Закрити
Відновіть членство в Клубі!
Ми дуже раді, що Ви вирішили повернутися до нашої клубної сім'ї!
Щоб відновити своє членство в Клубі — скористайтеся формою авторизації: введіть номер своєї клубної картки та прізвище.
Важливо! З відновленням членства у Клубі Ви відновлюєте і всі свої клубні привілеї.
Авторизація для членів Клубу:
№ карти:
Прізвище:
Дізнатися номер своєї клубної картки Ви
можете, зателефонувавши в інформаційну службу
Клубу або отримавши допомогу он-лайн..
Інформаційна служба :
(067) 332-93-93
(050) 113-93-93
(093) 170-03-93
(057) 783-88-88
Якщо Ви ще не були зареєстровані в Книжковому Клубі, але хочете приєднатися до клубної родини — перейдіть за
цим посиланням!
Вступай до Клубу! Купуй книжки вигідно. Використовуй БОНУСИ »
УКР | РУС

Марджері Еллінгем — «Спрячь меня»

«Мода в саване»
Глава 1

… Поднявшись, чтобы поприветствовать его, Кэмпион ощутил легкий укол разочарования. Как и многие, он втайне считал, что знаменитости непременно должны отличаться от окружающих, и до этого момента был рад убедиться, что так оно часто и бывает.

Делл, однако, оказался исключением. Это был костлявый седеющий мужчина лет тридцати пяти, словно выскобленный дочиста, — видимо, сказывалось его постоянное общение с различными механизмами. Только когда он заговорил, его личность стала вырисовываться более отчетливо — голос звучал неожиданно уверенно, а речь выдавала в нем образованного человека. Он в смущении подошел к ним, и Кэмпион понял, что Делл явно не ожидал встретить тут кого-то еще.
— Это ваш брат? — переспросил он. — Я не знал, что Альберт Кэмпион — ваш брат.
— У нас в высшей степени выдающаяся семья, — весело ответила Вэл, но легкая неуверенность, вдруг зазвучавшая в ее голосе, заставила Кэмпиона внимательно взглянуть на нее. Его поразила внезапная перемена в сестре — она выглядела моложе, ранимее, не такой элегантной и куда более прелестной. Он посмотрел на Делла и с облегчением понял, что тот явно к ней неравнодушен.
— Вы как будто скрываете свое родство, — сказал Делл. — Почему так?
Вэл отвлеклась на двух официантов, как раз явившихся с закусками из соседнего отеля, и ответила через плечо:
— Ничего подобного, просто наши профессии не пересекаются. Мы здороваемся при встрече и шлем друг другу открытки к дню рождения. Между прочим, мы — та половина семьи, которая еще разговаривает друг с другом.
— Мы колонны, поддерживающие семейную лестницу, — вставил Кэмпион.

Он пустился в объяснения только потому, что от него этого ждали. В другом случае этого было бы недостаточно, но что-то в Алане Делле и его необычайно ярких синих глазах и неожиданно вспыхивавшей улыбке заставляло окружающих относиться к нему с особенным вниманием, словно к избалованному ребенку, как будто он был исключительно важной персоной и ради всеобщего блага следовало предоставлять ему любую требуемую информацию.

— Меня выгнали первым — исключительно любезно, разумеется. Мы все отлично воспитаны. Через несколько лет пришла очередь Вэл, и теперь, когда наши имена всплывают в разговоре, кто-нибудь идет в библиотеку и пишет семейному поверенному очередную записку с просьбой вычеркнуть нас из завещания. Учитывая, как они носятся со своим самовыражением, мне всегда казалось, что к нашему они отнеслись без должного уважения.

— Со мной все было не совсем так. — Вэл наклонилась над столом и заговорила с обескураживающей откровенностью:
— Я ушла из дому, чтобы выйти замуж за мужчину, который не нравился никому из родственников, а после того, как мы поженились, он и мне перестал нравиться. Леди Папендейк, которая шила одежду моей матери, увидела мои эскизы и дала мне работу… — …и с тех пор ты совершила революцию в своей области, — торопливо закончил Кэмпион, смутно осознавая, что надо спасать положение. Он был шокирован.

