будто отключила меня. Я так не могу, прости. И ты права, мне не стоит возвращаться домой, — добавил он. — Так будет лучше. Я давно хотел тебе обо всем сказать, но не мог выбрать момент. Не хотел делать больно детям. Ведь не бывает подходящего момента, чтобы оставить детей на руинах брака их родителей.

Она чувствовала, как кровь пульсирует в венах, заставляя ее жить, хотя то, ради чего стоило жить, умерло. Она дала ему шанс сказать, что он любит ее, что произошла чудовищная ошибка, но он не воспользовался этим шансом, обратив ее слова против нее же самой. Боже, если бы она не запретила ему возвращаться, если бы держала рот на замке и позволила ему объясниться, попросить прощения — все обязательно вернулось бы на круги своя! А так она дала ему железный повод уйти…

***

… — Что ты предлагаешь? — спросила она, и в ее голосе прозвучала угроза.
— Ну… — Он осмотрелся вокруг, будто проверяя, не подслушивает ли их кто. — Ты знаешь, избавься от этого.

Она отбросила его руку, словно эти пальцы жгли огнем, и зло посмотрела на него.

— А если, как ты изволил выразиться, я не «избавлюсь от этого», что тогда?
— Джо, ты ведешь себя неразумно. Все, что я хочу сказать, — это то, что сейчас в моей жизни неподходящее время для ребенка. — Ричард уже не улыбался. — Я не готов к этому. Мы не готовы к этому.
— Нет, ты не готов. Ты — чертов эгоист, — прошипела она. — Ты просто не можешь смириться с тем, что придется думать еще о ком-то, кроме себя. Мы же не можем допустить, чтобы беззащитный ребенок испортил твои планы, мешая тебе жить, не так ли?
— Вот оскорблять меня не надо. — Ричард окинул ее одним из своих уничижительных взглядов и попробовал применить другую тактику. — Будет лучше, если мы отложим разговор на завтра и сможем спокойно, без истерик, все обсудить.
— Без истерик! — Джо, как никогда за долгие годы, сейчас была близка к тому, чтобы ударить человека. — Как забавно! Только потому, что беременна, я внезапно превратилась в нервную, капризную кобылу без мозгов! — Джо была в ярости.
— Тише, кто-то может услышать, — зашипел Ричард.
— О, мы же не должны допустить этого, не так ли? — огрызнулась она. — Понимаешь, мне наплевать, услышит ли кто-нибудь меня. А вообще-то, я хочу, чтобы все услышали меня, поскольку так я смогу узнать, что они думают о замечательном, всеми обожаемом фотографе, который заставляет свою девушку сделать аборт, потому что … «сейчас в моей жизни неподходящее время». А когда будет подходящее, Ричард? Время не стоит на месте, тебе скоро будет сорок, не забывай об этом. Мы не перепуганные подростки, у нас достаточно денег. — Она пристально посмотрела на него. — Мы без проблем сможем обеспечить ребенка всем необходимым и, Ричард, давай будем откровенны, сейчас едва ли кто-то будет устраивать скандал только из-за того, что мы не женаты. Так в чем проблема? Почему мы не можем оставить нашего ребенка?...