С тех пор как Сидни Феррис принял совершенно заслуженную кончину в горящем автомобиле, с помощью которого он, находясь под воздействием алкогольных паров, ранее пытался сбить дерево, молодая вдова никогда не упоминала его имени. Вэл, казалось, совершенно не осознавала необычности своих слов или поведения. Она тревожно смотрела прямо на Делла…

«Спрячь меня»
Глава 7
Вечер с музыкой
… — Торренден очень зол на тебя, — торопливо произнесла она. — Он расспрашивал наших посетителей и распространял некоторые сведения, которые ты сообщил ему. Например, что ты живешь в Ридинге и что твой бизнес связан с машинами. Я не знаю, что ты натворил — он не говорил об этом, — но парень вознамерился найти тебя. Я не связывалась бы с таким человеком, Джерри.

Он пытался выяснить твой адрес. Я не сказала ему. Мужчина, сидевший за фортепьяно, нисколько не расстроился, услышав ее информацию. И он не рассердился на Эдну за недоверие к его словам. Он просто кивнул, как будто не нашел в данной теме ничего серьезного. Его пальцы продолжали перемещаться по клавишам.

— А разве ты знаешь? — внезапно спросил он.
— Твой адрес? Ты хочешь сказать, что переехал из отеля «Лидав-Корт»?
— Боже мой! Я покинул эту чертову дыру четыре месяца назад.
— Но мы не так давно встречались в клубе. Ты не говорил мне о своем переезде. Я ведь и писала, и звонила туда. Вот, значит, почему я не получила ни одного ответа.
— Мы можем назвать твою оплошность вторичной причиной, — со смехом отозвался Джерри. — Представляю твои письма. С каждым разом они становятся все болем сердитыми и злыми. Конверты начинают вываливаться из моей почтовой ячейки. Постояльцы подбирают их с пола. У старушек появляется повод для болтовни. Скорее всего, они открывали их паром.
— Если они прочитали мои письма, то узнали все, что я о тебе думаю, — дрожа от обиды, сказала Эдна. — Где ты теперь живешь? Снял ту квартиру, о которой говорил? И кто теперь живет с тобой?
Она повернулась к Ричарду:
— Он снял квартиру?
— Извините, я не знаю, — отстраняясь от нее, ответил Ричард. — Мы познакомились только сегодня. И мне уже пора уходить.
— Не прерывайте вечеринку! — Протест Джерри походил на окрик. — Давайте подождем немного и встретим этого Торрендена. Он делает из себя осла, но слухи следует пресечь. К тому же у него имеется какой-то повод разыскивать меня.

Он снова начал наигрывать румбу — очень тихо, чтобы не мешать разговору.
— Мне не нравятся такие глупые сплетни. В этом сезоне я ни разу не был в Сильверстоуне, — сказал он и, чтобы не спорить с Эдной, тут же перевел беседу в другую плоскость. — На прошлой неделе у меня достоялась необычная встреча в Лихтенштейне. В местах моей молодости. Невероятная и драматическая история. Одного парня случайно забаррикадировали за высокой стеной из пустых металлических бочек. Но он как-то выехал оттуда на таинственном желтом фургоне. Никто не мог понять, как ему это удалось. Самое нелепое и загадочное происшествие в моей жизни.

По лицу Эдны медленно разливался алый румянец. Ее глаза потемнели на несколько оттенков.
— Ты не меняешься, Джерри, — со злостью сказала она. — Без всякой причины ты вдруг придумываешь историю, которой не поверит даже маленький ребенок. Ты не уезжал в Лихтенштейн, и там не было стены из бочек и чудесной машины. Кого ты пытаешься обмануть? Меня? Но я знаю тебя как облупленного. Слишком хорошо и слишком долго. Или ты хочешь впечатлить этого парня, с которым познакомился только сегодня? Эта свирепая вспышка ярости лишь усилила язвительность Джерри. Она попыталась урезонить его, однако визвала только злость…